За лосями в Тюмень

Бесснежный ноябрь и неутешительный прогноз на начало декабря в Подмосковье при малой численности лося в столичном регионе по существу обрекали загонные охоты по копытным на неудачи. Ведь по новым правилам сезон заканчивался 31 декабря.

Фото Сергея Гуляева Фото Сергея Гуляева

Можно себе представить, каким будет наплыв охотничьих команд с установлением белой тропы и какая неразбериха при проведении загонных охот. Вот почему приглашение на охоту в Тюмень было встречено нашим коллективом с нескрываемым энтузиазмом. Помимо того что в этом сибирском крае со снегом было все в порядке и лось не был редкостью, к добыче предполагалось такое количество зверя, что по существу предстояла настоящая большая охота на копытных, о которой в центральных областях уже не вспоминали более двадцати лет. Предполагался так называемый товарный отстрел, а иными словами – настоящая охота, где за промах счет не выставят, дуплеты считать не будут, перестрела бояться не надо. Охота, в которой каждому доведется побывать стрелком, загонщиком и окладчиком, а не просто «человеком с ружьем».

Ясный морозный день, снег пригнул кусты лещины к земле, елки под белым покрывалом наполовину утонули в глубоких сугробах, ветки берез и ольхи покрылись узорчатым инеем. Застрекотала сорока, испуганно перепорхнул рябчик, и вот на заснеженную лесную дорогу выходит стадо лосей. Впереди идет крупная старая корова, за ней еще одна поменьше, а позади, тыкаясь в лосих, поспевает пара сеголетков. Чуть поотстав, выделяясь темным окрасом и размерами, замыкает вереницу зверей бык, еще не сбросивший могучих рогов. Цепляя ими заиндевевшие ветки, он недовольно стряхивает свалившийся на холку снег. Это была та самая картина, ради которой настоящий охотник готов часами стоять на номере, несмотря на мороз, в ожидании охотничьего счастья.

Предпринятая некоторое время назад нашей компанией охотничья вылазка за кабанами показала, как важен для успешной охоты правильно подобранный боеприпас. На меня, как идейного «вдохновителя» и сторонника правильного патрона, была возложена миссия найти оптимальный набор снарядов, которые могли бы показать в различных условиях проведения загонов наилучшие результаты. В целом останавливающая сила (энергия пули, умноженная на площадь ее поперечного сечения) любой калиберной пули 12 калибра была достаточной, чтобы остановить лося при попадании по месту на 50 метров, даже без учета возможной деформации пули после встречи с тушей зверя. Да и с попаданиями в мишень на 30–40 м (и с некоторой натяжкой на 50 м) в целом было все благополучно. Но за пределами пятидесятиметровой дистанции не все было так гладко. Точность падала и, как ни странно, чаще всего тогда, когда пластиковая гильза по длине точно соответствовала величине патронника. Сразу вспоминались патроны Hubertus, неспроста снаряженные в гильзы 67,5 мм, чуть-чуть короче патронника. Видимо, в нашем случае полиэтилен трубки гильзы слегка тянулся при выстреле, немного заходя в переходной конус от патронника к каналу ствола, тем самым сужая его, что, возможно, приводило к деформации свинцовых пуль и к излишнему повышению давления при стрельбе пулями, не склонными к деформации, что тоже отрицательно сказывалось на точности попаданий. Подкалиберные пули тенденции резкого снижения точности после 50 метров не имели.

        Патрон с пулей Sauvestre 12х70

Но вернемся к условиям, в которых проходит стрельба на охоте. Редкий чистый лес дает возможность без помех отправить пулю точно по цели. В этом случае приоритет будет за тяжелой пулей. Ведь нет необходимости в дальнем выстреле, помех в виде кустов и веток мелколесья тоже нет, по существу сгодится любой пулевой патрон известной фирмы-изготовителя. Некоторые ограничения могут присутствовать для ружей с большими дульными сужениями.
Следующий случай, встречающийся значительно чаще, – это захламленный лесной участок. Здесь и кусты, и мелкие деревья, и сломанный ветром сушняк, и еловый мелятник. Вот тут бы хорошо найти пулю, способную сохранять траекторию после встречи с незначительными препятствиями. Дальнобойность здесь тоже не является первостепенной необходимостью. Чистины в лесу далеко не редкость, да и зверь вопреки сложившемуся мнению предпочитает идти по открытому месту. Вот здесь нужна пуля не только с точным боем, но и с достаточной энергией, чтобы остановить лося за сотню, а то и более шагов, даже при попадании не совсем по месту. Вообще останавливающее действие пули при охоте на крупного зверя – одна из важнейших характеристик охотничьего пулевого патрона, чаще всего связанная со способностью пули к деформации при попадании по цели.

Решению первых двух проблем помогло посещение охотничьего магазина, где были приобретены пулевые патроны фирмы DDupleks, правда, по цене, далеко не «гуманной». Мощная пуля серии Monolit весом 32 г дает отличные результаты попаданий в местности, особо густо заросшей травой и кустами, где использование нарезного оружия неэффективно. И на что не в последнюю очередь хотелось бы обратить внимание – это на возможность стрелять из стволов любой сверловки. Пуля Hexolit 32», выбранная для стрельбы на чистом месте, является по существу «гибридом» разрывной и проникающей пули с мощнейшим поражающим действием.

Оставалось «побороться» за дальний выстрел. Поиски среди специальных литературных источников дали следующие результаты. Пуля Federal Sabot slug 12 калибра: масса 28,38 г, начальная скорость 442 м/с, баллистический коэффициент 0,146. Пуля Federal Sabot Barnes slug 12 калибра: масса 28,38 г, начальная скорость 442 м/с, баллистический коэффициент 0,216. Обе пули с прямым выстрелом на сто метров, с энергией на данной дистанции 1600 Дж и 1870 Дж соответственно, превосходя энергию пули патрона 7,62х39 на 100 Дж и 370 Дж в ста метрах от дульного среза. В охотничьих магазинах о патронах Sabot не слышали, лишь в комиссионке на Онежской проскочила одна пачка, что для нашей предстоящей охоты было просто недостаточно. Пришлось остановиться на проверенном за два сезона зверовых охот патроне фирмы Sauvestre, хотя и недешевом, но соотношение цены-качества по результатам нескольких охот на копытных заставило признать, насколько выгодны патроны с отличными характеристиками и высокой ценой, позволившие сэкономить немалые деньги на коммерческих охотах на кабана и лося.

Самолет из Домодедова, вылетевший поздним вечером, прибыл в Тюмень ранним утром – сказалась двухчасовая разница часовых поясов. Так что времени собраться на охоту оставалось не так уж много. Достаю из чехла бокфлинт МЦ7, выделанный в «застойные» советские времена, когда ЦКИБ еще не научилось халтурить. Одно из немногих ружей МЦ тех лет с эжекторами. Как покажет себя на охоте моя двустволка с чоковыми сужениями обоих стволов сегодня и в ближайшие дни? Раньше по зверю брал другие ружья, чаще тройник или самозарядку, но, неосторожно похваставшись в телефонном разговоре перед тюменскими друзьями своим МЦ7, вынужден был взять его на охоту, чтобы показать.

Трехосный КамАЗ, легко преодолевая снежную целину, остановился у края леса. Дальше пешком. «Не будем зря шуметь», – командует Юрий, старший по охоте. – Обрезать оклад не надо, здесь загон верный». «Только стрельба сложная – сплошные заросли ивняка, чистых мест практически нет», – добавляет наш капитан, ловко подминая сугробы широкими лыжами. Едва поспевая за ним, быстро расставляемся на номера. Судя по «постриженным» кустам и многочисленным следам, данная заросшая низинка лосям приглянулась. Сквозь заросли метров на тридцать разобрать кое-что еще можно, а дальше лишь редкие «щели». Чтобы отправить пулю подальше, должно очень подфартить. Что ж, выбирать не приходится. Это в отношении стрелкового номера. А в стволах Monolit-32 – пуля, которая кустов бояться не должна.

Едва заголосили загонщики, как метрах в 100–150 в глубине оклада затрещали кусты и наискосок к моему номеру ходко пошли три лося (количество, конечно, выяснилось чуть позднее, когда сохатые оказались шагах в сорока от стрелка). Возможно, мы подшумели, когда ставили стрелковую линию, а может, зверям уже пришлось изучить этот загон, но намерения двигаться ближе к охотникам стадо не проявляло. Для меня как стрелка и специалиста по выбору патронов настал момент истины. Мушка на лосином боку – выстрел сквозь сетку ивовых кустов, треск разлетающихся промерзших веток и глухой удар пули по туше зверя. Вмиг все перемешалось – кусты, ветки, снег, лоси. Второй выстрел – и, ломая заледеневший кустарник, вглубь загона уходит лишь один лось. Начало положено.

Третий день охоты. Замерзшая речная пойма. Мой номер оказался в пожелтевшей куртине камыша, кругом ни деревца, ни кустика, под ногами лед замершей старицы. Лишь справа, где шла основная стрелковая линия, низкорослой сосной поднимался лес, а далеко впереди и слева угадывались невысокие заросли кустов. На мой вопрос, а нужен ли вообще здесь номер, старший команды сказал: «После стрельбы на номерах все, что останется, пойдет через пойму, думаю, место твое удачное». Приободренный такими словами, я с нетерпением и надеждой ожидал начало гона. Место чистое, но как придется стрелять? Далеко или накоротке? По спокойно идущему лосю или мчащемуся на махах? Впрочем, недолго думая, в нижний ствол зарядил Hexolit 32, а верхний оставил под проверенный SauvestrE.

(Пули слева направо: HEXOLIT-32, ROSSA-32, MONOLIT-32)

В морозном чистом воздухе голоса загонщиков слышались необычайно четко. Казалось, что начали гнать совсем рядом, но шло время, а лосей и стрельбы все не было. Но вот справа сухо защелкали выстрелы, и буквально через минуту-другую прямо на мой камыш вывалил сохатый. Выбрасывая вперед ноги почти параллельно сугробам, лось больше всего напоминал несущегося зайца. Заметив охотника, он резко взял левее, оставив лишь возможность стрелять в полуугон. Первым выстрелом из нижнего ствола я обзадил, но не успел поправиться вторым, как сохатый осел и зарылся мордой в снег. Прошло несколько секунд, лось сделал попытку приподняться, но выстрел «Вяткой», прихваченной для подобного случая, положил конец мучениям зверя. Все произошедшее заняло не более полминуты, и едва я снова привел ружье в готовность, как далеко впереди выскочил на чистину бычок-трехлеток. А почему бы не рискнуть? Рядом уже лежит добыча, в случае чего промах можно будет списать на уже добытого лося, чтобы не растерять заработанный в первый день охоты авторитет умелого стрелка. Верхний ствол в работе, лось встал, не делая попытки двинуться с места. Решил добавить «Вяткой». Взял повыше, примерно по холке; пуля взметнула снег под ногами зверя. Далеко, однако. Теперь опять Sauvestre, прицел чуть выше лопатки. Плавно нажал на спуск, бык вздрогнул и повалился на левый бок. Прозвучала команда «отбой». Я сосчитал шаги. По глубокому снегу их оказалось двести двадцать. Вот уж поистине счастливый патрон, достойный конкурент нарезному выстрелу!

Освежевав первого добытого мной лося, егеря попросили по возможности реже использовать разрывную пулю Hexolit-32 – настолько были велики разрушения, нанесенные ее головной частью, и столь значительно был подпорчен товарный вид лосиной туши. При этом все были удивлены и признали беспримерный останавливающий эффект патрона с пулей Hexolit-32.

Эти два эпизода охотничьей вылазки наглядно показали, что успех на загонных охотах, кроме везения, зависит не только от умения стрелять, но и от того, как и насколько вовремя вы воспользуетесь правильно подобранным сочетанием патронов, о чем, к сожалению, многие охотники думают в последнюю очередь, после неудачных выстрелов.

Быстро пролетела охотничья неделя у друзей в Тюмени. Удивительной была эта охота благодаря многочисленным трофеям и, главное, той дружеской атмосфере, в которой она проходила. Такие охоты, когда ты не обременен излишним «вниманием» устроителей, не чувствуешь себя обузой для товарищей по увлечению, а делишь с ними все трудности и радости загонных зверовых охот, когда нет «мясных» интересов, – такие охоты и можно без всякого пафоса назвать настоящими.

Михаил Галась 24 января 2012 в 01:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Гость
    #1  24 января 2012 в 17:43

    "Тюменские друзья" пригласии "московских друзей". А местные охотники, наверное, настрелялись этих лосей аж с души воротит. Ничего не изменилось с тех времён, когда председатели колхозов нанимали шабашников со стороны.

    Ответить
  • -2
    Автор
    #2  26 января 2012 в 10:29
    Гость
    "Тюменские друзья" пригласии "московских друзей". А местные охотники, наверное, настрелялись этих лосей аж с души воротит. Ничего не изменилось с тех времён, когда председатели колхозов нанимали шабашников со стороны.

    Просто, автор этих строк, сам из Тюмени.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑