Мои ружья

В жизни любого охотника, как правило, бывает несколько ружей, с которыми он охотился в тот или иной период времени

Фото Глеба Самохина Фото Глеба Самохина

Есть охотники, которые не расстаются со своей первой «ижевкой» или «тулкой» долгие годы, а бывает, и до конца дней. В некоторых семьях это реликвия, которая передается из поколения в поколение, от отца к сыну, и, какой бы марки не было ружье, к нему всегда относятся бережно, уважительно и с особым трепетом. Даже не охотник, взяв в руки гладкостволку или карабин, невольно ощущает манящую силу оружия, его своеобразную красоту.

Начал я свой охотничий путь, как и большинство охотников, с традиционной одностволкой. Курковка 1960 года выпуска, 16 калибра, со стволом длиной 780 миллиметров, записанная в разрешении на оружие под номером Г 10142 как ИЖ-17. Пока я ее не продал, смазанная и вычищенная, она покоилась в «красном углу» сейфа. Заранее благодарен судьбе, что начал именно с нее, так как до сих пор ценю каждый выстрел и охочусь по схеме «один патрон — один трофей», хотя бывают и исключения, не без того.


Проходил я с любимым ружьишком три сезона: две весны и одну осень. Первым же и единственным выстрелом на дебютной весенней охоте добыл селезня кряквы. Рад был без памяти. От пруда до автобусной остановки — километров десять — добежал мигом и не спешил класть заветный трофей в рюкзак: пусть, думаю, окружающие полюбуются. Дома-то вообще все родственники были в шоке, предполагали, что из этой «палки», как называл «ижевку» отец, я и ворону не собью. Примечательно, что стрелял я зарядом, снаряженным в латунную гильзу, порох «Сокол», пыжи, извиняюсь, были из туалетной бумаги, капсюль — центробой, позеленевший от времени. Перед выходом на охоту внимательно изучил «Справочник охотника» и древнюю подшивку журнала «Охота и охотничье хозяйство». В плане теории мог заткнуть за пояс любого деревенского охотника, у которого все, что плавает и взлетает с воды, считается уткой и посему съедобно.


Но с годами приходило разочарование. Если мне удавалось добыть один или два трофея, то сосед легко с подсадной за десять дней охоты добывал из двустволки больше в пять раз.
Решение было одно: срочно вооружаться современным бокфлинтом — как ни крути, а с двумя стволами ловчее будет.


Почему выбор пал именно на двустволку, а не на полуавтомат, объясняется просто. Начитавшись «умных» книг о том, что самозарядки сложны в эксплуатации, постоянно заклинивают, пришел к выводу, что лучше купить что-нибудь попроще и понадежнее.


В одном из липецких оружейных магазинов заказал ИЖ-27 ЕМ 12 калибра в орехе. Через две недели раздался телефонный звонок: «Приезжайте, ваше ружье привезли». Лечу. На витрине магазина — целый ряд «ижевок» и прекрасный образец отечественной промышленности МР-153. Денег, к слову, хватало и на полуавтомат. «Но ведь они ненадежны» — вспомнились слова авторов прочитанных книг. А когда продавец достал коробку с заказанным мною ИЖ-27, я окончательно был сломлен. Ружьишко блестело в заводской смазке и притягивало, словно магнитом. Купил и, сам того не предполагая, обрек себя на долгие мучения. Два с лишним года коту под хвост. Настрадался — сил нет. Стреляю — утки падают и снова оживают. В общем, ночной кошмар охотника.


Обратился к оружейному мастеру. Так, мол, и так, нижний ствол совсем никуда, верхний бьет более-менее сносно. Оказалось, нижний получок имел неправильную сверловку, зато его собрат чок был в идеале. Получалось, от чего ушел, к тому и вернулся. Начал стрелять сперва из верхнего ствола, а уж нижним в случае надобности добивал. Дела пошли в гору.


Но мысль приобрести полуавтомат засела глубоко и крепко. И вот мы с мастером-оружейником на полигоне ТБО (проще — городская свалка). Это наш стенд, где есть возможность пострелять не только по тарелочкам, но и по бутылочкам. МЦ-21 12 калибра довольно потрепанное, но мастер привел его в чувство. Со второго или третьего выстрела, не помню, разбил подброшенный вверх пузырек от йода. Бой ружья просто завораживал. Причем стреляло оно одинаково хорошо как пятеркой, так и картечью, что, на мой взгляд, большая редкость.


Вскоре за четыре тысячи рублей я стал владельцем отечественной «магазинки». Естественно, свою вертикалку в руки больше не брал — душа не лежала. На первой же охоте пятью выстрелами выбил из стаи двух позднеосенних перелинявших крякашей, попал со второго и пятого выстрела. После стрельбы приклад почему-то оказался подмышкой. Эта особенность ружья с неистовой силой прыгать в разные стороны во время выстрелов меня сильно настораживала. Потом ружьишко стало клинить даже при использовании самых дорогих боеприпасов, «самокрутом» вообще не стрелял. Отдал обратно оружейнику на ремонт. На следующий день в телефонную трубку услышал, что во время «испытаний» сломался еще и приклад. Желание забирать ружье обратно, естественно, сразу отпало, и было решено после капремонта его продать.


Думаю, лирики достаточно и пора перейти к рассказу о моем любимом «бекасике», как я его ласково называю. Достался он мне при очень интересном стечении обстоятельств. Ружье купил один знакомый охотник, человек не бедный, имеющий в коллекции новейшие модели «Бенелли», «Беретты», старые берданки и т.д. Но захотелось ему, сил нет, «Бекаса». Однако вскоре охотник решил, что теперь ему хочется ИЖ-27. Короче, наши интересы совпали. Произошел обмен без какой-либо доплаты. И так у меня появился «Бекас-12М Авто», купленный в магазине всего две недели назад.
Это просто чудо. Цевье и приклад выполнены из великолепного ореха. Рисунок древесины словно россыпь осенних листьев на земле, как у дорогих английских ружей. Словом,, такого красивого дерева я еще не встречал.


Пристрелка по мишеням на расстоянии 35 и 50 шагов насадкой чок показала великолепную кучность и резкость боя. Ствол не «гулял», отдача была терпимой. Оставалось дождаться открытия летне-осенней охоты на водоплавающую дичь, чтобы проверить «бекасика» в деле.


И вот праздник души наступил. Еще в темноте шагаю от деревенского дома к заветному пруду. Не видно ни зги. Вдалеке уже слышатся звуки выстрелов. Ну, думаю, все, опоздал. Подхожу к плотине, за ней водоем. Ружьишко на плече, правда, заряжено. Краем глаза замечаю над головой два утиных силуэта. Не спеша снимаю ружье, вскидываю. Бах! — кряква падает почти в ноги. Стою и гадаю, почему не стал стрелять вторую, может, привычка от одностволки осталась?


Кое-как взобрался на плотину, осветил себя, чтобы ненароком не подстрелили, ответили десятки фонариков. Похоже, ловить здесь нечего. Хотел уже уходить, как вдруг заметил утку, летящую прямо на меня и не встреченную залповым огнем коллег. Пропускаю ее и бью в угон. Пернатая, споткнувшись, валится в бурьян. Пошел искать. Результат нулевой, а на пруду настоящая вакханалия, такое чувство, что неподалеку работает реактивная установка «Град». Словно спаниель, лазаю по бурьяну, весь промок от росы.


Гляжу — со стороны деревни тянет приличная стая и движется прямиком на пруд. Нет уж, дудки, не пропущу! Стреляю два раза, и две птицы, споткнувшись, камнем падают вниз. Этих нашел быстро, «положил» на чистое. Итого, три кряквы висят на тороках, даже тяжеловато как-то, но правду говорят: своя ноша не тянет. И опять забыл, что в магазине осталось еще два патрона.


Думаю, повезло и охотникам на пруду, ведь они у воды охотились, а я в поле. Солнце совсем высоко. «Братья» по оружию разбредаются по бивуакам. Внимательно смотрю и не верю своим глазам: все пустые. Подхожу к пожилому охотнику, спрашиваю, как отстрелялся. Отвечает: «Да ерунда! Чирка сбил и не нашел. Две пачки патронов истратил, за третьей пришлось в машину бегать».


Обратная дорога заняла намного меньше времени. Домочадцы проснулись. Женщины хлопотали на кухне. В дровяном самоваре подходил кипяточек.


Наш дебют с «бекасиком» успешно состоялся. На другое утро мы добыли еще одного крякаша, правда, со второго выстрела. Этого было вполне достаточно за две охотничьи зорьки.


Следующей весной самоснаряженным патроном с дробью № 5 без контейнера взял влет гуся. Может, просто повезло, не знаю.


Осенью того же года на открытии снова уменьшил поголовье уток на три особи. Одну стрелял на посадке, вторую — на взлете, третью добыл попутно, возвращаясь домой мимо бывшего колхозного пруда.


В этом году с утрянки вернулся пустой, уток даже не видел. Зато вечером классическим дуплетом, если так можно сказать про полуавтомат, добыл крякву и чирка. Почему они летели вместе, не знаю, может, сдружились.


Удачно стреляли мы с «бекасиком» куропаток, лис, вяхирей, а вот зайчиков нам жалко, мы их не трогаем. Охочусь только с насадкой чок. Просто нравится.


Так какие же плюсы у ружья «Бекас-12М Авто»? Во-первых, безотказность. Не было ни одного случая, чтобы ружье меня подвело. В последние годы стреляю исключительно самоснаряженными патронами и не всегда в новой гильзе, считаю, что они лучше, проблем нет. «Бекас» очень прост в разборке и сборке. Разбираю его, как автомат Калашникова, с закрытыми глазами до мельчайших пружинок. Это мне доставляет огромное удовольствие. Кому такое занятие не по душе, советую просто иногда вынимать и чистить УСМ. Делается это просто, хотя надобности в этом, как правило, нет. Ружье неубиваемое. Во все времена года использую специальную аэрозольную смазку.


С «бекасиком» я пошел бы даже на медведя. «Если с другом буду я, а медведь­ — без друга...»

Александр Павлов, Липецкая область, г. Грязи 1 декабря 2011 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑