В ДУЭТЕ С ПОДСАДНОЙ

В тот год весна вступала в свои права осторожно, по-кошачьи, но южные ветры, дувшие несколько дней подряд, сделали свое дело. Столбик термометра пополз вверх. Робко зажурчавшие ручейки с каждым днем становились все смелее и смелее. Снег начал оседать, стали появляться первые проталины. В воздухе чувствовался запах чего-то такого, что будоражило в жилах кровь.

Все готово к открытию охоты с подсадными, которое с друзьями решили встретить в Ногинском охотхозяйстве в районе деревни Ново-Сергиево, что на границе с Владимирской областью. Речка Шерна разлилась за деревней по всей низине. Вот на этом разливе мы и запланировали встретить пять весенних охотничьих зорь.
Прибыв на место, любуемся буйством весенней поры, после чего принимаемся обустраивать лагерь. Периодически работу прерывают возгласы кого-нибудь из нас: «Вон, вон пара кряковых летит» или «Смотрите, смотрите! Вон стайка свиязей села возле затопленных кустов!» Иногда с поднебесья доносится гусиная перекличка, заставляющая нас также прерывать работу и дружно устремлять взоры в небо.
Но вот обустройство закончено, лагерь готов принять на постой троих скитальцев. Выпускаем на лужу уток, кормим их, после чего опять убираем в садки. А теперь пора приниматься за постройку шалашей. Берем топорики, забрасываем зачехленные ружья за плечи и расходимся на приглянувшиеся каждому места.
Выбираю для шалаша куст лозы на берегу разлива. Впереди затопленные кустарники, справа также островки кустов, стоящих в воде. Вырубаю ветки внутри куста, обсыпаю его снаружи травой, и шалаш готов. Для сидения приспособил ведро без дна, которое подобрал возле деревни. Положил на него сверху дощечку, и «трон» готов. Довольный построенным шалашом, возвращаюсь в лагерь. На месте из рассказов друзей понял, что шалаши, построенные ими на облюбованных местах, есть не что иное, как шедевры деревянного зодчества конца XX века, которые после охоты могут попасть под охрану государства, как представляющие историческую ценность для потомков...
И вот наступило утро. Чуть забрезжил рассвет, а я уже на месте. Выпускаю на воду утку, забираюсь в шалаш, кладу на колени ружье, устраиваюсь поудобнее и начинаю ждать. Слышу, как в стороне начала работать утка Ивана, а вскоре подала голос подсадная Юры. Вздрагиваю от осадки моей подсадной, и тут же слышу всплеск на воде и жвяканье селезня. Спустя несколько секунд различаю на разливе светлое пятно. Просовываю стволы в бойницу, но еще недостаточно светло, мушки не видно. Принимаю решение стрелять и тут же нажимаю на спусковой крючок. Дробовая дорожка вспенила воду перед пятном, которое вертикально взмывает вверх, жвякая на лету. Промах! Но зачем было сразу стрелять! Перезаряжаю ружье, мысленно ругая себя на чем свет стоит. Рассвет становился все заметнее. Звучит очередная осадка моей утки, и на воду садятся сразу два кряковых селезня. Осмотревшись, они на перегонки направляются к подсадной. Подвожу мушку под грудь первого кавалера, но в голове мелькает мысль: «А что, если сразу двоих одним выстрелом? Расстояние между ними небольшое и плывут почти по одной линии». Мушка переносится между селезнями, и я, надеясь, что дробовая осыпь достанет обе цели, спускаю курок. Выстрел, и дробовой заряд ложится точно в просвет между кряковыми, отчего они невредимыми взлетают вертикально вверх. Ну что ты будешь делать! Ведь не новичок я на охоте, а веду себя, как желторотый юнец! Что там говорится в отношении погони за двумя зайцами? Так оно и получилось. Больше за зарю подсадок к утке не было. От друзей за утро слышал несколько выстрелов.
В скверном расположении духа плетусь «попом» к лагерю. «Эх, ты! Горе-охотник!» – журю сам себя. Подходят друзья, у них результаты лучше моего. В тороках каждого по кряковому селезню.
Сытный завтрак, рассказы друзей о заре да прелесть весеннего утра возвращают мне хорошее настроение.
Вечерняя заря была тихая, теплая и ясная. Утка, выпущенная на воду, сразу же принялась за привычную работу. Вдруг она дала страстную осадку, и зеленоголовый красавец, проехав лапами по водной глади, сложил крылья. Спокойно, не торопясь, сажаю его на мушку и плавно нажимаю на спусковой крючок. Эхо выстрела покатилось по округе, оповещая всех о постигшей охотника удаче. Стало смеркаться, еще немного, и уже не будет видно мушку. Слышу за спиной очередное жвяканье, и тут же осадка моей помощницы заставляет крякового приземлиться на воду. Выстрел раскалывает тишину весеннего вечера. Селезень, несколько раз судорожно хлопнув крыльями, неподвижным светлым пятном застыл на разливе. Сумерки сгущались, и вскоре ночь полноправной хозяйкой опустилась на землю.
«А с парой селезней идти веселее!» – прихожу к выводу, направляясь на бивак. На вечерней заре удача обошла друзей стороной.
Утренняя заря следующего дня, ясная и тихая, обещала быть удачной. Первого селезня, посаженного на воду моей подсадной, я подшумел, когда просовывал стволы в бойницу и нечаянно задел ими ветку. Спустя некоторое время все повторяется, но на этот раз на воду садится пара широконосок – утка и селезень. Утка начала медленно отплывать в сторону затопленных кустов, а селезень поотстал от нее, за что и поплатился. Со стороны шалашей Ивана и Юры раздалась пара выстрелов, значит, заря тоже не обделила их своим вниманием. Подошла пора заканчивать утреннюю охоту. С расписным красавцем-селезнем широконоски прихожу на наш стан одновременно с друзьями. В тороках Ивана – селезень свиязи, а Юра держит в руке селезня чирка-трескунка.
Прекрасная весенняя погода, отличные трофеи – что еще нужно для нашей дружной компании!
Обманчива весенняя погода. Разыгравшееся вечером ненастье стало той самой ложкой дегтя в бочке меда. Вечернюю зарю мы отсидели втроем в палатке, слушая, как дождь барабанит по ее стенкам.
Зарождающаяся заря нового дня пришла тихой и без дождя. Но ненастье, наверное, внесло коррективы в расписание утиного лета, которого, можно сказать, не было. Уже по-светлому к моей утке подсел селезень чирка-трескунка, который стал моей добычей. Взошло солнце, новый весенний день уверенно зашагал по земле. Заканчиваю охоту и направляюсь на бивак. Ребята уже там, их трофеи – два селезня чирка-трескунка. Какая-то чирковая заря получилась у нас под занавес.
Собираем вещи, укладываем их в машину. На прощание с грустью смотрим на весенний разлив, одаривший нас неповторимыми впечатлениями охоты с подсадной. Спасибо тебе, Шерна! До новых встреч!

Виктор ЛУКАШОВ 2 мая 2007 в 19:53






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑