Вороны подсказали

Рыбацкие истории

фото: Анатолий Маилков фото: Анатолий Маилков

В субботу с самого утра ярко светит совсем не осеннее солнце, беспощадно уничтожая остатки выпавшего вчера снега. На дворе конец сентября и до настоящей зимы еще далеко. В пятницу после обеда небо вдруг потемнело, налетевший ветер остервенело срывал оставшиеся листья с берез и тополей, укрывая землю белым пушистым покрывалом. В очередной раз силы природы диктуют нам свою волю, ломая наши планы. К утру субботы снега навалило сантиметров пятнадцать, но утром ветер утих, выглянуло солнце и решило навести порядок на подвластной ему территории.

Слоняюсь по квартире, выполняя указания жены что-то прибить, поправить, закрепить, но тут в прихожей раздался звонок. Дверь открыла жена. Громкий, с хрипотцой голос был мне хорошо знаком и принадлежал однокласснику и другу Виктору Горбунову. Нам обоим уже далеко за тридцать, а отношения между нами застряли где-то на уровне восьмого класса – вечные подначки, шутки и приколы.

- Валентина! Твой дома?

- Горбунов! Ты сначала поздоровайся, а потом вопросы задавай. Да сними свои сапожищи, полпуда грязи притащил.

- Некогда мне раздеваться, – и, увидев меня, – собирайся завтра на рыбалку, утром за тобой заеду, поедем на наше место к Белому камню, елец клюет.

- На что хоть клюет-то, – спросил я.

- На кузнечика, – был получен короткий ответ и хлопнула дверь.

Вот всегда так. Всегда он куда-то торопится, всегда ему некогда, нет чтобы объяснить толком, откуда известно, что клюет и что именно елец, да еще и на кузнечика. А где его взять после такого снегопада. Может, очередной розыгрыш? С него станется. М-да – задачка. Как бы там ни было, а отклонив предложение жены перекусить, стал собираться. Необходимо было найти место, где мог к этому времени сохраниться кузнечик. А таким местом могла быть только лесная поляна, хорошо прогретая солнцем и коротко подстриженная постоянно пасущимися здесь коровами.

Миновав окраинные домишки, я по проселочной дорожке выехал на поляну, по самой кромке которой, у леса, ходили несколько серых ворон. Смешно переваливаясь с боку на бок, они что-то выискивали в траве и изредка склевывали, наклоняя голову и осматриваясь по сторонам. Увидев меня, они нехотя взлетели на ближайшее сухое дерево. Оставив мотоцикл, я пошел к тому месту, где только что были вороны. Внимательно вглядываясь в ярко освещенную солнцем траву, стал медленно передвигаться по краю поляны. Ожидания оправдались. Вскоре я увидел то, что искал – кузнечик уже не мог прыгать и летать, он лишь слегка шевелился. Ай да вороны! Сами подкормились и мне подсказали, где искать насадку, про которую говорил Горбунов.

Рано утром мы втроем на мотоцикле ехали по дороге, ведущей к нашей реке с красивым названием Нейва. Подъехав в нужном месте к берегу и спрятав мотоцикл в ельнике, перебрались на противоположный берег по жидким, в две доски мосткам.

Белый камень находился несколько ниже по течению и нам нужно было по тропинке, проторенной такими же как мы рыбаками, обойти его поверху и в затишке с обратным течением попробовать половить стремительных серебристых рыб. Погода была пасмурная, но без ветра и снега, и мне было приятно шагать, поглядывая по сторонам. При переходе через ручей я немного задержался и мои спутники ушли вперед. В этом месте в русле реки недалеко от берега находилось несколько больших камней-валунов. Возле одного из них было удобное место с хорошим подходом к воде и отсутствием кустов, которые мешали бы при забросах. Сняв рюкзак с бутербродами и термосом, я достал из него приготовленную заранее прикормку. Оставалось только добавить немного воды и глины и можно лепить из нее нужной величины шары. Вода, огибая валун, образовала ниже него приличную по глубине яму с завихрениями и обратками. Скатав несколько небольших шаров, я подкинул их в предполагаемое место заброса приманки. Бутерброд и немного горячего чая приятно согрели и взбодрили меня.

Разложив телескопическое удилище и отрегулировав глубину проплыва насадки, приступил к ловле. Добросить поплавок с грузилом и крючком в нужное место без применения катушки, стоя на берегу, не удавалось и мне пришлось, привязав к поясу сетчатый садок и раскатав болотные сапоги, зайти в воду. И вот наконец удачный заброс в нужное место и все внимание на поплавок.

Один заброс, второй – результат ноль, значит, что-то не то. Надо увеличить спуск. Передвинув поплавок вверх по леске, вновь забросил насадку.

На этот раз поплавок, проплыв немного, плавно ушел под воду. Думая, что грузило цепляет дно, я без подсечки поднимаю удилище и вдруг чувствую живую тяжесть на леске. Есть! Надо сказать, что вчера я с большим трудом поймал десятка полтора кузнечиков. Придется с ними обращаться бережно, аккуратно пропуская крючок через все тельце насекомого, располагая его на цевье и оставляя открытым острие. Рыба, хватая насадку, проталкивает ее дальше на леску, сама оказываясь на крючке. Таким образом мне удавалось поймать на одного насекомого несколько рыб.

Подсаживая к остаткам кузнечика последнего, самого маленького, я услышал шаги подходивших товарищей. Первым подошел Николай. В садке у него живым серебром отливали крупные ельцы. За ним, пыхтя и отдуваясь, появился Горбунов. В его садке подпрыгивали шесть или семь рыбин.

- Ну, чего с нами не пошел? Думаешь, здесь лучше? – прикуривая сигарету, спросил он. В это время мой поплавок в очередной раз исчез из вида и я, немного рисуясь, вывел крупного ельца. Взяв его в руку и отцепив крючок, приподнял из воды садок, в котором трепыхалось десятка три рыбин.

-Ты… ты это как… Ты на что ловишь?

-На кузнечика, как ты и говорил.

-А мы вот на тесто. Да, а где же ты их отыскал после такого снега.

-Вороны подсказали.

Николай Ермаков 2 ноября 2010 в 16:02






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑