Путь один

Отклик на статью академиков В.В. Дежкина и В.Г. Сафонова в «Российской охотничьей газете» (№ 12, 2007)

Давно ожидал такую статью. Наконец «мамонты» охотничьего хозяйства России разрешились мыслями и поделились ими с народом. Хорошо. Предложенные тезисы интересны, содержат немало ценного и, безусловно, заслуживают внимания. Я на три четверти обеими руками голосую за изложенный текст. Да иначе и быть не могло, поскольку писали его опытные охотоведы и ученые. А вот по отдельным его положениям хотелось бы подискутировать и предложить кое-что свое.
Сам заголовок более чем сомнительный. Так и хочется пошутить: направо пойдешь – ружье отберут, налево – без охотничьего билета останешься. Охотничье хозяйство России, при всем своем многообразии, у нас одно, и путь у него должен быть один. Не следует его двоить и троить, как зайцы перед лежкой. Один путь у авторов, видите ли, для верхних сфер: министерств, Думы, правительства, второй – для регионов, районов, охотничьих хозяйств. Если так мы будем делить, внесем еще больше путаницы в строительство охотничьего хозяйства в современных условиях. Путь должен быть один и для центра, и для регионов, и должны действовать единые правила и четкая система сверху донизу. Схемы эти были и ранее. Они достаточно хорошо отработаны, и из них необходимо взять лучшее. Их следует наполнить новым содержанием, соответствующим современным условиям. А главное, чтобы самостоятельная структура охотничьего хозяйства смогла положительно эволюционировать, отвечая требованиям и условиям жизни общества. Иначе мы будем иметь то, что только что имели, а именно скоропалительную интеграцию, которая, кроме вреда, ничего не принесла. Кстати, при внимательном чтении тезисов никакого второго пути возрождения не усматривается. Второй путь есть продолжение первого, как оно и должно быть.
Первое и непременное возражение вызывает интегрированность охотничьего хозяйства в другие отрасли и комплексные управленческие структуры, за которую ратуют авторы. Здесь, я полагаю, зарыта главная собака ошибочного положения. Итак, уважаемые академики предлагают создать министерство биологического природопользования. Согласен с ними на девяносто процентов. Почему не на сто, попытаюсь объяснить. Для начала предлагаю создать три департамента и тем самым их уравнять (без агентств). Они, по существу, есть: лесного хозяйства, водных биоресурсов и охотничьего хозяйства. Вместо министерства образовать государственный координационный комитет биоресурсов. Этот орган должен согласовывать все вопросы между входящими в него упомянутыми департаментами, а также министерством недропользования (небиологических ресурсов), энергетики, сельского и водного хозяйства. Почему мы министерство меняем на комитет? Министерство – централизованное государственное жесткое директивное образование. Все приказы по министерству должны исполняться беспрекословно.
Госкомитету следует придать иные функции, а именно: координирующие, консенсусные, рекомендательные, защитные, представительские, международные по использованию биоресурсов, арбитражные. Если мы департамент охотничьего хозяйства оставим в составе министерства, то он, как наименьший среди гигантов леса и моря, будет почти невидим и окажется на запятках. Финансировать его будут по остаточному принципу. В комитете, при сохранении равноправия в решении различных взаимно близких вопросов, затрагивающих интересы трех департаментов, департамент охотничьего хозяйства будет самостоятельным органом. Находясь под «шапкой» госкомитета, мощного государственного образования, с которым вынуждены будут считаться другие крупные ведомства и министерства, возникает возможность объективно решать вопросы, выходящие за рамки комитета. Если мы создадим комитет, тогда в правительстве управление биоресурсами будет представлено не аморфным «блоком», а председателем государственного комитета и будьте добры с ним считаться.
Нашим деятелям государственного строительства давно пора понять, что смешивать вместе кубометры, рыбные палочки и меховые шапки нельзя. Ничего хорошего из этого не получится. Эффективность отрасли достигается специализацией. Фирмы могут проникать в любые отрасли недропользования или биоресурсов. Но специализация отраслей сохраняется, хотели бы мы этого или нет. Комплексное природопользование – это в первую очередь специализация отраслей с учетом интересов других пользователей при сохранении и умножении природных биоресурсов в целом. Интеграция, то есть взаимослияние отраслей, особенно на первом этапе, недопустима.
Это полный идеализм, который приведет к неразберихе и анархии. Интеграция предполагает очень высокий уровень культуры руководства с весьма обширными познаниями в курируемых отраслях. Где найти «интегрированных» чиновников, когда над ними висит, как дамоклов меч, как проклятие, немедленная прибыль. Вот и будет получаться, как получается сейчас. У кого больше денег, тот и командует. Значит, в первую очередь будут соблюдаться интересы наиболее прибыльной отрасли. Охотничье хозяйство опять окажется на задворках. Изменить за десять лет менталитет народа, даже руководителей, сложившийся веками, это такой же идеализм. Как интеграция отраслей, использующих биоресурсы. Воспитание культуры – процесс длительный, очень длительный, а после ленинско-сталинских – ельцинских экспериментов в нашей стране и современном ее состоянии, кажется, отложен еще на полстолетие, если не больше.
Теперь о тезисе «Разработка и утверждение парламентом и правительством соответствующего плана действий». Вы что же, уважаемые авторы, Думу предлагаете превратить в Госплан? Все-таки Дума – орган законодательный, и план действий она разрабатывать и утверждать не будет. А вот разработать, принять и отдать на подпись президенту «Закон об охоте и охотничьем хозяйстве» Думе давно пора. Правительство план действий примет к рассмотрению только в готовом виде. Ничего оно разрабатывать за охотоведов не будет. Среди министров нет ни одного охотоведа. Пусть теперь возрожденный департамент потрудится. Так это и надо было написать.
Дальше идут тезисы, отражающие задачи научных организаций. Это академики как бы сами для себя написали задачки. Судя по содержанию, они пытаются решить и проработать коллизии и проблемы интеграции природопользования биоресурсов. Заранее говорю: закопаетесь в своих проблемах и решать их будете еще сто лет.
Не совсем понятно, для чего был нужен тезис, в котором охотустройство сводится к обследованию регионов для выявления мест концентрации охотничьих животных. Якобы для быстрого развития охотничьего хозяйства. Пусть скажут авторы, для чего работали в России три охотустроительные экспедиции десятки лет? Они создали тысячи паспортов и проектов охотничьих хозяйств и других территориальных образований природоохранной направленности. Работали они в самых «лакомых» местах и пустыни старались обегать. А не стоит ли просмотреть по этому поводу вышеназванную документацию и попутно опросить оставшиеся районные и областные общества охотников и районную службу охотнадзора? Пока, на мой взгляд, не надо затевать таких вещей на скоропалительной основе, да еще по дешевке. Ничего хорошего из этого не получится. И не надо путать охотобследование с охотустройством, первое – часть второго.
В заключение хочу сказать, что научные разработки сейчас подождут. Настоящая наука дело нужное, долгое и рассчитанное на многие годы. Вопросы-то поставлены серьезные. Сейчас необходимо, опираясь на имеющийся опыт и научные разработки, создать государственные структуры управления и контроля в полном объеме охотничьего хозяйства России. Разработать и утвердить Положение об охоте и охотничьем хозяйстве с учетом многообразия громадных территорий страны. Потом постепенно, пользуясь полученным опытом и достижениями науки, вносить соответствующие изменения и дополнения в созданную структуру, не разрушая ее полностью.
В статье «Спасти охотничье хозяйство» (РОГ, № 38, 2006 г.) я предлагал передать управление охотничьими биоресурсами в руки пользователя, хозяина, владельца охотничьего хозяйства. При современном положении какой он хозяин, если ему сверху указывают, сколько у него должно быть лосей, кабанов и другой дичи, а потом, сидя в областном центре, приказывают, сколько зверей и прочей дичи владелец хозяйства имеет право добыть в предстоящем сезоне. При этом нисколько не отвечая за свои приказы и квоты, отжуливая для себя попутно малую толику лицензий. Ну какой же это хозяин, владелец своего хозяйства? Он превращен в исполнителя, безответственного человека. Без него решаются вопросы воспроизводства и регулирования численности диких животных. И делают это чиновники, которые за это не несут никакой ответственности. Это опять пережиток госплановской коммунистической системы. Начальник, директор, владелец должен быть подлинным, а не мнимым хозяином своего или подчиненного хозяйства.
Именно хозяин должен определять и устанавливать необходимую ему численность и виды диких животных в собственном охотничьем хозяйстве, определять сроки и нормы отстрела, то есть определять порядок ведения охотничьего хозяйства. Вот тогда он будет настоящим хозяином, а не «Фунтом» из общеизвестной книги. И с него можно будет спросить за состояние дел с полным основанием государственному районному или областному охотинспектору. Если он настоящий хозяин, ему бояться нечего. Нет – отбирать хозяйство и передавать в аренду другому владельцу. Конечно, и здесь должны быть оговорки. Например, сроки охоты на перелетную или мигрирующую дичь регулируются на всей территории региона общими правилами.
Кстати, все это согласуется с рассматриваемыми тезисами. Порядок реализации разрешений на добычу отдельных видов дичи, пользуясь решениями директивных (региональных) органов о ценах на лицензии, хозяин выбирает сам. Продает их через банк, на почте, через Интернет или общество охотников и т.д. Госструктуры не имеют права вмешиваться в решения владельца хозяйства, подменять его в вопросах регулирования численности охотничьих животных. Вмешательство допустимо только в случаях, если будет установлено уменьшение количества дичи ввиду неправильных норм отстрела, а также если дикие животные наносят большой ущерб сельскому или лесному хозяйству. Госохотнадзор вправе будет вмешаться и потребовать от хозяина соответствующих мер к регулированию численности охотничьих животных.
Доверие и ответственность, самостоятельность и профессионализм – вот главные составляющие ведения современного охотничьего хозяйства.
Может быть, повторюсь. Районную службу охотнадзора необходимо восстановить в полном объеме, как и общественную охотничью инспекцию. Вернуть право общественным охотничьим организациям составления протоколов на браконьеров. Без низовых звеньев охотнадзора не может нормально существовать, а тем более процветать, охотничье хозяйство России.

М.Д. ПЕРОВСКИЙ 10 мая 2007 в 13:08






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑