Послесловие к закону «об охоте…»

Новый закон «Об охоте…» заточен на «привлечение инвестиций в охотничье хозяйство», а не на удовлетворение нужд простых охотников

Фото Fotolia Фото Fotolia

Охота по перу в основном закончилась. Продолжаются лишь охоты на копытных и пушных зверей, но в них основная масса охотников не участвует. Появилось больше свободного времени, и я его посвятил просмотру номеров любимой «Российской охотничьей газеты» за истекший год.

Какое это удовольствие вновь встретиться с уважаемыми и интересными людьми, близкими по духу, которые своими выступлениями заставляют задуматься о дне сегодняшнем и завтрашнем любительской охоты в частности и судьбе охотничьего хозяйства России в целом. В их выступлениях чувствуется боль и неудовлетворенность от принятого закона «Об охоте…» и проекта новых Правил охоты. Многие авторы пишут, как у нас все было плохо, и сравнивают любительскую охоту в России с охотой в Западной Европе, США, Канаде и хотели бы видеть ее таковой и у нас. И вот в 1-м выпуске «РОГ» за 2010 год Анатолий Бонч-Бруевич в статье «Зачем сравнивать несравнимое?» спрашивает: «А так ли уж у нас самих было все плохо в охотничьем хозяйстве еще каких-нибудь тридцать-сорок лет назад? Думается, что нет! Очень и очень многие вспоминают те времена с ностальгией и именно их считают лучшими годами своей охотничьей жизни». И, как далее пишет Анатолий, «большая часть охотников… была объединена общественными объединениями. Сделано это было как раз для того, чтобы гарантировать людям возможность охоты в «своих угодьях».

А вот в новом законе «Об охоте…» им места не нашлось, и заточен он на «привлечение инвестиций в охотничье хозяйство», а не на удовлетворение нужд простых охотников. Не вызывает сомнения и следующее утверждение автора: «…Вряд ли оспорим тот факт, что большая часть охотников-соотечественников относится к среднему и ниже среднего классам, причем не по американским или европейским, а по российским стандартам. Это когда зарплата 5–20 тысяч рублей в месяц (средний доход среднего канадца 120 тысяч рублей в месяц). В сохранении за собой и своими обществами этих угодий, думается мне, и лежит сейчас единственный путь к сохранению для себя самих самого понятия «родная русская охота». Государству было бы намного выгоднее (и дешевле) наложить новый порядок на уже существующую систему и передать через аукционы пустующие (ничьи) угодья, чем лить воду на мельницу новых приватизаторов. Анатолий спрашивает: «Что же мы имеем теперь?» И отвечает: «Картина, должен я вам признаться, неутешительная. С одной стороны, уже сейчас мы имеем спекулянтов из руководства большинства обществ (РОРС и ВОО не исключение), поделивших нас на нужных и ненужных и продающих вальдшнепов, уток, тетеревов, глухарей, зайцев, кабанов, лосей, медведей и всю остальную дичь по запредельным ценам, зачастую не тратя на их разведение ни копейки. С другой стороны, новый закон об охоте, дающий право охоты в виде единого билета, но лишающий возможности охоты в виде «передачи почти всех угодий каким-то юридическим и физическим лицам (примерно понятно, каким именно). Мы в эти «угодья» в обозримом будущем не войдем и не то что поохотиться или грибов собрать, а с детьми погулять не сможем». Но Анатолий оптимист. Предлагает верить в чудо – «в то, что нас вдруг услышат премьер с президентом и дадут команду найти профессионалов и привести закон в божеский вид».

Не меньшей тревогой веет от статьи А. Бонч-Бруевича «Что в итоге и в «РОГе» («РОГ» №36, 2010 г). Статью автор начинает неутешительным выводом: «За последние два года в «РОГ» вышло немало статей, посвященных «новшествам» в нашей охоте. По этим темам прошлись многие охотники и охотоведы. Жестко и правильно высказывался Тихонов; «скрипели старые грабли» Матвейчука; писал всегда знающий, что «гоже», а что «негоже» и время от времени цитирующий самого себя Гуров», «звонил колокольчик» авторов поскромнее, вроде меня. И что же в итоге?» Действительно, а что же в итоге? Все-таки прошел год с момента принятия закона «Об охоте…». Что-то существенно облегчающее жизнь простого охотника и охотпользователя должно было произойти. И произошло. Введены ставки ежегодной оплаты единицы площади охотугодий при передаче в аренду их же владельцам, т.е. владельцам долгосрочных лицензий без проведения аукционов. Но эти ставки настолько разорительны, что оказались не по карману даже хозяйствам средней руки. И еще одно «безобидное» нововведение. А. Берсенев в интервью («РОГ» №28, 2010 г.) сказал: «За разрешение в общедоступные угодья охотник платит госпошлину в размере 400 рублей». Некоторые чиновники эту фразу поняли по-своему. И вот в «РОГ» №37 за 2010 г. читаем статью Н. Смирнова «Тульский беспредел». Руководитель комитета по охоте и рыболовству А. Королев принял решение: «Все охотничьи хозяйства (охотпользователи) должны уплатить в бюджет госпошлину в размере 400 рублей за каждый бланк разрешения». Подобные поборы были и в других областях. А в «РОГ» №39 читаю разъяснение С. Разгулина, заместителя директора департамента налоговой и таможенно-тарифной политики: «… За выдачу таких разрешений государственная пошлина уплачиваться не должна». Это попахивает тем, что правая рука не знает, что делает левая нога. Деньги-то с людей взяли.

 

Фото: Сергей Гуляев

А. Бонч-Бруевич с горечью пишет: «Очевидно, отношение чинуш к публикациям наших писем, статей и предложений основывается на поговорке: собака тявкает, а караван идет – в этом убеждаешься, глядя на развитие событий. Вот только куда идет «их» караван, и не пора ли нам, братья охотники, повернуть это шествие в нормальное русло?» В статье «С верой в охотничий потенциал России» («РОГ» №42, 2010 г.) А. Бонч-Бруевич выразил удовлетворение тем, что Ю. П. Трутнев – охотник, а стало быть, как говаривал И. С. Тургенев, хороший человек, и значит, должен видеть и хорошо знать существующие проблемы в этой области. А также Анатолий высказал робкую надежду, что государство, владея животным миром, установит свою цену на каждый вид дичи и уполномочит «охотпользователей всех форм собственности продавать госразрешения на охоту со своим интересом, но не превышающим госцену». Хотелось бы в этом убедиться в ближайшее время.

Не могу обойти молчанием и статьи В. Бодункова, автора самобытного, эрудированного и интересного. С ним я лично знаком. И довольно часто наши взгляды на ведение охотничьего хозяйства в России, на роль и место обществ охотников не совпадают. Но тем не менее, мы относимся друг к другу с уважением. Своей статьей «Пора бить в набат» («РОГ» №, №39 и 40, 2010 г.) он пытается поднять охотников на борьбу за свои права. Я согласен с автором, что многие граждане недовольны нынешней властью России. А чего быть недовольными? Мы же сами ее избрали. И автор подводит нас к мысли: «Всякий народ достоин своего правителя», «Каков поп, таков и приход», «Кесарю – кесарево» – словом, каков народ, такова и власть!» Поэтому прежде чем поливать власть (государство) грязью, мы должны спросить себя: что я сделал, чтобы была (или не была) данная политическая власть?» А в статье «Картина маслом» («РОГ» №44, 2010) Валентин Леонидович изобразил «черным маслом» то, на что нас обрекают чиновники от охоты всех уровней. Деньги. Всех интересуют только деньги. В. Бодунков задается вопросом: «Можно только предполагать, какой объем денежных средств за эти годы перетек в частные карманы». Правительство, к сожалению, этим вопросом не задается. А пора бы. Их вполне бы хватило на первые шаги по обустройству охотничьего хозяйства России. И в первую очередь на охрану животного мира.

Некоторые авторы «РОГ» сомневаются в компетентности специалистов департамента охоты, который возглавляет А. Берсенев. Биолог-охотовед Татьяна Арамилева в статье «Читайте закон, и внимательно!» («РОГ» №40, 2010) пишет: «Как легко все-таки поставить под вопрос чужую компетенцию, особенно если человека в глаза не видел, ничего не знаешь ни о его личных качествах, ни об уровне образования и профессиональной подготовки. Сам-то ты на его месте таких дурных законов уж точно не сочинил бы». Но само название статьи звучит несколько назидательно. Читаем, Татьяна, и очень внимательно. Наивные мы все-таки люди! Лично я в компетенции и знаниях чиновников всех уровней не сомневаюсь. У них, как правило, высшее специальное образование. Но мы забываем простую истину: приходишь к начальнику со своим мнением, а уходишь с… На этот вопрос хорошо ответил В. Бодунков: «В. Берсенев – бывший охотовед Ярославского общества охотников и рыболовов, и уж кто-кто, а он-то знает все нюансы, как ограничить пребывание охотников в угодьях в угоду власти. Иначе вряд ли бы его назначили директором департамента». Валентин Леонидович категорически не приемлет общество охотников в нынешнем виде: «Сегодня это частное коммерческое предприятие, названное не АО или ООО, а «общественной организацией», в которой штатные работники занимаются личным бизнесом». Далее он пишет: «Многие говорят: охотники – это наиболее организованная часть нашего общества. Не согласен. Если бы это действительно было так, охотобщества были бы совсем другими».

Я приверженец обществ охотников и не вижу другой силы, способной защищать интересы простых охотников. И в этом убеждении я не одинок. Для убедительности приведу высказывание Игоря Суслова: «Сейчас только общества могут отстаивать интересы простых охотников, так как зависят от них. И не ушло время сторонников охотобществ, а наоборот пришло». Но руководители обществ должны были давным-давно поменять отношение к своим членам и не рассматривать их как источник своего благополучия. Этого не случилось. Мною неоднократно предлагалось созвать общероссийский съезд охотников. Но если он будет созываться по ныне действующим уставам обществ, то, как пишет В. Бодунков, «правильно следует говорить: “съезд штатных работников”. Потому что к охотникам эти съезды не имеют никакого отношения».

Со дня принятия закона «Об охоте…» я все ждал выступлений Э. Бендерского (РОРС) и В. Павлова (ВОО) как руководителей самых многочисленных объединений. Но они пока не проронили ни слова.

Объем статьи не позволяет привести высказывания и отношение к закону «Об охоте…» других не мене уважаемых авторов. Но все же на некоторые выводы из небольшой статьи Сергея Гуляева «Беды охотничьего хозяйства» («РОГ» №30, 2010) позволю себе сослаться. Вот что он вынес с пресс-конференции руководителей отрасли, состоявшейся 14 июля 2010 года: «Запретил министр медвежью охоту, не нравится ему весенняя охота – все подчиненные, начиная с замов и кончая самыми мелкими чинами, в один голос дают научное обоснование запретов. Если все законодательные акты будут приняты в том виде, в каком хочется чиновникам, могу только посочувствовать миллионам соотечественников и любителям охоты». Что ж, нам знакомо «единодушное одобрям-с» из недавнего прошлого. Подобные «специалисты» научно обоснуют любой начальнический «выкидон».

И в заключение приведу высказывание таких уважаемых мною авторов как Н. Краев и С. Матвейчук (хотя Сергей ярый противник обществ охотников, но толковый специалист): «Общий социальный ущерб от введения в действие заведомо недееспособного и, более того, деструктивного закона «Об охоте…» значительно превысит возможные положительные эффекты немногих содержащихся в нем конструктивных норм».

Услышат ли власти предержащие, как все громче и громче бьют в набат лучшие представители охотничьей общественности?

Виктор Гуров 23 ноября 2010 в 16:09






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑