Рокадные дороги

Окончание.Начало в № 10/2010.

–55 градусов — до такой отметки может опускаться температура воздуха зимой на Полярном Урале. Фото: Владимир Егоров –55 градусов — до такой отметки может опускаться температура воздуха зимой на Полярном Урале. Фото: Владимир Егоров

Мне предстоял переход до реки Пага. А главное, нужно было определиться, где я нахожусь. Когда идешь один, то на фоне усталости и голода начинаешь совершать ошибки, осознаешь это и уже боишься снова и снова ошибаться. Получается своеобразный замкнутый круг.

День был солнечный, и я засветло подошел к реке. Передо мной Пага, пока еще мелкая и быстрая, как ручей. За рекой поднимается водораздел. На той стороне безмятежно идут две оленьи упряжки. На нартах поклажа и двое детей. Четверо взрослых, двое мужчин и две женщины в сапогах и малицах с надетым капюшоном из оленьих шкур, идут в сторону водораздела. Так и ушли они вверх, по «рокадной» дороге вдоль Урала.

[mkref=467]

Дорогу вниз по Паге я нашел. Она начиналась, как на карте, на пустом месте, — вдруг посреди тундры две колеи! Никаких других следов, экспедиционного лагеря, например. Вечером чистил карабин, пил чай и пел романсы. Спал в тепле! В «Справочнике альпиниста» 50-х годов описан способ организации «холодной ночевки», дескать, ноги туда, руки сюда, на голову это — на страницу текста! Но заканчивается блестящим советом — не экономьте время на организацию ночлега, спать все равно не придется!

13–14 августа. Утро было теплое и солнечное, ветер отгонял мошку. Устроил банный день. Вышел поздно. Поднялся на небольшую сопку, с выходом скальных пород на вершине. В камнях было старое, насиженное гнездо орла. Хозяина не было. Внизу разливалась Пага. Впереди было озеро Пагаты. Последние сомнения отпали: я на правильном пути.

15 августа (день моего рождения). Я часто в этот день застаю в дороге. Как-то, решив отметить его, я зашел к геологам. Начальник партии, бывший десантник, пил со мной спирт, угощал соленым хариусом, рассказывал о жизни. К ночи, наговорившись, этот огромный, как медведь, мужик со словами «пойду попью компотику» вывалился из избы в тундру. Кастрюля с компотом, литров на двадцать, действительно стояла на земле около столовой. Легко подняв ее, начальник аккуратно, не пролив ни капли, налил себе через край кастрюли в кружку, стоящую на земле. Через пять минут он мирно спал в кровати, так и не сняв сапог.

По случаю торжественного дня собирался медленно. Вышел. К вечеру добрался до небольшого озера, на берегу росли елки, около берега плавала стая гусей. До них метров семьдесят. Я — за карабин. Выстрелил и попал. Гусь лежал на берегу. Это была первая добыча за 15 дней.

16–17 августа. Утро — солнце и ветер. Впереди тундра, карстовый ландшафт. Дорогу видно плохо, но идти — единственное спасение. Пошел дождь. Сначала казалось, что ненадолго, потом полил! Где я? Куда идти? Наконец, справа увидел озерцо. Поставил палатку. Дров нет. Нашел несколько засохших кустов можжевельника. Когда разгорелось, стал кидать в костер свежую березу, дымит, но горит жарко. Я пил чай и чувствовал себя победителем.

18–19 августа. Дождь! По карте через 11-12 километров начинается хвойный лес, решил дойти, чего бы это ни стоило. Вышел под моросящим дождем. Шел вдоль Кокпеллы. Встретил подосиновик на дороге. Хорошо бы его в суп к гусю. Еще два гриба нашел. Шел. Падал. Терял айсбаль. Находил его. Ронял рюкзак в воду. Но шапку с грибами не выпустил из рук. Кругом болото, кочки, вода. Вдруг в темноте — дом! Изба! Но уже без крыши, сгнила и упала на бок. Рядом баня, такая же! Но сохранился предбанник. Остался на ночевку.

20–21 августа. Встал в половине десятого. Дождь уже как данность. Иду без дороги по азимуту на запад. К 15 часам лес кончился, передо мной заросшая кустарником поляна, чуть дальше ручей. Пошел к ручью — дорога! Она вела к реке Кокпелла, а там, по карте, брод и широкая просека в сторону Паги, километров 30 — и я на железной дороге. Был тихий ясный вечер, и я легко шел по дороге. Передо мной река. Ширина метров 100. На той стороне просека начинается! Надо плот строить! Ночью я не спал. При свете свечи в дневнике я чертил варианты конструкции плота. К утру «проект» был готов.

22–23 августа. Со мной был небольшой топор. Моток бельевой веревки, тесемки от мешков со снаряжением. Кругом тайга. Вообще плот лучше строить из сухого дерева, он и легче, грузоподъемность выше. Вязать можно «вицами», петлями из ивы. Подходящие по размерам ели росли в метрах 50 от лагеря и в 15 от берега. Моим маленьким туристическим топориком я рубил одну елку два часа, потом обрубал сучья. Получалось два бревна.

 

Вдали были видны вершины гор, розовые от лучей заходящего солнца, в озере, блестя чешуей, играла рыба. Но мне было не до нее. Я ел гуся! Фото: Владимир Егоров

Но к берегу как тащить? Бревно лежало воистину «как бревно»! Двумя руками я мог только чуть-чуть приподнять его за один конец. Перекатывать? Просеку рубить? Нереально! За неделю не построю. На карабине был прочный широкий кожаный ремень. Снял его и сделал петлю. Надев петлю на конец бревна, я смог сдвинуть бревно на 10-15 сантиметров! Отдышавшись, я сделал вторую попытку. Пошло! Бревна уже лежали на берегу в трех метрах от воды. Берег был довольно высокий, но вдруг вода прибудет, и их унесет?

 

Фото: Владимир Егоров

Бревна я укрепил забитыми в землю березовыми кольями! Ночь прошла в беспокойном прислушивании, не поднимается ли уровень воды, не шумит ли река?

 

Слева от меня Урал с покрытыми свежевыпавшим снегом вершинами, вокруг тундра, покрытая мхом, травой и яркими желтыми цветами. Фото: Галина Баранова

24 августа. Встал с рассветом, плот стоит! Тщательно все собрал. Надел непромокаемую куртку, убрал документы во внутренний карман, на поясе нож. Сделал шест из березы, оттолкнулся и поплыл! Плот шел на три четверти под водой. Течение быстрое, скорость приличная. Мимо проносятся заболоченные берега, по которым пешком я бы тащился, обливаясь потом, со скоростью 300 метров в час, а тут!.. Я летел! Через час показался первый порог. Плот шел боком, и управлять им у меня не получалось. Так боком я и наехал на огромный камень.

 

Сделал на плоту возвышение, настелил елового лапника, постелил полиэтилен. И после завтрака пошел грузиться! Фото: Владимир Егоров

Я спрыгнул в воду, сдернул плот с камня, он выдержал удар! Забрался обратно и стал грести к берегу. И тут понял, что плотом легко управлять, гребя шестом, как веслом.

 

Нарубил молодых берез, сделал настил, поставил палатку. Развел костер. В дыму под навесом с фонарем я варил суп с гусем и грибами. Фото: Константин Лапин

Было тепло и солнечно. Я фотографировал окрестности. Кокпелла впадала в Пагу, и река уже была шириной метров 400. Прошло часа четыре моего водного путешествия, и пошел дождь. Я мерз и пел песни. Репертуар был «местный».

 

Мать у Анатолия была русская, из Архангельска. Работала учительницей. Вышла замуж за жителя деревни. Родился сын Анатолий. Сейчас он живет один, не женат. В доме идеальный порядок. Показывал мне фотографии матери, отца... Все молодые, красивые, и всех уже нет. Фото: Владимир Егоров

 

Елецкий — сопка Кечпель — р. Пага — пос. Епа — г. Абезь

Там далеко, на севере далеком,
Я был влюблен, не знаю, почему!
Я был влюблен, и был влюблен жестоко!
Тебя, пацаночка, забыть я не могу!

[mkref=468]

Орал я во все горло. Слушать было некому, но я согрелся. По приблизительным расчетам, я прошел уже около 30 километров! Еще через час я дошел до впадения в Лемву. По карте с этого места Лемва становится судоходной.Когда я достиг противоположного берега, темнело. Я замерз так, что понял, что если сейчас не пристану к берегу, то я уже не пристану никогда. Берег был пологий, с песчаным пляжем. Максимально затащив плот на прибрежную мель, я пошел ставить лагерь.

25 августа. Солнце! Ясное небо. Вода спала, и плот лежал практически на берегу. По карте через пять километров на противоположном берегу должна быть деревня Епа, а от нее дорога на «железку», километров 20, и все! Я не спеша пил чай, потом мылся в реке. Вышел в 13 часов. Шел вдоль берега, легко и быстро. К концу третьего часа я понял, что я на острове! Вода прибывала. Я повернул обратно к плоту. Только бы его не унесло! Часа через два дошел. Плот уже качался на волнах. Сделав новый шест, пошел на плоту. Через час я увидел на противоположном берегу деревню Епа. Пристал к берегу. Ночевал в доме Анатолия. Мы с ним проговорили всю ночь. Утром Анатолий угощал меня картошкой с грибами и отвез на моторке в Абезь. До нее 45 километров. Денег с меня взял только за бензин, доходов там никаких, работы не было, не знаю, как сейчас.

В десять утра 26 августа я сел в поезд в Абезе.

Владимир Егоров 21 октября 2010 в 16:33






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑