БАЙКАЛЬСКАЯ РЫБАЛКА В ЭПОХУ ГЛОБАЛЬНОГО ПОТЕПЛЕНИЯ

Часть 3

Ужинаю в восьмом часу. Потом жду вечернего клева, он бывает от восьми до десяти, до заката.
Хотя, если крутится хороший косяк, омуль клюет и ночью.

Еще бывает, что вечером проходит сиговый косяк, такое в прежние годы случалось раза три. За день ни одной сиговой поклевки, но вечером, как по расписанию, в одно и то же время в течение 5–10 минут несколько сиговых поклевок. Ну а сколько удается реализовать, зависит от мастерства. Но даже один сиг, а средний вес у него килограмма полтора-два, уже успех. Потом можно сообщить друзьям-соперникам: «Не было сигового клева, но одного взял, килограмма этак на...» Ну, понятно.

Надежды на вечерний клев не оправдались, поймал двух хариусков и сорожку. Перед тем как лечь спать, основательно прикармливаю,  литра два кладу на дно, заряжаю свежим бормашом фонари. После десяти, в сумерках, укладываюсь. Расстилаю в лодке спальник, стоя на лыжах как на подставке, снимаю сапоги, кладу их в изголовье. В носках забираюсь в лодку, лежа поверх спальника, раздеваюсь. Стеганые брюки тоже кладу в изголовье, вместе с сапогами они вместо подушки, свитер, носки подкладываю с боков, залезаю в спальник, застегиваю тент, который крепится на лодке на каркасе, сверху спальника еще накрываюсь пуховиком. Все, теперь спать, может, завтрашний день будет удачнее.

Просыпаюсь как обычно затемно, включаю фонарик, смотрю на часы – без двадцати пять, до рассвета еще час. Пытаюсь еще вздремнуть, но не получается. В половине шестого, когда чуть-чуть светлеет, пробиваю каблуком лед, намерзший в лунке, запускаю мормышку.

Остатки каши в ведре замерзли, хотя и ставил ведро в лунку, приходится отогревать ее на плитке. Через пять минут разносится убийственный аромат дохлого бормаша. Прикармливаю кашей, разматываю омулевые махалки.  Наконец резкая поклевка на мормышку и вытаскиваю первую приличную рыбу, хариуса граммов на триста.

Время около семи, уже светло и солнце взошло, но за облаками его не видно, и серая хмарь с востока заняла половину неба. Изредка налетает ветерок то с одной стороны, то с другой. Прилетели чайки, погалдели немного и уселись на льду.  Пасмурно, тихо,  все застыло в какой-то неопределенности, но определенно нет клева.

Выскребаю последнюю кашу и принимаюсь за приготовление новой порции. От предшественников осталось ведро дохлого бормаша, с поллитра его ставлю вариться, литра два просто перемешиваю с песком. Через десять минут подвергаюсь газовой атаке, но стойко переношу ее. Вареный бормаш, как и все раки, оранжевого цвета, добавляю его в ведро и начинаю долбить. Каша чавкает и воняет. В сумме с песком получается литра три, как раз на день, начинаю прикормку. Прикрепляю к махалке поплавок и определяю понос – направление течения. Вчера оно было на север, в море, а сегодня изменилось на северо-восток. Заправляю и переставляю фонари, чтобы они были выше по течению. Еще раз пью чай и основательно устраиваюсь с удочками, остается терпение, усидчивость и пунктуальность в прикормке.

Первого омуля вытаскиваю около девяти часов. Поклевка была резкая и в первый момент рыба сопротивлялась, но потом шла как тряпка,  даже на льду  омуль первое время лежит неподвижно и только потом, будто спохватившись, начинает трепыхаться. Продолжаю свое усидчивое дело, играю махалками, меняю глубину, через 2–3 минуты встаю и бросаю в лунку порцию каши, еще поддергиваю спусковые лески фонарей, чтобы бормаш  выходил из них. Через десять-пятнадцать минут омулевые поклевки, иногда царапка, но если подсекается, вытаскиваю обязательно, ни одного схода. Также изредка клюют хариусы, в основном на мормышку. Иногда цепляется сорога, хотя снасти ниже десяти метров не опускаю. К полудню заметно выросла  кучка пойманной рыбы: десятка три омулей и хариусов, не считая сороги.  Оглянувшись в очередной раз на улов, ощущаю в душе удовлетворение, как-никак, а главная рыбалка года состоялась. Буду довольствоваться тем, что есть. Хотя немного скучновато. Когда есть рыбаки-соседи, можно сходить в гости, прихватив дипломатическую емкость. Вспомнить с ними прошлые рыбалки, общих  знакомых, обсудить перспективы, поделится, какие работают мушки. А сейчас на льду я совсем один.

После обеда изредка проглядывает солнце, ветер переменный, то с востока, то с запада, но слабый, температура плюсовая, лед кое-где начинает темнеть. Еще один теплый день, и он раскиснет окончательно.

Вечером, после чистки рыбы, ведро наполняется до краев, килограммов пятнадцать. Потом рыба, конечно, усядет, даст рассол, но это неважно, ведро я затарил, какой-никакой, а все-таки улов. Можно считать, что главная рыбалка состоялась. На лед я вышел,  с сегодняшней ночью проведу на нем двое суток, рыбы ведро поймал.

Ночью поднимается сильный ветер. Просыпаюсь от хлопанья тента, смотрю на часы, два часа ночи. А ветер самый нехороший, восточный, баргузин. Это он отрывает лед от мыса, раскрывает трещины и может сильно осложнить возвращение на берег. Однажды такое случилось и я потратил пять часов, чтобы пройти два километра и добраться до берега. При этом первые полтора километра прошел, хотя и с трудом, но где-то за час, а вот последние полкилометра пришлось помучиться. Прибрежная зона представляла собой ледяную кашу: густая сеть мелких трещин, а между ними иглистый осыпающийся лед. Он не держал меня даже на лыжах, проседал, и лодка тоже сразу продавливала лед и опускалась на уровень плавучести. Ни туда, ни сюда.

Пришлось применить единственно возможную тактику. Снял лодку с саней, чтобы легче было волочить, и стал буквально по метру протаскивать ее к берегу.  На лыжах отбегал от лодки метров на пять и, пока лед подо мной в течение пяти-десяти секунд проседал, дергал веревку на себя, потом прыгал на лодку, чтобы окончательно не провалиться, отдыхал с полминуты и повторял тот же прием. За час продвинулся метров на сто и вымотался до немогу. Поразмыслив, решил не рвать пуп, а работать спокойнее и больше отдыхать. За час продвинулся еще на сто метров. После этого, сидя в лодке, вскипятил чай и пообедал. Последние метры прошел уже с меньшим надрывом, все-таки приспособился и научился находить более надежные участки. Двинулся тогда от камчатки как обычно в девять, на берег вышел в два по полудни.

Все это я вспоминаю под шум ветра и становится мне не то чтобы страшно, но как-то неуверенно и неуютно. Но ветер постепенно стихает и я опять засыпаю.

Утро тихое и пасмурное, но температура минусовая, также как и вчера, два-три градуса. Пятна темного льда побелели, подмерзли,  в лунках – ледок. Кипячу чай, кладу на дно и в фонари приманку. В первую очередь запускаю мормышку, разматываю махалки. Минут десять усердно работаю снастями – ни одной поклевки, даже сорога не клюет, хотя вчера вечером от нее отбоя не было. Все понятно, ночной порыв ветра сдвинул лед, и прикормленный участок сейчас где-то в стороне, метрах в пятидесяти, а может, и в ста.  Бурить лунки и искать это место, чтобы опять ловить сорогу, смысла никакого. Решаю собираться и уходить на берег, но как раз в этот момент поклевка на мормышку и вытаскиваю двухсотграммового хариуска. Естественно, задерживаюсь, но в течение получаса вылавливаю еще двух хариусков и под конец сорожку.  Все, пора. Снимаю с лодки тент, начинаю укладывать вещи. Из двух ведер бормаша не истратил и половины, но оставлять его не собираюсь, еще в Безымянку заезжать, а у тамошних рыбаков с бормашом всегда напряженка. Сматываю оставленный мне тент, собираю мусор, приходится также забрать и ящики, оставленные предшественниками. Ничего не поделаешь, морской закон – кто последний, тот и убирает. Впрягаюсь в свою санно-лодочную повозку, и вперед.

Пройдя десяток шагов, останавливаюсь, осматриваю оставленное место, не забыл ли чего. Заодно и прощаюсь.
Лед прочный, лодка идет с хрустом, как и два дня назад, но уже легче, иглы притупились, лед слегка сгладило.

Ближе к берегу, как и ожидал, появилось много трещин и разводьев, приходится обходить. Некоторые трещины, если они неширокие или забиты мелким льдом, преодолеваю с разгона: вначале подталкиваю лодку вплотную к трещине – намечаю след, потом оттягиваю назад метров на десять, разгоняю и по трещине бегу вслед за лодкой. Ледяное крошево под ногами, конечно, продавливается, но успеваю выскочить на противоположную сторону. Через час я на суше.

Ну что ж, до будущего года. Спасибо, Байкал, и до свидания.

Борис КРЫЛОВ 10 июля 2007 в 13:41






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑