Рыбацкие мифы и реальность

Уже много лет множатся знания рыболовов, которые иначе как мифами назвать нельзя

Фото автора Фото автора

В рыбацкой среде много лет существуют и постоянно обрастают новым «мясом» всевозможные сведения о рыбе, ее повадках, а также сказания о случаях из рыболовной практики, которые иначе как к области мифологии отнести нельзя. И все потому, что эти знания совершенно не соответствуют реальности.

Добавляют сюда немало своей шелухи и многие нынешние писаки от рыбалки, поскольку по их бумажным трудам очень хорошо видно, что они давно не брали в руки снасть и совсем утратили контакт с водоемами, с природой. Вот и получаются книги, состоящие из материалов, надерганных из различных, обычно старых изданий, и разбавленные авторскими фантазиями. Мало что полезного дает практикующему российскому рыболову и прочтение зарубежной литературы, даже написанной настоящими знатоками своего дела – их бы сюда, на наши «убитые» всякой беззаконной сволочью водоемы, тогда бы посмотрели, как они смогут эффективно, с ориентацией на определенный объект, ловить в условиях запредельно низкой концентрации достойной по размеру рыбы.

Одной из часто встречающихся в рыболовной литературе фантазий, преподносимой в качестве практического совета, является рекомендация ловить судака исключительно на узкотелые, компактные приманки – мол, этот хищник в силу узости своего горла совершенно не нападает на широкотелых или достаточно крупных рыб, в отличие от щуки.

Возможно, ловить на мелкие и узкие приманки будет правильно, поскольку при охоте на любого хищника удастся снизить число пустых поклевок из-за надежной и глубокой хватки. Однако тут же надо задаться вопросом: а часто ли судак, стоящий в зоне ловли, реагирует на мелочь, может быть, крупные объекты возбуждают его сильнее, даже если он временно находится в пассивном состоянии? Кажется, ответ явствует из приведенной фотографии, на которой видно, как недавно пойманный на Оке судак весом всего-то около двух килограммов срыгнул своего же собрата весом никак не менее 200 граммов. Из разговоров с другими наблюдательными спиннингистами, которые ловили в местах, где в достаточном количестве водятся настоящие клыкастые «волки» весом, гораздо большим пяти килограммов, удалось выяснить, что им не раз приходилось находить в утробе крупных хищников лишь части леща. Получается, что матерый судак нападает на леща, которого заведомо не может проглотить целиком, словно гильотина смыкает на нем могучие бульдожьи челюсти и глотает то, что поместилось в пасти. Остальное, видимо, идет на корм ракам. Может быть, не случайно стаи леща и густеры на больших глубинах чаще сопровождают не щуки, а судаки, находя при этом постоянный, доступный и вполне приемлемый корм. Заодно, конечно, глотают более мелких собратьев и солидных глубинных окуней.

Не раз приходилось слышать сожаления спиннингистов, любителей ловли на живца и отвесного блеснения по поводу «срезанных» щукой приманок или тройников. Предполагалось, что жадная хищница теперь непременно должна погибнуть по причине застрявших в горле крючков или от ран, причиненных внутренностям. Однако на деле все не так – что-то ни разу не встречались мертвые щуки с приманками внутри. Даже более того, автору этих строк однажды села на блесну очень интересная «зубастая» – у нее на боку красовалась лиловая опухоль размером со сливу. Когда щука стала биться на берегу, этот вырост неожиданно отвалился, обнажив здоровое розовое мясо, а вот в опухоли, раздавленной сапогом, обнаружился изрядно поржавевший тройник немалых размеров.

Как выяснилось после разговора со специалистами, природа снабдила щуку способностью избавляться от всего несъедобного, что попало в ее нутро и не может быть выведено естественным путем. В желудке рыбы предмет как бы заключается в капсулу из слизи, потом часть желудка с капсулой постепенно отделяется и начинает очень медленно выходить наружу, как бы раздвигая мышечную ткань, которая затем смыкается и срастается без каких-либо травматических последствий.

Конечно, тройник, застрявший в горле щуки или глубже не может быть исторгнут рыбой наружу по причине определенной направленности крючков, а вот внутрь он идет легко, причем жала крючков, застрявшие в тканях горла при поклевке, выходят обратно очень быстро, как бы «выбаливают». Об этой способности, наверное, любой рыбы быстро избавляться от острых крючков говорят много случаев с язями, которые одно время хорошо ловились на Угличском водохранилище. Так вот, большинство поклевок этих рыб происходило с глубоким заглатыванием крючка, который нельзя было извлечь, не погубив трофей. Поэтому приходилось поводок обрывать, чтобы при теплой погоде сохранять язя в садке живым. Однако через несколько часов, при обработке улова дома, ни разу утраченный крючок обнаружен не был, хотя характерная глубокая рана в горле рыбы присутствовала, а ткани вокруг нее имели как бы разрыхленный вид.

И опять по поводу щуки. Наверное, любой спиннингист со стажем может рассказать, как у него зубастая хищница «откусила» приманку при наличии длинного металлического поводка. Тут же всем видится огромный монстр, челюсти которого сомкнулись на леске где-то за поводком. Это еще один из расхожих мифов. На поверку, размер «монстра» может оказаться любым, даже очень невеликим. Дело в том, что когда щука атакует жертву, она раскрывает пасть, при этом широко открываются жаберные крышки, в щели устремляется поток воды во время броска хищницы. Вот в этот поток и может попасть компактная приманка и вылететь наружу вместе с поводком, а беззащитная против острых словно бритва щучьих зубов леска мгновенно обрезается, поскольку скорость движения щуки в момент атаки очень высокая.

А теперь коротко о совсем далеком от реальности делении большинства наших пресноводных рыб на «мирных» и хищных. Сколько еще десятилетий должно пройти, чтобы эта терминология стала достоянием истории и плохих книг про рыбалку? К примеру, к осознанию того, что плотва, лещ, карась, линь и карп могут ловиться из-подо льда, рыболовы шли почти век с того момента, как начали заниматься зимней рыбалкой. Однако современное рыболовство прогрессирует настолько быстро, что уже сейчас появилось немало спиннингистов, которые вполне целенаправленно и осмысленно ловят на искусственные приманки и плотву, и карася, и карпа. Автор этих строк пару сезонов специально ловил крупных карпов (когда они там водились) в водоеме КРХ «Голубино», созданном при постройке плотины на р.Северке. В начале осени карпы весом 4-7 килограммов здесь частенько и буквально взаглот хватали мелкие вращающиеся блесны с передней огрузкой соответствующего веса. Проводка такой приманки была ступенчатой, а хватки карпа обычно происходили в момент ее подъема со дна. Именно эта техника коротких ступенек джиговых приманок небольшого размера (твистеров, виброхвостов, поролоновых имитаций, а также приманок из шерсти, люрекса и т.п.) при специальной ловле в местах скоплений соответствующей рыбы дает немало результативных поклевок «в рот» карася, леща, густеры, плотвы, не говоря уже про голавля, язя, ельца, красноперку. А в качестве иллюстрации к сказанному приведены две фотографии, где рыба не посажена специально на крючок, а снята на цифровую камеру сразу после извлечения из воды. На одной из них лещ весом почти килограмм, схвативший немелкий виброхвост на Оке пару недель назад. На другой – карась на полкило, пойманный на пруду в Лобаново во время ловли окуня на прошлой неделе.

Приведенные в данной статье факты и сведения – лишь малая толика того, как в последнее время меняются представления о самой обычной нашей рыбе и ее повадках, а также о прогрессивных и нестандартных возможностях ее ловли, представляемых новыми технологиями изготовления снастей. Редакция газеты надеется, что тему, вынесенную в заголовок, продолжат наши уважаемые и компетентные читатели.

Анатолий Маилков 12 октября 2010 в 12:10






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑