СУМБУРНЫЕ ПАРАДОКСЫ XXI ВЕКА

Охотники моего поколения, коим пришлось сделать
свой первый выстрел в тридцатые годы прошлого века, хорошо знали, что для поддержания процесса дичеразведения в охотничьих угодьях они должны
были отстреливать кроме всего прочего бродячих собак
и кошек. Кстати, об этом гласили и правила охоты,
и обязанности охотника, перечисленные в путевках.
В Германии за подобный отстрел полагалась еще и премия в пять марок, и я всегда с большим рвением отстреливал этих хищных бродяг.

И вот парадокс № 1 нашего времени.
За отстрел собаки полагается уголовная ответственность с возможной отсидкой в тюрьме до двух лет!
Резюме: войдите завтра в подмосковный лес, и вы сразу же поймете, что ни о какой дичи в этом лесу и думать не приходится – все истоптано следами голодных собачьих стай.
Живя в Москве, можно теперь наблюдать и в городе, и в городских парках, и даже в метро бесчисленные стаи голодных бездомных и неухоженных собак, зачастую весьма агрессивных и далеко не безопасных для
окружающих.
Когда-то в советское время владельцам собак было вменено в обязанность регистрировать своих питомцев, вешать на ошейник табличку с адресом владельца и регистрационным номером животного. Владелец собаки обязан был под угрозой штрафа своевременно приводить собаку на прививки и т.п. Все бродячие собаки отлавливались государственными службами. Теперь эти бездомные твари именуются «братьями нашими меньшими», и попробуй отнесись к этому «брату» не по-братски! Понятно, что интеллектуальный уровень населения нашей страны еще не достаточно подготовлен к тому, чтобы в наших парках, как за рубежом, разгуливали павлины, фазаны и косули. Свежо еще в памяти моей воспоминание о газетной статье, в которой говорилось, что живший себе спокойно на Чистых прудах в Москве черный лебедь Гришка был изловлен и зажарен в близлежащем ресторане. Однако мне кажется, что стаи голодных псов никак не заменят нам в парках импортных фазанов, павлинов и косуль. Их надо убирать с территории городов, и чем скорее, тем лучше.
Было время, когда повсеместно, в том числе и в России, была развита садочная стрельба (спортивная стрельба по заранее отловленным голубям). Устраивались как любительские пульки, так и официальные первенства. В 1959 году в Италии присутствовал на таких соревнованиях. Голубя сажали на расстоянии около 25 метров от стрелка в подземную лунку, снабженную выталкивателем.
Изготовившись к выстрелу, стрелок дергал веревочку рядом подвешенного колокола, и по этому сигналу пускающие включали механизм выброса голубя. Он взлетал и должен был быть взят выстрелами стрелка в пределах границ площадки, отмеченной заборчиком вокруг лунки. Голубь, упавший за ограждением, считался промахом. Во время соревнований многочисленная публика заключала пари, делала ставки, а после окончания соревнований все желающие отправлялись в ресторан «Pujon» (голубь), где и расслаблялись, закусывая жареной голубятиной.
Наша страна, в которой никогда не была запрещена охота на диких голубей, вошла вдруг в число стран, образовавших «гуманный» стрелковый союз, который планировал проводить стрельбы только по тарелочкам (аморфным мишеням).
В XXI веке никаких изменений в части участия наших стрелков в спортивных соревнованиях по отстрелу голубей на садках так и не произошло.
Парадокс № 2. В нашей стране сейчас имеется масса частных ферм по разведению фазанов, используемых для последующего коммерческого отстрела из-под легавых собак.
Я недавно принимал участие в этих отстрелах и был ими очень доволен, так как до уссурийских, казахстанских и прочих «естественных» фазанов добираться дорого и долго.
А собственно, в чем принципиальная разница, если в садочной стрельбе вам подают голубя, а в коммерческой охоте – фазана?
Последние годы все чаще и чаще страшат нас известиями о вездесущем птичьем гриппе. Теоретики по осмысливанию этих сообщений рассматривают их по-разному: кто-то говорит, что это экономическая диверсия, направленная против отечественного птицеводства, чтобы открыть дорогу дешевым «ножкам Буша» из Америки.
Кто-то говорит, что это опасный вирус, но и его можно нейтрализовать вакцинацией. Человеку он практически не опасен; в подтверждение этого тезиса наш главный академик по санитарии грозился съесть прилюдно любую больную, но хорошо прожаренную птицу.
Парадокс № 3. В 2006 году, если изучить вышесказанное, охота была закрыта
беспричинно.
Закрытие весенней охоты привело к финансовому обвалу многих охотхозяйств, лишившихся верного дохода: практически один день охоты с обслуживанием и ночлегом обходится приезжему охотнику в полторы-две тысячи рублей. Кроме того, были недополучены хозяйствами средства за неотстрелянных тетеревов и глухарей на токах, на что всегда бывает очередь иностранных стрелков.
Во-вторых, залетная гриппозная птица получила возможность спокойно размещаться в охотугодьях, выводить потомство и контактировать с птицей домашней, в тех местах, где сёла стоят у водоемов.
Полагаю, что в 2007 году (в случае приближения птичьего гриппа к нашим охотничьим территориям) следует не только не закрывать охоту, а увеличивать число стрелков в угодьях, не лимитируя их нормами и сроками отстрела: «море огня» – лучшая профилактика от птичьего гриппа в угодьях! Ну а что касается добычи, то, если потребуется, ее можно и оставлять в хозяйствах для дальнейшего ветеринарного исследования.

Олег ЛОСЕВ 24 апреля 2007 в 17:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑