200 лет спустя…

 

«Скажи-ка, дядя, ведь не даром
Москва, спаленная пожаром,
Французу отдана?
Ведь были ж схватки боевые,
Да, говорят, еще какие!
Недаром помнит вся Россия
Про день Бородина!»


М.Ю. Лермонтов,
«Бородино»

 

 

 

Бородинское сражение, или Bataille de la Moskova, — эти слова известны во всем мире. На Бородинском поле 200 лет назад, 7 сентября 1812 года, состоялся грандиозный бой 120-тысячной русской армии и огромной 136-тысячной армады, в которую, помимо французской армии, входило множество подразделений покоренных французами народов.

Кто победил в этом сражении? Ответа на этот вопрос нет у историков до сих пор. По результатам этого боя русская армия оставила Москву, такого позора Россия не знала уже несколько веков. Но и этот же бой явился началом конца Великой Франции, можно, нисколько не лукавя, утверждать, что именно тот сентябрьский день был предвестником штурма и захвата Парижа русскими войсками в марте 1814 года.

Это событие у нас в стране никогда не оставалось незамеченным, а 20 лет назад начали проводиться его исторические реконструкции. Самой грандиозной из них была реконструкция, состоявшаяся 2 сентября этого года. 200-летний юбилей Бородинской битвы «соблазнил» любителей военной истории даже из Америки. Многочисленные отряды из многих стран стали стекаться в окрестности Бородина в самом конце августа. Были развернуты палаточные лагеря, в которых царил суровый армейский быт XIX века.

Важной составлющей той эпохи была кавалерия, и кавалеристы на отличных лошадях всегда являются украшением подобных мероприятий. Казалось бы, что найти коней для мероприятия труда не составляет, но… кони абы какие, пусть и самых великолепных пород, не подходят. Лошади должны не бояться не только ружейных выстрелов и барабанной дроби, они должны быть абсолютно спокойны и при стрельбе артиллерийских орудий в непосредственной близости от них. Лишь немногие клубы реконструкторов могут похвастаться наличием своих конюшен, дело это в наши времена дорогое и очень трудоемкое.

 

БОРОДИНСКИЙ ДОЛГОЖИТЕЛЬ. В 1912 году по всей Российской Империи был разослан циркуляр, которым предписывалось отыскать живых участников Бородинского сражения. В результате в Ялуторовске Тобольской губернии был найден такой человек — Павел Яковлевич Толстогузов. В 1912 году участнику Бородинского сражения было 117 лет, он плохо видел и слышал, но при этом, по свидетельству современников, был «достаточно бодрым». Его сфотографировал специально присланный фотограф — на фото рядом с ним запечатлена его 80-летняя жена.

Другой важный вопрос — это оружие. Понятно, что основная масса солдат — пехотинцы. А у них должно быть ружье, штык и как минимум тесак. Со штыком и тесаком вопросов не особо много. В те времена штыки были игольчатые, в соответствии с нашим законодательством холодным оружием не являются, тесаки при наличии формы тоже как-то особых вопросов не вызывают. А вот ружья…

В преддверии реконструкции, под серьезным давлением администрации Президента России, были приняты антиисторические поправки в отечественное оружейное законодательство. Эти поправки разрушили уникальный статус памятников истории и культуры, который был у старинного огнестрельного оружия.

Уникальный пласт российской истории из-за них уже начинает уничтожаться и сводиться на нет. Эти бездумные и смертоносные для исторического наследия нашей Родины поправки были приняты лишь с одной целью — упростить иностранцам временный ввоз копий и реплик оружия для участия в реконструкции Бородинской битвы. В результате везде получились проколы, и наследие свое уничтожаем, и иностранцам обеспечили колоссальные проблемы.

Расскажем один лишь эпизод — в реконструкции приняла участие группа наших друзей из Чехии, из города Зноймо. Они реконструируют знаменитых Зноймских егерей — подразделение австрийской армии. Егеря — это аналог современных снайперов, со штуцерами в руках они действовали на переднем крае в рассыпном строю. Получив приглашения, а по ним российские визы, егеря уже готовились к перелету в Россию. Им было обещано, что с новым законом проблем с репликами оружия не возникнет.

Но не тут-то было, в последний момент выяснилось, что для ввоза все же требуется специальное разрешение. Министерство культуры в последний момент по срочной просьбе чехов оформило документы, в которых была проставлена дата их прилета. Эксперты Министерства культуры встретили чехов в аэропорту, помогли оформить документы, и егеря проследовали в лагерь на Бородино.

 

«БОРОДИНСКИЕ СНАРЯДЫ». Реконструкция, как и реальные боевые действия, требует боеприпасов. На одного стрелка выдавалось по 20 патронов на бой, приходилось экономить заряды. Ружейный огонь, в соответствии с техникой безопасности, велся вверх или вниз и ни в коем случае не в противника. Ключевым же элементом прошедшей реконструкции была все же великолепная работа артиллерии. Ко все общему восхищению зрителей некоторым артиллеристам удавалось так имитировать выстрел, что основным эффектом от него был вращающийся круг дыма.

Реконструкция прошла, чехи, посмотрев московские достопримечательности, утром 5 сентября отправились в аэропорт «Внуково», имея при себе полный, достаточно увесистый комплект бумаг на оружие, с надеждой в скором времени очутиться в аэропорту города Брно. И тут они познали всю прелесть работы российских должностных лиц: таможня несколько часов не могла принять решения, могут ли чехи вывезти свое оружие домой или нет.

Когда таможня дала «добро», за чехов взялась служба авиационной безопасности. Эта служба потребовала составить специальный акт совместно с представителями линейных органов внутренних дел. И, как понятно, чешские реконструкторы остались в России без денег, без билетов на следующий рейс, без гостиницы, хорошо хоть со своими штуцерами. Кстати, ситуация эта не разрешилась и на момент написания статьи, России эти реконструкторы стали уже не нужны — теперь они «отработанный материал». А это пожилые люди, которым далеко за 60, энтузиасты своего дела. Понятно, что в Россию они больше никогда не приедут, и очень сомневаюсь, что и другие чешские клубы будут участвовать в российских реконструкциях.

Ну что ж, рассказав о тяжелой судьбе егерей, вернемся к реконструкции сражения. Чем же были вооружены армии на Бородинском поле? Это было царство батарейного замка французского образца. В ту эпоху огнестрельное оружие на его основе было у всех противоборствующих сторон. Более того, практически все армейские ружья на тот период были развитием знаменитой французской модели ружья образца 1777 года.

И сегодня такое оружие не забыто, батарейный замок заслуженно считается совершенством кремневых систем. До сих пор выпускают охотничье оружие именно с таким замочным типом, и, как это не покажется российским охотникам странным, — на Западе оно пользуется популярностью и достаточно востребовано.

На реконструкции сражения ружья были не только кремневые, встречались очень интересные капсюльные замки, внешний вид которых имитировал кремневый. Так было проще с воспламенением заряда, износ кремня был совершенно некритичен. Несмотря на подобное разнообразие и ухищрения реконструкторов, основной признак стрелковых систем того периода — дульно­зарядность — полностью был сохранен.

 

Особое внимание уделяется полному соответствию обмундирования, аммуниции и вооружения историческим прототипам. Особым шиком считается использование точно таких же материалов, как и в начале XIX века, для их изготовления. Реконструктор порой должен становиться и оружейником. Полевой ремонт оружия, как и 200 лет назад, неразрывная часть повседневного армейского быта. Несмотря на внешнюю «кондовость», кремневый замок довольно сложное устройство, и иногда в самый неподходящий момент он начинает «капризничать».

Но и тут не обошлось без казусов и очень неприятных моментов. В связи с планируемым посещением мероприятия «высокими лицами» реконструкторам было запрещено выносить из палаток пистолеты, шомпола и штыки… Объяснить иностранцам такую глупость было невозможно, отечественные участники мероприятия же привыкли и не к такому. Возникший вопрос, как зарядить дульнозарядное оружие без шомпола, был тут же решен. По «новой методике» порох засыпался в ствол, тужа же кидался и пыж. Ружье постукивали прикладом о землю ровно до тех пор, пока заряд не утрамбовывался.

Нельзя не сказать и о самом многочисленном военизированном подразделении на поле Бородинской реконструкции — отрядах ОМОНа и МВД. Да и над сражающимися на Бородинском поле войсками все время летал вертолет спецслужб. Такого я не видел ни в одной стране мира, где удалось быть свидетелем подобных исторических действ. Ну несколько экипажей полиции, немного дорожной полиции, помогающей водителям выбирать маршруты объезда, и — все.

А тут аномальнейшее количество милиции, оцепивших сплошным кольцом поле боя, даже на заднем плане просвечивались их грустные фигуры на фоне сражающихся армий конца XIX века. Сплошные ленточки, рамки, запреты… Нигде в Европе на реконструкциях, даже на самых юбилейных, подобного не было. В Болгарии «восстановку» боев на Шипке посетила председатель Болгарского парламента, которая спокойно сидела среди сограждан и наблюдала за ходом боевых действий, и никакой полиции рядом не было.

Отечественное Министерство культуры справилось с задачей на «отлично», единственно, что отмечали поголовно все — не было никакой символики юбилея. Возможность дать людям сувениры на долгую память, а государству частично окупить проводимое мероприятие была бездарно упущена. Но, оставив эти моменты, идущие явно не на пользу России, можно отметить, что реконструкция и особенно ее репетиция прошли превосходно.

Настоящими героями дня были историки-энтузиасты, показавшие, как славно дрались с неприятелем наши предки. Честь и хвала им за то, что они, преодолевая все препоны, хранят нашу историю.

 

Алексей Клишин 15 октября 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑