Коварство дымного пороха

Дымный порох, преданье старины глубокой, многим охотникам известен с давних пор. Кто-то его любит и сейчас, находит в продаже или пользуется старыми дедушкиными запасами. При обращении с дымным порохом всегда следует соблюдать особую осторожность, так как это наиболее чувствительное к огню взрывчатое вещество.

Фото Ильи Липина Фото Ильи Липина

Люблю им зарядить пару патронов и я. Люблю пальнуть на открытии охоты, оповещая, так, сказать окрестности о начале нового сезона и обозначая тем самым себя на месте стоянки в угодьях. Такая демаскировка, считаю, весьма правильна там, где съезжается большое количество непредсказуемых людей с ружьями. Охотничий люд у нас, как известно, разный, некоторые грешат еще до начала стрельбы крепкой выпивкой. А пьяный человек с ружьем – это преступление!
Правильнее всего, конечно, не участвовать в охотах, на которых скапливаются большие массы стреляющей публики. Помнится, с десяток лет назад попали мы втроем на открытие – на искусственное большое водохранилище. Народу в тот год понаехало чрезвычайно много. Кто только там не отдыхал! Рыбаки и охотники, перегонщики и просто веселая молодежь, с шумной музыкой, большой выпивкой и озорными девчонками. Об уединении в камышах не могло быть и речи. Всюду слышался шум и гам, веселый девичий смех. Во все динамики орал чей-то магнитофон. Но вот понемногу охотники стали занимать места. Естественно, всем у кромки воды места не хватило.
 

Итак, утки полетели. Что тут началось! Словно по команде, грянул залп всей береговой батареи охотников. Кто во что горазд! Утки – целехонькие. Через некоторое время в вышине появилась одинокая утка, и канонада зенитчиков вновь возобновилась. И надо же такому случиться, что, спасаясь от града свинца, птица решила найти укрытие на нашем островке, где помимо нас расположились еще несколько местных охотников. Вся мощь огня мгновенно была перенесена на «малую землю». Не было и речи о том, чтобы высунуться из укрытия, поднять голову и осмотреться. Сыпавшаяся разнокалиберная дробь и картечь под громкую музыку со всех сторон давала понять: происходящее не шутки. Когда стрельба немного стихла, я осторожно выглянул из спасительной ложбинки, огляделся вокруг. Напарник подал голос. Жив! И хорошо.
 

В ту охоту я использовал патроны на бездымном порохе и в душе жалел, что нет патронов на дымаре, можно было хоть как-то выстрелами обозначить себя и обезопасить от возможного непреднамеренного выстрела в нашу сторону.
Только немного мы передохнули, как вдали услышали приближающийся шум быстроходного катера с vip-охотником впереди. Катер шел на большой скорости и, сходу врезаясь в протоку, поднимал птицу на крыло. Затем следовала безрезультатная стрельба очередями. Утки близко не подпускали. Часть птиц уходила на большую воду, а другая, разбиваясь на стайки, летела к берегу и на наш остров. Вокруг все стреляли. В какой-то момент удалось несколько раз выстрелить и мне по удачно налетевшей утке. Ура, есть! Но находиться под обстрелом было довольно неуютно. Надо было как-то выбираться. Но как, если идет обстрел? Просто Сталинград какой-то. И тут, словно в подтверждение моих мыслей, я получил по голове крупной дробью. Ох как больно – даже через фуражку! Оглядевшись по сторонам, увидел у сухого дерева нечто небольшой свалки мусора. Мое внимание привлекла старая дырявая кастрюля. – мое спасение. Без промедления водрузил эту бледно-голубую находку на голову. Пока еще было светло, мы решили сесть в лодку, благо ее предварительно укрыли в неглубоком овражке и она осталась цела.
 

Прошел месяц после того злополучного открытия. Появилась возможность съездить на утиную охоту и отстоять вечернюю зорьку. С радостью снарядил десяток патронов и один с дымарем. О охота! Запах ряски и болота! Какое же счастье находиться у воды, среди буйства растительности водного мира!
 

Полетели утки. Прогремел мой первый выстрел дымным порохом. Небольшой ветерок отнес облачко дыма в сторону, и взору открылась камнем падающая мне под ноги утка. Победно утерев нос, я пошлепал по грязи к трофею. Одна есть. Начало положено. Меня заметил другой охотник, показался из укрытия, помахал рукой для пущей безопасности. Вот это я понимаю. Вот так культурно можно и нужно охотиться.
 

«Дымный порох дает громкий звук выстрела и сильную отдачу; сильный нагар, образующийся на стенках канала ствола, в значительной мере ухудшает бой ружья; твердые остатки, составляющие по весу 56–58% от заряда, образуют густое демаскирующее стрелка облако дыма...»
Весной на тягу вальдшнепа сам Бог велел брать с собой двустволку и патроны с дымным порохом. Это старинная традиция. Пробуждающийся лес, неспешные одиночные выстрелы на старом порубе. Стреляя дымным порохом, чувствуешь единение с прежними охотниками и порой ощущаешь себя неким пушкарем на капонире артиллерийского расчета. Или на палубе бригантины Петра I. Или на поле боя под Полтавой.
 

Большое количество дыма после выстрела не дает сразу увидеть результат выстрела. В камышах и кустарниках при охоте на птиц особо не постреляешь, тем более при большой сырости и отсутствии ветра.
В одно из открытий по утке поехали мы с другом семьями на охоту. Заранее добравшись до места, расположились рядом с озером, где спокойно плескались утки, ничуть не обеспокоенные нашим присутствием. До часа «Ч» было еще далеко. Расстелили покрывало, накрыли стол. Разрезав искрящийся на солнце сахарный арбуз, предались неспешному отдыху на лоне природы...
 

Озерная живность радовала нас своей суетой в зарослях камышей. «Знатная будет охота!» – нетерпеливо поглядывая на часы, заметил друг. Незаметно подошел заветный час. Наступила пора расставляться по местам. Собрали ружья, натянули сапоги, сунули в карманы горсть патронов и – вперед.
Одинокая первая утка протянула в стороне. Затем появилась еще пара. В округе гремели выстрелы. Первый выстрел дымарем мой. Мимо? Ан нет! Немного пролетев нашу стоянку, птица упала на скошенный луг. Я бросился за ней, пока не ушла подранком. Запыхавшись, подошел к приятелю.


– А ты как, попал?
– Да нет, даже не стрелял.
– Почему?
– Да ты как стрельнул, так облако дыма пошло на меня и закрыло сектор обстрела.
– Хмм... Вот чего надо бояться-то. Эх!
Ладно. Теперь буду стрелять бездымным. чтоб охота пошла не только у меня.
 

Дымный порох предохраняет стволы от оржавляющего действия капсюля ЦБ и позволяет некоторое время после охоты не чистить ружье. Это всем известный факт, но вот именно на эту удочку я и попался.
После одной охоты поздней осенью и стрельбы дымарем новое ружье оставалось некоторое время нечищеным. «А что ему будет?» – думал я. – Дымарь – хорошая защита стволам!» Работа, командировки, отчеты затянули меня с головой, и только спустя пару недель дошло дело до чистки ружья. Каково же было мое удивление, когда я увидел темные пятна на казенной части патронников стволов! Тщательно протерев металл ружья тряпочкой с керосином, едва-едва убрал темные пятна.
 

Как-то и в зимний сезон я вволю пострелял патронами на дымном порохе. То ружье также оставалось нечищеным довольно долгое время. Просто помня из литературы, что дымарь предохраняет стволы от оржавления, пренебрег чисткой своего любимца, за что и поплатился. Пятнышки и небольшие вкрапления ржавчины покрыли дульный срез ствола снаружи. Внимательно осматривая ствол во время чистки, долго не мог понять причину ржавчины. То ли соль с дороги попала на ружье, то ли чехол промок в багажнике вместе с зимней обувью – не знаю. Но на соль я поначалу больше грешил, пока не разобрался.
 

Дело в том, что дымный порох содержит селитру, уголь и серу. При выстреле образуется углекислый калий, сернистый калий, нитраты, сульфаты и сульфиды, углерод в виде сажи и графита. Сернистый газ окисляется до серного ангидрида, который взаимодействует с парами воды и образует капельки серной кислоты. Образующийся при выстреле сернистый ангидрид размягчает нагар в стволах, но таит в себе и опасность. При взаимодействии с водой или влагой воздуха и органическими веществами образует сернистую и серную кислоты, что неминуемо приводит к интенсивному ржавлению стволов.
 

Часто можно видеть стволы старой БМки, изъеденные раковинами. А ведь в ту пору основным порохом у охотников был дымарь, который хоть и нейтрализует продукты горения капсюльного состава, но и способствует износу ружейных стволов.
 

Так что, уважаемые охотники, помните коварство дымаря и чистите дорогие вашему сердцу ружья сразу после окончания охоты, особенно во влажную погоду и в изморозь!

P.S. Коррозия стволов при использовании дымного пороха намного сильнее, чем от нитроцеллюлозных порохов, поскольку побочным продуктом сгорания является серная и сернистая кислоты. Нейтрализовать действие кислот можно щелочным маслом.
 

20 апреля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Dmitraszek Krawczek офлайн
    #1  20 апреля 2012 в 11:35

    Поучительно, познавательно! Неплохо ещё раз напомнить истину о том, что ружьё нужно чистить после стрельбы при первой же возможности.

    Ответить
  • -1
    Aleks Jarkovoj офлайн
    #2  20 апреля 2012 в 18:38

    В одночасье рухнуло, то, что в течение более века казалось незыблемым. И всего -то кто-то знакомый с химией вдруг прозрел. Видел мельком на одном из ружейных сайтов, сообщение о том, что некий SVS1 занимающийся исследованием ружейных боеприпасов, отстрелял и дымный порох, определив и температурную зависимость. И выявил ослабление в условиях приличного минуса.Хотя если задуматься, то ничего удивительного в этом и нет. Примечательно, что стереотипы рушит пытливый ум современного русского охотника. И это есть хорошо.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑