Тулка 20-го калибра

Несмотря на то, что стать охотником мне было предопределено (все мужчины в нашем семействе были охотниками), мой путь не был быстрым и легким. Ружье мне доверили лет эдак в 18. Предшествовало этому запойное чтение всего, что содержало хоть малейшее упоминание о добывании дичи, начиная с Майн-Рида и заканчивая Аксаковым.

фото автора

фото автора

Еще двухлетняя практика стендовой стрельбы в тогда еще существовавшем Дворце пионеров, куда меня пацаном отвел старший брат, и, главное, общение с ним, уже взрослым охотником, часто бывающими в доме его друзьями, обсуждающими планы предстоящих охот, а также обмывающими их успешное (или не очень) завершение.

Потом была радостно-мучительная процедура вступления в общество охотников, аналогичная вступлению в партию, когда мне, единственному не комсомольцу на факультете, удалось получить характеристику с формулировкой: “Политику партии и правительства понимает правильно”.

 

фото автора

И вот, наконец, я становлюсь обладателем собственного охотничьего ружья, которое на меня переписывает старший брат. Для меня, тогдашнего, - ружье как ружье, ничего особенного. Тульское двуствольное, курковое, 20-й калибр, ложа прямая, английская, ореховая, в хорошем, правда, состоянии. Стволы изрядно потертые, внутри обильные раковины, на планке гравировка: “Тульский Императора Петра Великого Оружейный завод”.

 

фото автора

На подствольных крюках 1913 год. В общем, старье, рухлядь, но зато мое! Когда-то, очень давно, это ружье принадлежало моему деду, он купил его еще до революции, оно фигурировало на выставке тульского оружия в качестве образца, и дед довольно успешно с ним охотился. Большой был любитель болотной дичи и легавых собак, благодаря которым в голодные 30-е кормил семью: на породистых собак выдавали паек - конину, ее и ели.

Это зимой, а в сезон, сказывала матушка, уезжал он с этим ружьем на охоту и без большого чемодана копченой дичи на возвращался. Относился он при этом к кормильцу весьма странно, лет 30, говорят, не чистил вовсе, считая, что от этого оно лучше стреляет. Оправданием может служить, видимо, то, что, имея в своем арсенале “Голанд-Голанд”, он считал это ружье “рабочей лошадкой”.

 

фото автора

И вот, пройдя руки отца и старшего брата, оно стало моим. Впрочем, первый выстрел по сидячей, кстати, утке оказался неудачным - она улетела, злобно “окрякав” меня и обдав брызгами, поскольку находилась метрах в пяти. Дело в том, что я, привыкший к стендовым ружьям, целился прямо в нее и совсем забыл - что-то мне говорили про видимую планку? А ружьишко мое сделано для охоты с подружейной собакой и для стрельбы по поднимающейся угонной птице, поэтому довольно сильно низит, а для прямого выстрела необходимо видеть примерно 1,5 см планки.

Понял я это довольно быстро, но вот освоить такую стрельбу было ох как трудно! Ведь легавой у меня не было, и использовал я свое ружье совсем на других охотах. Но ружье оказалось довольно прикладисто, и я к нему скоро привык и полюбил. А оно не замедлило ответить взаимностью. Не зря говорит мой друг Посудин, что ружье надо любить! И были замечательные охотничьи экспедиции и прекрасные трофеи.

 

фото автора

Впервые оценить универсальность моего ружья я сумел в охоте на боровую дичь в тайге. Весом 2,7 кг, оно совершенно необременительно в дальних переходах по труднопроходимой местности. Правый ствол, имеющий сверловку в виде усеченного конуса (цилиндр с напором), дающий широкую и весьма равномерную осыпь, позволяет успешно стрелять накоротке по рябчикам и взлетающим тетеревам. Так же на токах мне удавалось одним выстрелом добывать сразу двух тетеревов. Левый ствол имеет сверловку сильный чок - сужение более 1 мм.

Осыпь очень кучная, с сильным сгущением к центру. Из этого ствола мне доводилось бить намертво глухаря, сидящего на вершине ели, пробивая снизу несколько ярусов разлапистых еловых ветвей. Стреляя из этого ружья, также нельзя не обратить внимание на исключительную резкость - я не помню случая обнаружения дроби при употреблении добытой из него дичи. Помню, стрелял уток на дистанции 60-70 м, так вот, при хорошем попадании они оказывались просто изрешеченными — и ни одной дробины в мясе!

 

фото автора

Пробовал я использовать свое ружье и по прямому назначению - болотной дичи. Без собаки, правда, самотопом, поднимал дупелей, бекасов. Это вообще фантастика - не помню, чтобы мне понадобился второй выстрел - цилиндр с напором не оставляет мелкой дичи никаких шансов. Всякую дичь добывал я с этим ружьем, все, что водится и разрешено к отстрелу в нашей средней полосе.

Не могу не отметить такое качество этого ружья, как надежность. Я охотился с ним 10 лет, и ни разу оно не дало осечки. А оценил это позже, когда под влиянием моды, времени, обстоятельств перешел на другое оружие. Были, конечно, веские причины - ушли в прошлое романтические далекие поездки, на место настоящей охоты пришла стрельба по летящим на “кислороде” гусям и уткам.

 

фото автора

 Моя “двадцатка” явно проигрывала более крупнокалиберным стволам, но не в добрый час остановил я свой выбор на ИЖ-27. Причем, пользуясь этим изделием как в гладкоствольном, так и в нарезном варианте, смею утверждать, что оно куда уместнее смотрелось бы в руках красноармейца Петрухи из известного фильма, нежели славная мосинская винтовка.

Однажды ранней весной я обследовал довольно закоряженный и извилистый участок лесной реки. Стрельба с движущейся байдарки была привычным делом, поэтому моя “тулка” со взведенными курками лежала передо мной вперед стволами. В руках весло, река, наполненная вешними водами, несет байдарку меж еще заснеженных берегов.

Я, уже довольно опытный байдарочник, легко управляю лодкой, лавируя среди затопленных деревьев, нависших кустов и не глядя на весла. Увлекшись окружающим меня великолепием, оглушенный шумом проснувшейся реки, на мгновение расслабившись, я налетел на нависшие над водой ветви в месте, где река делала крутой поворот. Ветки крепко схватили меня за одежду, а байдарка, увлекаемая течением, рванула вперед.

 

фото автора

И мы с ней поменялись местами: она была над водой, а я под ней. Что было дальше, помню смутно, сознание прояснилось, когда, уже стоя на берегу и рассматривая вытащенные байдарку, рюкзак, сброшенные куртку и патронташ, я вдруг - о ужас! - обнаружил, что нет самого главного. - Да! Да! Его, моего единственного и неповторимого! Не успев опомниться, я бросился в воду. Глубина по шею, нагнувшись не достать, пришлось нырять. На дне трава, коряги какие-то, ветки, хватался за них поочередно, вытаскивал на свет божий, бросал на берег и опять нырял, нырял, нырял. Холода не чувствовал, но все чаще приходило в голову: “А не плавают ли ружья?”.

Поддавшись этому бреду, проплыл, ныряя, вниз по течению, но ничего не найдя, вернулся к месту “оверкиля”. Прошло около получаса, я весь окоченел, но продолжал поиски, и, нырнув очередной раз, нащупал что-то похожее на ружье и потащил на себя, продираясь сквозь траву и затопленные ветки. У берега обнаружил, что держу рукой стволы, направленные в меня. Пугаться не было сил, хотя знал, что курки взведены и ружье заряжено. Вылил из стволов воду и два раза выстрелил. Потом быстро спустил байдарку на воду, закинул в нее вещи и поплыл. Так быстро я не плавал никогда. Даже чемпионы мира так быстро не плавают.

 

фото автора

В лагере брат Алеша встретил меня недоуменным взглядом. Он давно ждал у костра. Оценив мое состояние, он быстро налил кружку горячего чая с лимоном, разбавив наполовину спиртом. И только отогревшись и успокоившись, я почему-то представил себя плывущего по реке с простреленным животом. Как только оно не выстрелило, оно, всегда чутко отзывавшееся на малейшие прикосновения, не дававшее осечек и бьющее без промаха?

Может быть, оно действительно самое лучшее, единственное, способно отвечать взаимностью? Оно, незаслуженно пылящееся уже много лет за шкафом. Может быть, прав брат Алеша когда говорит, глядя на мое нынешнее ружье: “Брось ты это и достань своего старого друга!”.

Александр Стефанович 1 ноября 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Aleks Jarkovoj офлайн
    #1  1 ноября 2013 в 17:48

    Господи! Да кончатся ли когда-нибудь ружья превращающие дичь в решето и пробивающие при этом тушку насквозь на 60-70 метров?

    Ответить
  • -1
    Николай Григорьев офлайн
    #2  1 ноября 2013 в 18:31

    Не, это песня вечная...
    Милый я достала мыло и мачало, ни кто не поверить, как же я устала. Вот потрешь мне спинку, и начнем сначала...

    Ответить
  • -1
    офлайн
    #3  1 ноября 2013 в 20:03
    Николай Григорьев
    Не, это песня вечная...
    Милый я достала мыло и мачало, ни кто не поверить, как же я устала. Вот потрешь мне спинку, и начнем сначала...

    :))))))))))))))))))))))

    Ответить
  • -1
    Александр Кузнецов офлайн
    #4  1 ноября 2013 в 22:10

    Да-сс... Ружьишко мне понравилось, именно такое или очень похожее буду искать в конце зимы. Но вот, насчёт шестидесяти метров и мелкая дичь, как решето- это шибко фантазийно, хе-хе. Солидарен с вами, сограждане!

    Ответить
  • -2
    Анатолий Бонч-Бруевич офлайн
    #5  2 ноября 2013 в 01:14
    Николай Григорьев
    Не, это песня вечная...
    Милый я достала мыло и мачало, ни кто не поверить, как же я устала. Вот потрешь мне спинку, и начнем сначала...

    Старый друг лучше новых двух... Насчет 70 метров тут видимо как у рыбаков с размером рыбы... Но ружья такие мне встречались. У самого, перешедшая от деда Императорская тулка 20-ка. Бой у них исключительно резкий и точный, особенно это видно по стрельбе пулей. Но сказать по правде, не имея подружейной собаки, лично я ее на горизонталку 12-го почти никогда не меняю. Из двадцатки бывает стреляют мои охотничьи компаньоны.

    Ответить
  • -2
    Aleks Jarkovoj офлайн
    #6  2 ноября 2013 в 09:36
    Анатолий Бонч-Бруевич
    Старый друг лучше новых двух... Насчет 70 метров тут видимо как у рыбаков с размером рыбы... Но ружья такие мне встречались. У самого, перешедшая от деда Императорская тулка 20-ка. Бой у них исключительно резкий и точный, особенно это видно по стрельбе пулей. Но сказать по правде, не имея подружейной собаки, лично я ее на горизонталку 12-го почти никогда не меняю. Из двадцатки бывает стреляют мои охотничьи компаньоны.

    А, я если бы такую вещь имел, держал бы ее основным ружьем.
    Всю жизнь пытался обзавестись резкой, точной и длинноствольной двадцаткой, но увы. Предоставился было случай в 90х, но в ту пору вынужден был свои ружья продавать, а было их у меня штук семь.

    Ответить
  • -2
    Александр Стефанович офлайн
    #7  2 ноября 2013 в 17:25

    Очень давно это было написано,точно не помню зачем,но на счет 60-70 метров видимо приврал для красного словца.20 метров готов уступить.Всё остальное чистая правда.

    Ответить
  • -2
    Николай Григорьев офлайн
    #8  2 ноября 2013 в 18:58

    И это правильно!
    Вот сегодня, не поверете, но на открытии на зайца, зверек (не зверь!) был взят с 120 метров! из МР-155.
    При разделке в нем оказался нераскрытый пыж-контейнер с дробью "дальняя дистанция". 4 выстрелом. И ни одной дробины после трех ранее пущеных! До этого я им (молодым стрелкам) доказывал, что это коммерческая замануза, сегодня они убедились, согласились. Случайность! Хотя должен был открыться по заверениям изготовителей на дистанции 80 метров.

    Ответить
  • -2
    Алексей Стефанович офлайн
    #9  15 января 2014 в 00:38

    Судьба у этого ружья просто удивительна. Впервые это ружье было представлено на выставке Тульского императора Петра Великого оружейного завода в 1913 году посвященной 300- летию Дома Романовых. Оно было изготовлено лучшими оружейными мастерами завода и представляет собой русский аналог ружей фирмы "Джеймс Перде и сыновья". На выставке это ружье было отмечено специальным призом как одно из лучших ружей для охоты с подружейной собакой. После выставки его купил один очень богатый князь но ружье оказалось ему не прикладистым и он продал его моему прадеду которого хорошо знал, поскольку вместе с ним состоял в Московском обществе охоты имени Императора Александра II. Мой прадед передал его нашему деду, который также вступил в Московское общество охоты. С этим ружьем дед свыше 30 лет охотился на необъятных просторах нашей страны. Он прошел с ним горный Алтай, затем в 20-е и 30-е годы участвовал в многочисленных изыскательских экспедициях в Сибири и на Дальнем востоке, в том числе и в экспедиции по проведению рекогносцировки для последующего строительства байкало-амурской магистрали. Из него было добыто бесчисленное число различной дичи и все это время дед его не чистил! И что самое удивительное бой ружья ничуть не ухудшился, несмотря на то что стволы покрылись глубокими раковинами. В конце 40-х годов дед подарил это ружье моему отцу с которым отец охотился до начала 60-х годов, пока не купил себе "Меркель-200". Именно тогда он и передал мнре это ружье из которого я добыл в 1961 году свои первые трофеи в возрасти 10 лет. В отличие от деда мой отец и я ружье исправно чистили после каждого выхода на охоту. Ни меня ни моего отца ружье н и разу не подводило, механизм его работал как часы. С этим ружьем в 1970 году я штурмовал Борус - самую высокую вершину западного Саяна, расположенную в районе Саяно-Шушенской ГЭС. Случилось это в один из редких выходных дней во время работы в студенческом строительном отряде. Мы с товарищем поднялись на вершину часа в три после полудня,попутно настреляв рябчиков, отсалютовали и затем начали спуск, поскольку нам нужно было засветло спуститься к подножию, чтобы к утру поспеть на работу. На вершине местами лежал снег, на камнях попадались лепешки льда и и в одном месте я поскользнулся и упал лицом вперед. Ружье висело у меня за плечами и по инерции ударилось стволами о камень торчащий из подо льда. Я пытался ружье спасти подставив под стволы кисть левой руки, разбил в кровь пальцы, правый ствол спас а вот на левом стволе осталась заметная вмятина, оставившая выпуклость внутри канала ствола, которая проявилась в виде заметной тени.И несмотря на это бой ружья из левого ствола совершенно не ухудшился! В 1981 году я подарил наше фамильное ружье брату в день когда ему исполнилось 18 лет. А весной того же года он из этого ружья взял своего первого глухаря, стреляя из левого ствола. И после из левого ствола было бито немало глухарей, а в 1990 году Саша стоя на тяге из левого ствола сбил крупного белолобого гуся, выбив его из налетевшей стаи, успев вовремя перезарядить левый ствол, заменив патрон с семеркой на патрон снаряженный четырьмя нулями, причем в птицу попало 6 дробин из 34! До сих пор ружье остается с абсолютно рабочем состоянии, несмотря на то, что в 2013 году ему исполнилось 100 лет! И можно смело говорить о том, что это ружье является одним из лучших произведений русского оружейного искусства.

    Ответить
  • -2
    yury konstantinov офлайн
    #10  15 января 2014 в 07:48

    Александр, как статья, так и Ваш комментарий к ней, определяют Вас как истинного охотника. Рассказать "по-охотничьи" это святое, и это Вам вполне удалось. Конечно, если взглянуть, особенно на фото, приземленно, то замечу: рядовое исполнение простенького ружья, да и князь похоже был скряга, на что-то более престижное не раскошелился. Думаю по "Биткову", цена данной модели, вряд ли была более 50 руб.

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑