Загадка Мефферта

Держа в руках это ружье, на уровне подсознания чувствуешь, что в нем чего-то не хватает. Чего именно, понять удается не сразу...

Каморы-цилиндры, на которые надеваются стволы. По центру их «дна» расположено отверстие, сквозь которое проходит игла, воспламеняющая заряд.

Каморы-цилиндры, на которые надеваются стволы. По центру их «дна» расположено отверстие, сквозь которое проходит игла, воспламеняющая заряд.

Красивые патинированные стволы 16 калибра из дамасской стали, превосходный орех, надежнейшая система запирания, восхитительная подгонка всех частей, великолепные гравировки говорят о том, что ружье передо мной самого высокого разбора.

Смущает наличие шомпола, закрепленного снизу блока стволов. Эта двустволка казнозарядная, «переломив» ее, можно видеть два явных патронника. Но только я повертел его в руках, как меня словно током ударило: в оружии отсутствуют экстракторы и удалить из него стреляную гильзу невозможно! И тут начинаю понимать, что это не только охотничья двустволка самого высокого разбора, а настоящее сокровище: в мире известно всего два экземпляра подобных ружей, дошедших до нашего времени.

Но обо всем по порядку. Итак, в ружье напрочь отсутствует система экстракции. Как же удалялись стреляные гильзы? Шомполом? Конечно же нет, в экстракции не было никакой необходимости. Патроны были бумажными, все банально и просто: следующий выстрел выбрасывал остатки несгоревшей гильзы.

Ружье это можно отнести к классу игольчатых, но вот использовало оно не архаичные бумажные патроны, где капсюль располагался на донце пули и для его инициации игла прошивала весь патрон. В бумажных патронах этой двустволки капсюль был размещен на заднем торце, и фактически это были полные аналоги унитарных патронов центрального боя, привычных для современного охотника.

Более того, такие патроны были разработаны позже привычных нам боеприпасов 16-го, 12-го и т.п. калибров. Кстати, современнейшие инновационные концепции безгильзовых боеприпасов во многом перекликаются с идеями, заложенными в эту двустволку и патроны к ней.

 

Перед спусковой скобой расположен небольшой рычаг предохранителя, который при повороте вправо блокирует взведенные ударники.

На ружье присутствует серийный номер, и на стволе золотом помещено обозначение производителя. Это значит, что произведено оно было в 1860–1870-х годах, когда обязательных испытаний со стандартным набором клейм в Германнии еще не было. А почему в Германии, спросите вы? Дело в том, что золотом на стволах нанесено имя Иммануила Мефферта — знаменитого зульского оружейника.

Немного отклонимся от описания ружья и коснемся оружейного предприятия семьи Меффертов. Рождено оно было в 1839 году, когда оружейный мастер Иммануил Мефферт открыл вместе с сыновьями Фридрихом Юстином и Эрнстом Рихардом в Зуле мастерскую «Оружейная фабрика». Юстин работал оружейным мастером, а Рихард заправлял делами фирмы.

В то время у Меффертов было два заведения: на улице Штайнвег (Каменная дорога) располагались контора, склад и магазин, а на улице Амтманнсвег (Дорога цеховых мастеров) — механические цеха (т. е. сама оружейная фабрика). В 1901 году фирмой был приобретен оружейный завод «Бабет сталь», расположенный также на Амтманнсвеге.

 

При взводе курки информативно выступают из ствольной коробки. Всегда ясно, в каком «состоянии» находится ружье.

После смерти Юстина всю техническую часть производства принял на себя его сын Бруно, управление же делами по-прежнему оставалось в руках Рихарда. 15 мая 1907 года он зарегистрировал товарный знак Hubertus (Святой Губерт), и именно под этим обозначением оружие Меффертов стало известно далеко за пределами Германии. С 1934 года фирмой управлял сын Бруно Герхард — последний представитель этой оружейной династии.

В 1939 году Герхарда Мефферта призвали в Вермахт. Он служил в Австрии простым солдатом. В 1945 году попал в плен к американцам, и через несколько месяцев был отпущен домой. Зуль находился в советской оккупационной зоне, так что вернувшись туда, Герхард попал в советский лагерь для военнопленных.

Но фирма «Иммануил Мефферт» продолжала работать, выполняя заказы по изготовлению разнообразных моделей охотничьих ружей для оккупационных войск и для поставок в СССР в счет репараций. После поступления крупных заказов через 8-ю гвардейскую армию, которая была размещена в районе Зуля, началось изготовление охотничьих ружей на заводах, производивших их до войны. 28 декабря 1945 года приказом Маршала Г.К. Жукова руководство работой на этих заводах и наблюдение за исполнением заказов было возложено на группу работников советского Наркомата вооружения.  

После возвращения в 1950 году из лагеря Герхард Мефферт пытался вернуть семейное предприятие. Но на основе плебисцита весной 1948 года уже началась национализация оружейных заводов Зуля. Семейное предприятие Меффертов фактически стало кооперативом. В октябре 1959 года Герхард с женой Шарлоттой бежали в ФРГ. И в этом же году 16 декабря семейная фирма была окончательно национализирована и получила название «Производственное товарищество кустарей-оружейников, Зуль».

 

Рукоять рычага отпирания ружья кажется архаичной, но при этом манипуляции с ней интуитивно понятны.

26 апреля 1972 года оно было преобразовано в народное предприятие — завод охотничьих ружей «Хубертус» в составе народного предприятия — завода по производству автомобилей и охотничьего оружия «Эрнст Тельман»…

Выяснив судьбу предприятия, вернемся к тому самому ружью, с которого начали повествование. Это ружье смешанной системы «Бергер — Дрейзе — Тешнер — Коллат», причем ключевая здесь фамилия Дрейзе.

В книге В.В. Гринера «Ружье и его развитие», изданной в 1881 году, описано двуствольное охотничье ружье системы Иоганна Николаса и Франца Дрейзе первого и второго образца. Ружье первого образца (1840) сконструировано под бумажный игольчатый патрон Дрейзе.

Стволы подвешены на цевье так, что при открывании ружья длинным рычагом, качающимся в вертикальной плоскости и отходящим вниз от  спусковой скобы, вначале удаляются от казны вперед, а затем поднимаются вверх (движение в вертикальной плоскости) для заряжания. Запирание стволов было прочное: в боевом положении они надевались патронниками на цилиндрические приливы в колодке. Ударники взводились при открывании ружья.

Практически ружье Дрейзе из 1840 года было первым из двуствольных казнозарядным образцом оружия, имеющим внутренние курки или так называемые бескурковые замки.

Ружье второго образца (1874) было сконструировано под унитарный бумажный патрон с закраиной. Замочная часть выполнена в виде цилиндров, в которых расположены подпружиненные ударники. Спаренная задняя часть замка, в которую упираются пружины, сделана подвижной в продольном направлении и фиксируется защелкой на продолжении прицельной планки.

Так что при нажатии на нее спиральные пружины распрямляются назад и выстрел становится невозможным, ударники остаются сцепленными с шепталами. Если подать эту часть затвора вперед до щелчка, нажимая на особые выступы с боков затвора, то пружины нагнетаются, а в отверстиях корпусов ударников появляются их задние цилиндрические, довольно массивные концы, служащие указателем взведения.

При любом повороте ключа затвора ударники взводятся автоматически. Стреляные гильзы удерживаются верхними и нижними зацепами-выбрасывателями и остаются на месте, а при повороте стволов уходят вместе с ними. Стволы, расположенные горизонтально, выдвигаются вперед и поворачиваются в горизонтальной плоскости на вертикальной оси казной вправо. Все это делается поворотом горизонтального рычага, лежащего под цевьем, влево. Рычаг соединен с эксцентриком, ведущий палец которого, скользя в копирном пазу стволов, проделывает эту манипуляцию за одно движение.

 

Петля сзади шомпольной трубки позволяет стволам сходить с камор-цилиндров и фактически исполняет роль шарнира, на котором вращаются стволы.

Надо сказать, что в начале 90-х годов ХIХ века Франц Дрейзе запатентовал еще одну конструкцию двуствольного охотничьего ружья, у которой полностью переработал замковый механизм. Замки были в шейку, взводились тягой, идущей к ключу затвора. Кроме того, экстрактор одновременно выталкивал обе гильзы, а при завершении поворота стволов отсоединялся от колодки и прятался с казенным обрезом стволов.

Известно, что многие оружейники изготавливали игольчатые охотничьи ружья, подобные или идентичные системе Дрейзе. Так в 1860 году саксонский  придворный оружейник Рудолф Бергер из Кетена создал игольчатое охотничье ружье под бумажный патрон, а потом для принца Ганса Генриха XI — ружье под патрон центрального боя собственной конструкции.

Именно этот принцип использовал в середине 1860-х годов Георг Тешнер при создании своей бескурковой «переломки». В Германии его ружья (только под патрон Тешнера, похожий на патрон Бергера) и ружья его преемника Коллата пользовались огромным успехом.

Оружейник Иоганн Готлиб в 1838 году в Франкфурте-на-Одере основал предприятие по производству оружия и патронов. В 1859 году у Тешнера начал работать оружейник Карл Вильгельм Теодор Коллат, который женился на его дочери. 25 апреля 1871 года он стал партнером своего тестя и совладельцем компании.

Запирающий механизм Тешнера и Коллата управлялся поворотным подствольным рычагом, напоминающим нижний ключ по патентам Казимира Лефоше. Правда, у последнего он поворачивался вправо, а у Тешнера и Коллата — влево. Рычаг был связан с эксцентриковым толкателем, который отжимал стволы от щитка коробки вперед, стволы приподнимались вверх и обеспечивали доступ к патронникам.

Характерной особенностью системы являлось то, что в канале ствола не было патронника на всю длину гильзы, а только расточка под металлическое основание патрона, тогда как трубка гильзы, свернутая из тонкой бумаги, могла быть различной длины и входила непосредственно в канал ствола.

Другим отличием системы было воспламенение порохового заряда спереди, что реализовано в боеприпасах: капсюль, находящийся на длинной ножке внутри гильзы, накалывался посредством обыкновенного гвоздя, шляпка которого торчала в отверстии дна гильзы. Конечно, такая конструкция патрона требовала экстрактора и надписи: «Под патрон с гильзой с выступающей закраиной».
Рассказав об особенностях систем этих известных оружейников и немного о них самих, покажем, как все это «работает» на нашем ружье.

 

Изящная гравировка, изысканный орех — ­это признаки неординарного ружья. Но не только в этом привлекательность оружия: оригинальность конструкции делает его памятником общемировой истории оружейных систем.

На передней торцевой части ствольной коробки выступают две цилиндрические каморы-приливы; при открывании ружья стволы сходят с них и только после этого могут быть обращены вниз. Снизу ствольной коробки установлен ключ запирающего механизма, который в закрытом состоянии помещается под цевьем.

Для отпирания стволов ключ запирающего механизма отводят влево, при этом запорный поворотный элемент в ствольной коробке освобождает ствольный блок, он сдвигается вперед, сходя с камор, и опускается вниз, вращаясь на петле — пазе вертикальной планки, помещенной на задней шомпольной трубке.

Внутри ствольной коробки размещены два ударника (каждый из них соответствует определенному стволу), в которых должны крепиться иглы, пробивающие капсюль патрона и тем самым инициирующие заряд. Взвод ударников происходит автоматически при повороте ключа запирающего механизма для открывания стволов.

Внизу ствольной коробки установлен рычаг предохранителя, который при повороте вправо блокирует взведенные ударники. При его недовороте до конечного положения блокируется только один ударник.
Мы видим здесь потрясающую комбинацию упомянутых систем. Мефферты творчески их переосмыслили и изготовили интереснейшее оружие.

Причем ряд элементов конструкции не потерял актуальности и сегодня. Более того, современное оружие, созданное на основе этих принципов, выглядело бы весьма новаторским. Недаром говорят, что новое — это хорошо забытое старое.

Бранко Богданович 11 марта 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑