Возвращаясь к напечатанному

В летних номерах «РОГ» напечатана пространная статья Н.Я. Рогачева «Сначала изучи, потом стреляй».

 

Впервые я встретил имя этого автора в журнале «Природа и охота», где была напечатана его статья с подробным описанием доработки стволов редкого ружья ТС 2, имевшего плохой бой. По словам автора, ружье имело патронник 75 мм и короткий дробовой скат, который в конечном итоге был удлинен до 30 мм. Написано было убедительно и со знанием дела.


А вот полезность последней статьи, на мой взгляд, весьма сомнительна: слишком мало в ней рационального, даже при ссылках на авторитеты. Некоторые труды устарели технически и морально, а многие суждения или потеряли актуальность. или опровергнуты практикой.

Давать советы дело неблагодарное, но тем не менее в них важно прикладное начало, т.е. обоснованное предложение, как нивелировать те или иные недостатки в контексте «ружье – патрон». Иногда человеку приходиться стрелять тем и из того, что есть.

Не стоит особо заморачиваться, если ружье вас устраивает по бою и стрельба из него комфортна. Просто нужно для начала пострелять, но не по банкам и бутылкам – такая стрельба мало что дает, – а по большим листам бумаги или картона. Если втянешься в процесс «ловли блох», т.е. бесконечного улучшения свойств патрона, то это будет тоже до бесконечности. Чем лучше ствол, тем менее он зависит от патрона (в пределах разумного, конечно), а вот при неважном стволе бой патроном можно поправить до приемлемого, но не более.

Не хотелось бы особо придираться, но меня удивило, что при изготовлении пыжерубки следует довериться токарю, который знает допуски лучше кого-либо. Может быть, но только в случае, если токарь сам опытный охотник. А в принципе токарь работает по заданным размерам.

Способ проверки по просвету прокладки относительно стенки стволов, на мой взгляд, несерьезен. Можно загнать прокладку со скосом и получить просвет. Можно загнать удачно, но это не определяет натяга. Дуть в ствол тоже как-то… Что такое давление в стволе и наши легкие? Рекомендовать нужно диаметры. Причем диаметр прокладки должен обеспечить обтюрацию не только в стволе, но и в гильзе. Иногда можно прочесть рекомендации увеличить диаметр прокладки на 04–07 мм от диаметра канала. Это не всегда работает.

Возьмем для примера ижевский ствол 18,2 мм. Увеличим на 0,4 мм, получим диаметр 18,6 мм. Даже в толстостенной гильзе прокладка непригодна. Увеличим на 0,7 мм, получим 18,9 мм. В толстостенную гильзу прокладка пойдет, как и положено, «со скрипом», а в тонкостенную диаметром 18,8 мм без натяга, что не есть хорошо.

Лучше руководствоваться правилом подбора прокладок по диаметру гильзы. На мой взгляд, это оправданно: прокладка должна идти в гильзу с натягом не менее 0,3 мм и не более 0,5 мм.
Согласованию ствола и гильзы, по-моему, придается излишнее значение.

Мне представляется, что критично это в двух случаях: если диаметр гильзы окажется меньше диаметра ствола (скажем, папковая гильза и ствол диаметром 18,9 мм, что иногда встречается на забугорных ружьях) и если ствол имеет очень короткий переходный конус. Но об этом чуть ниже. А при тонкостенной гильзе ухудшение боя возможно оттого, что применяются покупные пыжи и прокладки, проваливающиеся в гильзу.

Теперь о влиянии на бой «строгости» патронника. Мне представляется, что негативное влияние на результат оказывает несоосность и возможная бочкообразность, а разница в диаметре – дело все-таки десятое. В полуавтоматах уж точно не строгие патронники, тем не менее бой приличный. По жизни стрелял из двух ружей с подутыми патронниками. Бой и с этим дефектом был впечатляющим.

Совет промерять внутренний диаметр каждой гильзы с перспективой отбраковки последних до 35% и вовсе «ловля блох». Куда проще определиться c оптимальной толщиной стенки и соответствием диаметра гильзы с имеющимися комплектующими (пыжами и прокладками). Если же стенка тоньше, последние надо подбирать. Рекомендация кипятить пластиковую гильзу в воде с целью увеличения внутреннего диаметра в нынешних реалиях неактуальна, и гильзы с меньшим диаметром, чем диаметр канала ствола, встретить едва ли возможно.

Коротко о гильзе металлической. Не касаясь гильз 32, 24 и 28-го калибров, с уверенностью скажу, что никаких доработок и усиления капсюля в 20 калибре делать не стоит. Двадцать лет я использовал эту гильзу в своих ружьях. Расхожее с давних времен мнение о более «злом» бое 20-го калибра основано на том, что в этом калибре давления ЦБ уже хватало и сгорание пороха было более качественным.

Прежде чем сверлить дополнительные отверстия в 16 и 12-м калибрах, стоит подумать об уменьшении ресурса наковальни. Проще подсыпать ДП. По крайней мере в 16-м калибре.

Я по жизни не очень жалую 12-й калибр, но металлической гильзой стрелял без особых заморочек, в тонкости не вникая. Дичь уверенно поражалась, и ладно.

В 16-м калибре бой меня устраивает при диаметре канала 16,8 мм и внутреннем диаметре гильзы 17,7 мм, т.е. с разностью 0,9 мм. С уверенностью скажу, что бой с кучностью в 50% и удовлетворительной резкостью можно однозначно обеспечить. Если же заняться этим всерьез, можно получить и более весомые результаты.

Полистал данные последних экспериментов. В металлической гильзе на «Соколе» в качестве основного пыжа был использован «бутерброд» из двух кружков технической пробки, между ними осаленный ВП в качестве дополнительного 20 мм пеноплекса. На дроби полиэтиленовая заглушка. При стрельбе по квадратам ДВП 600х600 мм в щит попадало от 125 до 140 штук дробин (из 200 шт. в снаряде). Т.е. кучность при сужении 1,0 мм составляла от 60 до 70%. Был применен самодельный контейнер из полиэтиленовой бутылки. Главное, что равномерность была вполне приемлемой.

В прошлые выходные по пути с охоты проверял экспериментальные патроны с тройкой, но в пластиковой гильзе, на пеноплексовых пыжах. И сделал два выстрела на пеноплексовых пыжах в латунной гильзе на «Сунаре».

Из левого ствола в щит 600х600 попало 117 дробин, а из правого – 80 из 160 штук. Осыпь очень хорошая. К сожалению, больше мишеней не было. Но если это не «дикий» результат, а резкость будет хотя бы удовлетворительной, я буду очень доволен.

С некоторой долей недоверия воспринимаю утверждение, что, несмотря на клейма, все патронники ружей, предназначенных под 70 мм гильзу, имеют на деле 76 мм.
Промерил три имеющихся в наличии ружья, опуская в патронник металлическую гильзу со сточенной закраиной длиной 69 мм. Удлинение патронника от 0,5 мм до 1,5 мм. Вспоминал подобные промеры на ТОЗ-25, ТОЗ-34 и ТОЗ-66. Ну уж точно, более двух миллиметров добавления длины не было.

Страхов автора насчет того, что применение латунных гильз приводит к небезопасным для ружья давлениям, не разделяю. Могу лишь согласиться с тем, что применение надкалиберных пыжей, возможно, снизит ресурс. Мой брат очень уж любил порох «Барс», а кроме металлических гильз он ничего и никогда не снаряжал. И ничего страшного так и не произошло.

Пробовал когда-то дорабатывать металлическую гильзу под внутренний размер папковой. В этом плане считаю стоящей лишь конструкцию, предложенную А. Азаровым. Но, к сожалению, узнал о ней слишком поздно. Все остальное, по-моему, сизифов труд. Занимающиеся этим достойны уважения за терпение. Конечно же, если патронник провален по длине, снарядный скат короткий и диаметр канала мал, то применение удлиненных и зауженных по внутреннему диаметру гильз оправданно.

Как видно, у автора был большой простор для творчества. В одно я не поверил – в применение кузнечной сварки для удлинения латунной гильзы. Это нереально. Сварка эта называется еще и горновой. Суть в том, что в кузнечном горне разогреваются свариваемые детали до пластичного состояния, а затем ударами молотка или молота как бы внедряются друг в друга. В детстве я эти операции наблюдал (в мамином роду были потомственные мельники и кузнецы), а в деревенской кузнице мне довелось даже подергать меха.

Далее: о том, что часто из ружья с каналом 18,2 мм нельзя добиться уверенного поражения дичи. По жизни у меня было три ружья: ИЖ-58, ИЖ-54 и сегодняшнее ИЖ-12 – именно с таким диаметром. Вопросов к бою не было никогда. Особенно хороши первый ИЖ-58 и сегодняшний ИЖ-12. Подозреваю, что все дело в чрезмерных зарядах, провоцирующих смятие дроби. Мы как-то приятелю поправили бой, снизив навеску до 30–31 г дроби.

По результатам «полевых испытаний». Если испытатели засыпали в гильзу 7 грамм дымного пороха, поместили дробь в контейнер и заделали дульце звездочкой, то для войлочного пыжа едва ли осталось места более чем на 7 мм. Мне представляется, что ход амортизации был мал и, возможно, не обеспечилась обтюрация, вот и подкоптили контейнер, причем произошел повышенный разброс дроби.

Версия о том, что причиной потери кучности явилось размягчение дроби от раскаленных газов, не выдерживает критики. Чтобы разогреть до такого состояния свинец, нужна температура более 300 градусов. Прогреть до такого состояния дробь пороховые газы ввиду быстродействия не могут.

И наконец, я совсем не понял, зачем 76 мм гильзу пихали в патронник «Зимсона»? Ладно наши бракоделы (думаю, что применительно это только к ИЖ)! Но что, и немцы тоже провалили патронник? Или я и вправду в чем-то заблуждаюсь?

Александр Ярковой 19 октября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Сергей Сорокин офлайн
    #1  19 октября 2012 в 12:01

    Ну вот и хорошо, что А.Ярковой написал эту статью и дал пояснение по всем недоразумениям, написанным в статье Н.Я.Рогачева, тогда обсуждение ушло на другую тему.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑