Вкратце про реставрацию

Самого большого объема реставрационных работ требует функциональная реставрация. При таком виде реставрации страдает только Вторая Великая идея. А именно — сохранение в неприкосновенности.

РАБОЧИЙ ИНСТРУМЕНТ.

Работа с деревом особым разнообразием приемов не отличается. Что бы ты ни делал, все равно это будет называться — резание. А вот количество разнообразного инструмента для резания, пожалуй, безгранично. Мне больше нравится работать инструментом XIX–XX вв. Он хранит тепло рук многих мастеров и не позволяет фальшивить. Работая хорошим инструментом и на хорошем материале, можно позволить себе вот такие шутки-барашки. Просто так, чтобы порадовать глаз и улыбнуться. РАБОЧИЙ ИНСТРУМЕНТ. Работа с деревом особым разнообразием приемов не отличается. Что бы ты ни делал, все равно это будет называться — резание. А вот количество разнообразного инструмента для резания, пожалуй, безгранично. Мне больше нравится работать инструментом XIX–XX вв. Он хранит тепло рук многих мастеров и не позволяет фальшивить. Работая хорошим инструментом и на хорошем материале, можно позволить себе вот такие шутки-барашки. Просто так, чтобы порадовать глаз и улыбнуться.

Вот тут как раз с точностью до наоборот — ружья и восстанавливаются для их дальнейшего
использования по прямому назначению.

ункциональную реставрацию чаще всего проходят относительно «молодые», но маститые ружья начала XX века, имеющие клейма испытаний бездымным порохом. Реже попадаются неклейменые, еще реже капсюльные и даже кремневые. Само собой, и те и другие предназначены для стрельбы дымным порохом. С появлением в нашей стране Ассоциации стрелков из дульнозарядного оружия (АСИДО) вырастет и интерес к ружьям, «работающим» на дымаре. Значит, добавится работы реставраторам. Хотя, честно говоря, для стрельбы проще купить готовые реплики.


Что может войти в комплекс реставрационных работ в таких случаях, зависит от состояния. По максимуму это полная разборка, промывка абсолютно всего, удаление ржавчины, замена севших пружин, изношенных бойков, устранение шатов, люфтов, зазоров, правка, пайка стволов, восстановление воронения, цветной калки.

 

Новая насечка на цевье рядом с родной на прикладе смотрится вызывающе неуместно.


 

С соблюдением существовавших тогда технологий. Был «ржавый лак» или сурьмяное масло — изволь товарищ реставратор изляпаться и нанюхаться. Самая дорогостоящая процедура — тюбинг. Делают ее только в Англии. Дамасские или декорированные гравировкой, всечкой, травлением стволы рассверливаются изнутри, и в них впрессовывается вкладной ствол такого же или меньшего калибра. При этом сохраняется прежний внешний вид и улучшается качество стрельбы. Вполне уместна такая процедура, как восстановление шлицов на винтах и шурупах. В опытных руках не такая уж и сложная работа. На шляпку винта наваривается металл, потом стачивается лишнее, нарубается новый щлиц и выполняется аутентичная гравировка. Дальше — закалка и воронение. То есть делается все, чтобы продлить срок службы ружья в том виде, в каком оно было произведено.


Нельзя обойти стороной и приклад или ложе. Дерево также подвергается полной реставрации. Удаление заминов, потертостей, царапин. Иногда требуется восполнить утраченные элементы резьбы или просто сколы древесины. Для этого необходимо иметь реставратору «библиотеку» — собрание старых прикладов или их частей, разных по времени, по виду ореха, по расположению волокон. Обязательно в отмытом виде. Любая вставка из современного дерева себя выдаст. Поднимается насечка, и восстанавливаются ее контуры. Меня часто спрашивают — а можно ли поднять осевшее в районе колодки дерево? Скажу просто — можно. На миллиметр-полтора по периметру вполне даже можно. Почти всегда требуют ремонта сделанные из рога части оружейного прибора. Затыльник, продолжение предохранительной скобы, носик — шнабель на цевье, розетка рукояти. Потом следует отделка приклада шеллаком или «датским» маслом.
 


 

СОБЕРИСЬ! Организация рабочего места имеет первостепенную важность для реставратора. Приступая к разборке механизма, нужно аккуратно разложить все детали по отдельным контейнерам. Все что находилось с левой стороны, должно лежать отдельно от того, что находилось с правой стороны. Особенно винты! Будучи подогнанными при сборке строго по месту, одинаковые на первый взгляд метизы вполне обоснованно могут не встать в свое гнездо. Или вообще может получиться ситуация, как с «Маузером» товарища Папанина.

 

Вполне допустимо в случае с функциональной реставрацией такое нарушение Первой Идеи, как изготовление нового приклада при обязательном сохранении стилистики оригинала. Ну и, разу­меется, старый приклад выбрасывать нельзя. Дело в том, что классические стандарты длины приклада, использовавшиеся в XIX–XX веках, не всегда подходят для современных людей. Приклады коротки, отводы малы, стрельба некомфортна и нерезультативна. А хочется попадать на охоте. Для того и реставрируется ружье. Бывает, просто нет родного приклада как такового. Сгорел, например. Или состояние древесины вызывает опасения в ее прочности, и стрельба может стать небезопасной.


Коммерческая реставрация всегда предшествует купи-продажным актам. Исключение — лишь реставрация «наковерных» ружей-украшений, переведенных в состояние ММГ согласно криминалистическим требованиям. Бывает такое — как ружье предмет не нужен, а как память очень дорог. Или просто служит настенным украшением.
 

Следует разделить коммерческую реставрацию на два неравнозначных по качеству вида.
Первый — «цивилизованный» вид существует в качестве предпродажной подготовки перед реализацией через разного рода аукционы. Делается такая подготовка грамотными специалистами в условиях хороших мастерских. С выдачей соответствующего сертификата на проведенные работы. Но не у нас.
 

 

Переосадить колодку и минимизировать тем самым зазоры — слишком трудная задача для горе-реставраторов. Куда проще залить все щели смолой, смешанной с опилками.

 

У нас доминирует второй вид — «варварский». Выполняется как попало и повсеместно с единственной целью — вложить поменьше, а продать подороже. Что говорить — мастера целого города, оставшись без стабильного заработка, опираясь на былую славу, из раза в раз по одинаковым схемам и «технологиям» уже который год «убивают» хорошие ружья в угоду богатым, но не всегда грамотным столичным заказчикам. Кузница прямо! Не даром в былые времена построенная без окон, где единственным источником света был горн, кузница в народе считалась пристанищем нечистой силы. А кузнецы вроде как были с ней в сговоре. У нечисти тоже конкурентов не было.


Три Великие Идеи реставрации трактуются в соответствии с достигаемой целью — прибылью. Там, где поют деньги, там музыка смолкает.
«Выявление исторической и художественной ценности» превращается в «провенанс для промоушена». Чаще всего провенанс зависит от фантазии продавца. От ружья Васи Сталина до штуцера внучатого племянника Александра Третьего. От таблички из нержавейки на прикладе до высокохудожественной компьютерной инсталляции на тему: «полученного на запрос сертификата от такой-то фирмы, подтверждающего изготовление ту-ту-ту для та-та-та».


«Сохранение в неприкосновенности» в случае с коммерческой реставрацией это уже не Идея. Это лозунг. А лозунг вовсе не правило. Его не обязательно соблюдать — гораздо важнее громко продекларировать. Фразе — «Я ничего не делал» следует верить. Ибо тот, кто продает, сам ничего и не делает.


Приезжаю на «смотрины» к бывшему «слуге народа» весьма высокого некогда ранга. Три горизонталки производства Германии, Англии и России из очень известных мастерских. Все три как близнецы! Одинаковые! На стволах новейшая оксидировка. «Заолифованные» приклады из одной ореховой доски. Одинаковая насечка. Одинаковые подщечники, тюльпаны, слезки, розетки. На зеркалах колодок ровно по два лунных кратера с торчащими по центру бойками. А внутри стволов — идеальная полировка! Зашустованы в несуществующий номинал. И хозяин льет в уши елей — «Да что вы! Да разве я буду обманывать? Да никто да никогда к ружьям не прикасался! Все так и было! Вот сколько себя помню! Вот из этого я с полмиллиона выстрелов сделал, и до сих пор как новое!» Ставлю вопрос ребром: «В этот город давно с ружьями ездили?» «Да я не ездил, сын возил, но там только посмотрели». Полгода смотрели. Итог: хорошие ружья убиты, но блестят как новогодние игрушки и ценник вырос астрономически из-за умения «посмотреть» тех мастеров.

 

Очень часто «реставраторы» безжалостно удаляют старую насечку и нарезают новую. Это хорошо видно не только по характеру самой насечки, но и по нависанию металла над деревом.


И на просторах нашей страны очумельцев предостаточно. Вот в одном крупном сибирском городе парочка таких «жестянщиков» додумалась вместо цветной калки хромировать колодки и втюхивали тамошнему собирателю с деньгами, но без головы. Появление на нашем рынке ТОЗ-34 с хромированной колодкой дало толчок для такого вида «реставрации». Уменьшение количества производств, а вместе с ними и количества гальванических участков на территории нашей страны постепенно сводит на нет это явление. Более талантливые заменяют утраченную цветную калку оксидной пленкой, наведенной реактивами, и покрывают лаком.
 

Будет проще просто перечислить то, что надо сделать, в рамках коммерческой, «варварской» реставрации, чтобы испортить ружье, «сохранив» его внешний вид. На очень неискушенный взгляд.


Итак, стволы внутри шустуются, снаружи оксидируются, по длине подрезаются со стороны дульного среза. Попутно можно затолкать обратно вздутия — горошины и грыжи. Обязательно не распаивая перед этим стволы. На подствольный крюк надо напаять олова или наварить полуавтоматом металл, а его конец расплющить медным молотком, чтоб плотнее входил в колодку. Повернуть осевой болт, сорвав стопорный штифт. Или забить новый болт из очень твердой стали. Зазор между колодкой и казенной частью стволов надо оптимизировать простукиванием медным молотком. Чтобы не пролезал щуп. Кукольная головка лечится расплющиванием. Вот прочитав в журнале об «истинном назначении» боковых прилив на колодке, в том смысле, что при помощи их обстукивания убирается шат, любой, скажем новосибирский «кулибин», добавит в свой арсенал «реставрационных» приемов еще один. И будет ничтоже сумняшеся плющить колодки. Подсевшие пружины растянуть. Дюймовую резьбу перерезать на метрическую. На самой колодке или замочных досках следует силами знакомого гравера наковырять птичек, зайчиков, собачек. Если уже была гравировка, то обязательно надо, предварительно опустив метал нагревом, ее углубить. Потом колодку отхромировать, покрыть никелем, «ржавым лаком» или добиться появления цветов побежалости при помощи местного перегрева.
 

 

ПРОГРЕСС И РЕСТАВРАЦИЯ. Наряду с хромированием (да еще и «техническим» пористым хромом) еще одна беда для антикварного оружия стала символом XX века. Это применение неорганических, синтетических декоративных покрытий. «Химия — в жизнь!» — будь она неладна. Всевозможные нитроцеллюлозные, глифталевые, алкидные, полиамидные, акриловые по химическому составу и паркетно-яхтенно-палубно-мебельные по назначению лаки и составы, доступные и простые в применении, губят и губят древесину прикладов и лож. Вся эта высокомолекулярная химия имеет ограниченный по времени ресурс.

С деревянными частями кураж по полной программе. Оптимальный вариант «реставрации» — сразу менять приклад на новый из другого вида ореха и формы не соответствующей стране и эпохе. Оставив в таком случае родное цевье. Если это не по силам, то начинаем шкурить старый, снося насечку и царапины. Неплохо отрезать приклад по длине и поменять роговой затыльник на резиновый, в идеале — резиновый с белой проставкой — памперсом. Если на ружье не была предусмотрена установка антабок — восполнить пробел, закрутив советские. Выточить стяжку из нержавейки и стянуть ею щеки головки приклада. Вышкуренный приклад варится в льняном масле или «олифуется» до состояния пластмассы. Применение шеллачных политур повышает расходную часть, сокращая доходную. На прикладах высоких ружей всегда не хватает глухарей, кабанов, лосиков, дубовой листвы. Чисто английский или бельгийский, французский приклад в России обязан выглядеть как пряничная доска из села Ревякино.
 

Справедлив вопрос, а можно ли произвести реставрацию так, что будет сложно определить: подвергалось ружье подновлениям или нет. Можно. Надо пропустить ружье через Zeitmaschine. То есть подвергнуть его комплексу процедур, стирающих временное несоответствие старого и нового. Тогда восстановленное из руин ружье будет на самом деле выглядеть и, главное, служить как великолепно сохранившееся, никогда не подвергавшееся ремонту. Образно — половине ружья сто лет, а половине неделя, то все целиком должно выглядеть лет на пятьдесят. А можно ли вычислить такое ружье? Можно. Если знать, как устроена Zeitmaschine.

Сергей Басскачи 8 июня 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    павел кушнин офлайн
    #1  9 января 2013 в 16:55

    помогите отреставрировать ружье d'armes de guerre de herstal

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑