НА КАРАСЯ С... ГРАБЛЯМИ

Дело было с полвека назад, одним словом – в прошлом тысячелетии. Жил-был
в Подмосковье, возле линии Московской железной дороги «на деревне дедушка»,
но не чеховский Константин Макарыч, а Александр Евстафьевич Кузин. И в отличие от опять-таки чеховского Злоумышленника, он не свинчивал с рельсов гайки для грузила на удочку
с целью ужения рыбы, а напротив, охранял как раз эти самые гайки и прочие вещи на дороге от таких вот неразумных Злоумышленников. Сам же в редкие свободные минуты отдыха  запросто ходил на карасей наперевес – нет, не с удочкой, а с... граблями!

Ну, а теперь, когда рыбаки-читатели навострили уши, то есть, у них ушки оказались не где-нибудь, а у себя на макушке, начнем этот правдивый рассказ (а не рыбацкие байки) по порядку...
И были у «старинушки не три сынушки», как в знаменитой сказке Ершова про конька-горьбунька, а всего-навсего две, но зато – такие славные дочурки Тоня и Нина, которые подарили ему впоследствии тоже двух милых внучиков – Димитрия да Танюшку. Татьяна издавна и теперь добросовестно трудится библиотекарем, регулярно сдувая с книг пыль в библиотеке ИПК (издательско-полиграфического комбината) «Московская правда». Она-то, из скромности попросившая не называть ее фамилию, и поведала мне эту удивительную историю...
Однажды в один прекрасный жаркий день засушливого лета она с братом Димой приехала впервые в гости к дедушке Саше, который сызмальства работал путевым обходчиком. И была у него, так и хочется сказать для красного словца, избушка на курьих ножках. Нет, жил он в приличном по тем временам домишке, естественно, принадлежащем железной дороге. И, сами понимаете, стоял тот домик не у самого синего моря, а непосредственно возле железнодорожного полотна в полосе отчуждения железной дороги, у станции с громким именем «Победа». Названа была так сия станция в честь Великой Победы советского народа в Великой Отечественной войне. Ежедневно и ежечасно, без «выходных и проходных» железнодорожный «часовой, поставленный у ворот» родной столицы, встречал и провожал с зеленым флажком составы, идущие на фронт с боеприпасами и веселыми необстрелянными бойцами – балагурами-шутниками, распевавшими патриотические песни. А также возвращавшиеся в известный срок с победой возмужавшими, «понюхавшими пороху», заслуженными фронтовиками, хотя многие и в бинтах, и в костылях, «и в орденах, и лентах», но под музыку, с цветами, медалями, звенящими на груди, нашивками о ранениях и гвардейскими да иными другими знаками различия и отличия... Надо ли говорить, как они «накостыляли» бока этим проклятым фрицам, от которых нам не было спокойного житья целых четыре тревожных года.
И кончилось, наконец-то, не мирное, а военное время, но напряженная работа обходчика Александра Кузина осталась такой же – без спокойного сна, под постоянный стук колес, зато по-прежнему с беспокойным отдыхом, а то и вообще без оного. Словом, у путевого обходчика катастрофически не хватало времени ни обойти свой собственный небольшой огородик со знаменитым яблоневым садом, ни отойти к близкому прудику за водичкой, чтобы полить свой сад. А знаменит его сад был тем, что во время частых и длительных отлучек по делам службы Александра Евстафьевича пацаны со всей округи бегали воровать «железные» яблоки.
Вот тогда-то нежданно-негадано (мобильников в те времена и в помине не было) нагрянули к нему на отдых юные москвичи – внук Дима с внучкой Таней. Но их летние каникулы были отдыхом лишь относительным. Увидев поникшие от жары, «от злого зноя» растения дедовского сада-огорода, горячие юнцы бросились к ближайшему и единственному в округе небольшому водоему. А он так весь зарос водорослями и покрылся такой плотной ряской, что даже в пригоршни, не говоря уже о ведрах, зачерпнуть воду не было никакой возможности. Сказался вынужденный холостой простой этого прудика за время военного лихолетья. А ведь до той поры практически ежедневно сполоснуться да искупаться сюда забредали очумевшие от сумасшедшей жары не только вездесущие пацаны, но и взрослые дядьки и тетьки из соседних деревень.
Сообразительный и изобретательный, как всегда, дедушка Саша теперь, в свою очередь, пришел внукам на помощь. Он предложил детям воспользоваться лично им самим (как мастером на все руки, но только не от скуки) сработанными на совесть деревянными сенными граблями. Приунывшие было паренек с девчушкой, хоть самозабвенно любили дедушку и его, когда-то заядлого рыбака, невероятные рыбацкие байки, недоверчиво встретили «бредовую» дедову идею. Но делать нечего – подхватили ладный, так необходимый в сельском хозяйстве инвентарь и – бегом к воде спасительного пруда. С большим трудом, попеременно друг с дружкой работая граблями, расчистили  десятилетние добровольные дедовы помощники краешек пруда, фактически превратившегося почти в непроходимое болото. Стали тащить первую порцию водорослей на берег... И тут они оба до смерти перепугались, пережили настоящий шок: вдруг что-то неведомое и огромное в детских глазах резкими и быстрыми рывками стало яростно биться, пытаясь вырваться на свободу из опутавших  его растительных тяжких оков-сетей. С полдня пришлось дежурить возле кучи шевелящихся водорослей и, дрожа от испуга, переговариваться полушепотом, чтобы нечаянно не потревожить и тем самым навлечь на себя гнев неведомого существа, а также точно (с той же целью) обмениваться плавными жестами.
У страха глаза велики – Таня даже подумала, что это, может быть, пожаловали к ним сам ужасный Водяной или его спутница – коварная Русалка?..  Но об этой жуткой догадке она боялась признаться даже самой себе. А Дима, хоть и был помладше, оказался не из робкого десятка. Да и не верил он в страшные бабушкины сказки! Одним словом, споря и одновременно подбадривая друг друга, они терпеливо ждали, никуда не отходя даже по острой надобности (про которую в этой стрессовой ситуации они попросту забыли), пока таинственное нечто перестало трепыхаться, затихло в нерукотворной ловушке, вероятно, выбившись из сил. Но были также и большие сомнения – а может быть, это неведомое существо коварно и притворно затаилось, готовое схватить любого в свои лапы и утянуть под воду каждого, кто осмелится к нему приблизиться на опасное расстояние?.. Наконец, сильно перенервничав и устав от изнуряющего оцепенения, разморенные на ярком полуденном солнышке, ребята с большой опаской, без единого звука, с дрожью в коленях, встав почему-то на цыпочки, решились все же медленно и неуверенно, с частыми остановками и передышками,  чтобы перевести дух, с двух сторон взять странную добычу как бы в импровизированные клещи.
Остановившись наконец на уважительном расстоянии от опасного бугорка, они начали подобранными на месте сучковатыми, кривыми березовыми палками очень сторожко раздвигать ряску в разные стороны... И вдруг жданно-нежданно показались... (О! Дивное чудо!) золотистые рыбьи бока! Чешуя, как костер, прямо-таки горела на предзакатном солнце... Радостных криков, приплясываний, дружеских шуточных толканий друг дружки, кажется, не было конца. Довольно приличного карася дети с натугой притащили на кухню. Не забыли и про полив. А поздним вечером уставшего дедулю, вернувшегося с очередного дальнего обхода путей, ждал редкостный сюрприз – огромная сковородка жареной карасятины, правда, без сметаны!.. Но  все равно – пошел славный пир горой с почетным присутствием наших героев!.. Во время этой праздничной, торжественной трапезы дедушка душевно порадовался за находчивых внучат, поблагодарил проворных детишек за вкусный ужин и поведал постепенно отходящим от пережитого внучатам не менее захватывающую историю, когда и он сам, будучи путевым обходчиком, натерпелся немалого переживания.
Оказалось, что во время войны неподалеку от домика путевого обходчика была расквартирована танковая часть. А их учебный танкодром располагался в лесу по другую сторону железнодорожной линии, под полотном которой был устроен временный проезд для техники. При переезде в этом тоннеле водители танков обычно всегда пригибали вниз стволы «сотен башенных орудий». Но вот как-то раз по разгильдяйству неопытный молодой боец забыл сделать это. И танк «с поднятым забралом» на полной скорости «пропахал» все полотно поперек железной дороги!.. Рельсы разметало в разные стороны, как спички, образовалась глубокая траншея... Конечно, дело это поправимое, да вот беда – приближается очередной эшелон. Танкисты-«пахари» даже не заметили, что они наворотили – и умчались, «вдарив по газам». Но спасли положение уже упоминавшиеся в начале этого рассказа десятилетние дочки Александра Евстафьевича – Тоня и Нина. Они играли, как обычно, недалеко от домика и все видели собственными глазами. Слава Богу, девчонки не растерялись. Они еще не читали документальный рассказ об аварийной героической остановке поезда (Всеволод Гаршин «Сигнал»), но однажды были невольными свидетелями экстренного торможения поезда. Тогда папа остановил по каким-то чрезвычайным обстоятельствам быстро мчавшийся поезд, выбежав навстречу паровозу с красным, тревожным флажком в руках.
Видимо, этот случай оставил глубокий след в душах малолеток. Схватив сохнувшее на веревках постельное белье, они без страха бросились стремглав навстречу быстро идущему на них под полными  парами паровозу, размахивая белыми тряпками, словно красным флажком путевого обходчика. Машинист вовремя заметил бегущих к составу детей и понял, что случилось что-то неладное. Предприняв экстренное торможение, он сумел остановить эшелон буквально на самом краю разрыва рельсов!..
За проявленную бдительность и предотвращение неминуемого крушения воинского эшелона с людьми и техникой его наградили по заслугам. А героических юных школьниц на родительском собрании в школе тепло поблагодарил лично сам директор школы и свое спасибо он с гордостью за своих бесстрашных воспитанниц сказал при всей школе от имени руководства МПС (министерства путей сообщения)...
Прослушав этот дедушкин интересный, как, впрочем, и все другие рассказанные им ранее  поучительные истории, рассказ, вкусно и плотно поужинав, уставшие от пережитого Дима и Таня сладко заснули прямо за столом. С тех пор они регулярно ловили карасей с помощью все тех же граблей, на которые они никогда не наступали дважды, но зато ежедневно использовали их в качестве счастливой рыбацкой удочки.  Правда, последующие уловы были не такими солидными, как в первый раз...
С тех пор немало утекло воды даже в этом непроточном пруду. По чьей-то халатности сгорела будка путевого обходчика, в которой много счастливых лет после войны прожили дедушка с бабушкой. Бог дал им, как говорится в сказках, покинуть этот мир практически в один день. Путевых обходчиков сменила безупречная автоматизация. Одна из героинь этого небольшого документального рассказа – Антонина, сменившая девичью фамилию Кузина на мужнину – Воробьева, стала москвичкой и живет у племянницы Татьяны. А племянница накануне дня Великой Победы вспомнила героические события дней минувших, непосредственной участницей одного из них была и ее родная тетушка. Да отличилась в свое время и она сама... Бывшие малолетками, внучата дедушки Саши теперь подросли и стали самостоятельными взрослыми людьми. Легко себе представить – какими вымахали и бывшие мальки карасей в дедушкином пруду! Но с тех пор, насколько известно рассказчице, там никто не рыбачил...
Уважаемые рыбоуды, живущие или охотящиеся за рыбой неподалеку от подмосковной станции Апрелевки! Попробуйте, пожалуйста, разыскать, очевидно, превратившийся вновь в болото, упомянутый в рассказе водоем у когда-то существовавшей станции «Победа». Быть может, вам тоже улыбнется Фортуна и вы на подручные средства, как на грабли, тоже наловите приличных карасей, у которых вы сможете спросить: «Как живете, караси?». Возможно, что услышите рыбацкий фольклорный ответ на карасевом чисто русско-французском диалекте: «Ничего себе! Мерси!». И если сможете, пришлите, пожалуйста, в редакцию свой отчет о поездке, желательно с фотографией ваших трофеев.

Валерий МИРОНОВ 10 мая 2007 в 14:04






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑