Рогам звучать в лесах!

Прочитал в «РОГ» № 10 (658) 2007 года статью генерального директора охотхозяйства МГО ВСФО «Динамо» Е.А. Ершова. Чего только не написал охотовед в своих разъяснениях «что такое гончая».

Что такое гончая и охота с ней читатели «РОГ» не только знают, но и чтут традиции, заложенные нашими предками. На вопрос, кто в лесу проконтролирует охотника-одиночку, отвечаю: этика охотника. Да, да, именно ЭТИКА ОХОТНИКА, веками определявшая правила пользования охотничьими животными и растоптанная вместе с «дворянскими» собаками комиссарами Октябрьской революции. Охота с гончими никогда не была прибыльной и шкурятниками не практиковалась. Вряд ли с подобным утверждением г-н Ершов когда-либо согласится, даже если уподобится сосчитать, во что обходится гончатнику килограмм зайчатины. Стоя у кормила, сытый голодного не разумеет.
Действительно, полстолетия назад в целях обеспечения населения продовольствием государство предприняло действия по увеличению поголовья копытных. Трудно устоять перед соблазном в получении бесплатного самовоспроизводящегося мяса. В средней полосе повсеместно стал расселяться кабан, и охотники в принудительном порядке обеспечивали его выживаемость. Что взамен получал охотник от кабана, которого тогда отстреливали «на товар», а сейчас на «коммерческой охоте»? Платную путевку на зайца... Невозможно сосчитать ущерб, нанесенный кабанятизацией лесов. Сколько столетий кабана не было в наших угодьях? Столько, сколько наш народ себя помнит. И косуля у нас массово никогда не водилась, равно как и олени. А численность зайцев всегда была исключительно высокой. И не только зайцев! Тетерева, рябчики, певчие птицы...
«В связи с шоковыми рыночными реформами и множеством неблагоприятных факторов, обвально и катастрофически упала численность копытных». Г-н Ершов, почему же Вы умалчиваете, куда подевались зайцы, рябчики, почему в Подмосковье стала малочисленна белка? В лесу на тяге стоишь, как в колодце: тишина – гробовая. А вот поголовье лисицы стабильно несмотря на «неимоверно возросший спрос и цены на длинноволосую пушнину». Не знаю, что в очередной раз Вы напишите, но гончатники знают: ареал кабана совпадает с ареалом зайцев и птиц. Эта копытно-клыкастая тварь выедает, вытаптывает, распугивает все на своем пути, но не страшна для лисы.
Товарная охота на копытных действительно вытеснила гончатников из охотугодий. Хочу особо подчеркнуть: сделано это было принудительно органами государственной власти. Убежден, в том числе и подобные антинародные действия власти стали поводом, чтобы громадная социалистическая империя рухнула за три дня, а народ не поднялся на ее защиту.
Г-н Ершов, Вы никогда не задумывались, почему охотничье хозяйство «спрятано» в недрах Минсельхоза, хотя по всем признакам должно входить в состав лесного ведомства? Лес и охота – понятия неразделимые. Только лесники знают, какой вред наносят лесу лоси и кабаны, и если бы охотничье (правильнее «копытное») хозяйство попало к лесникам, то можно быть абсолютно уверенным, что оно прекратило бы свое существование, либо велось на крайне ограниченной территории.
Действительно, мы сейчас живем в рыночном мире. Для работы охотхозяйств по ведению охотхозяйственной (предпринимательской) деятельности до вступления в силу Лесного кодекса РФ не было никакой нормативно-правовой базы. Хозяйственная деятельность регламентировалась общепринятыми нормами.
ФЗ «О животном мире» определяет условия пользования государственной собственностью – охотничьими животными, обитающими в состоянии естественной свободы, и про «охотхозяйственную (предпринимательскую) деятельность» в законе вообще не упоминается. Равно как и про «аренду охотничьих угодий». Долгосрочная лицензия, которую получает юридическое лицо, именуемое «охотхозяйством», предоставляет только право пользования на охотничьих животных, перечень которых в ней указан. Про «охотхозяйственную (предпринимательскую) деятельность» в долгосрочной лицензии нет ни одного слова.
Г-н Ершов, для Вас и Ваших коллег особо подчеркиваю: долгосрочная лицензия на пользование объектами животного мира, но не на пользование охотничьими угодьями. Действия тех, кто весьма ловко подменил «пользование животными» на «пользование охотугодьями» и не пускает гончатников на пушечный выстрел в «свои» угодья, по моему предположению, должны быть квалифицированны как захват власти или присвоение властных полномочий со всеми вытекающими последствиями. И не происходит этого только потому, что со стороны органов государственной власти практически полностью отсутствует контроль и надзор за исполнением законов, а охотники не способны к юридическим действиям в силу многовекового закабаления.
Если бы на упомянутой вами Ярославщине бывший госчиновник Шукевич, уполномоченный от имени государства устанавливать в природопользовании законный правопорядок, не поддержал своего друга Дурандина по развитию коммерческой деятельности, не закрыл бы глаза на имеющие место нарушения, то вас не «ободрали бы как липку» за организацию охоттура, так как для данного вида деятельности необходимо иметь лицензию о туроператорской и турагентской деятельности. Деньги надо платить не за процесс, а за результат.
Кстати, г-н Ершов, вы не задумались, почему не добыли лося? Только дурак рубит голову курице, которая несет золотые яйца. Имидж «лосиного рая» надо поддерживать численностью животных. Зачем нужен лось, если деньги уже заплатили?
То, что происходит с охотой в Ярославской области, – это полбеды. Беда поджидает охотников в динамовских охотугодьях: не пускают, ограничения, запреты в угоду ограниченному кругу лиц – это все так. Е. Ершов не сказал о том, что егеря в открытую предупреждают гончатников, что могут случайно застрелить собаку и даже возместят ее копеечную стоимость. Происходит это под флагом «высокоинтенсивного культурного хозяйства».
В качестве приложения № 1 к долгосрочной лицензии прилагаются условия пользования объектами животного мира, при осуществлении которых охотхозяйство получает право на охоту. Выполнение этих условий хозяйство и выдает за ведение охотхозяйственной деятельности, умалчивая про то, что проведение биотехнических мероприятий, проведение учета численности, недопущение разрушения или ухудшения среды обитания диких охотничьих животных и др. являются обязательным условием для получения права на охоту. Вложение средств в воспроизводство объектов животного мира – это обязанность охотхозяйства. Закон изначально предполагает убыточность охотхозяйств, предлагая взамен право на охоту. Остается сосчитать, сколько вложил, что получил, и принять решение: хозяйствовать или нет.
Пользователь осуществляет принадлежащие ему права владения и пользования объектами животного мира на условиях и в пределах, установленных законом, лицензией и договором с органом государственной власти, предоставляющим соответствующую территорию, акваторию для осуществления пользования животным миром. Охотугодья (территория, акватория) предоставляются для «осуществления пользования животным миром», но не для «ведения охотничьего хозяйства»!!!
Г-н Ершов, Вы очень умело увели общественное мнение от главного положения закона – животный мир в пределах территории Российской Федерации является государственной собственностью. Лоси, кабаны, зайцы, утки, кулики, лисы, гуси и т.д., обитающие в состоянии естественной свободы, охотхозяйствам не принадлежат, а физические лица (охотники) и юридические лица (хозяйства) получают у государства право пользования и не вправе распоряжаться объектами животного мира. Охотник и охотхозяйство – это равноправные пользователи животным миром. Охотник – по именной разовой лицензии. Охотхозяйство – по долгосрочной лицензии. Долгосрочная лицензия не предоставляет право на охотхозяйственную (предпринимательскую) деятельность. Долгосрочная лицензия предоставляет право пользования охотничьими животными и за него обязывает пользователя выполнять определенные действия, совпадающие с действиями по ведению охотничьего хозяйства. Кто дал Вам право определять, кому обитать в лесах, кабанам или зайцам? Ваше охотхозяйство не законодатель, а пользователь, как и тысячи других охотников, а заяц и кабан – это собственность государства. Даже если Вы, согласно Лесного кодекса, получите лесной участок в аренду для предпринимательской деятельности, то и тогда охотники имеют право свободно и беспрепятственно осуществлять любительскую и спортивную охоту в Ваших охотугодьях, так как Лесной кодекс не предоставил арендатору право запрещать или ограничивать пребывание граждан в лесах.
Господа Ершов, Дурандин, Кузенков и иже с вами, хотите заниматься охотхозяйственной (предпринимательской) деятельностью? Нет проблем! Закон предусматривает разведение охотничьих животных в полувольных условиях. Получите соответствующее разрешение, постройте вольер, загон или, если угодно, – кораль, закупите экономически выгодных животных, и флаг вам в руки!
Наживаться на государственной собственности не только не этично, но и во многом преступно. Степень вины определяется не мною, а судом. Охотничьим хозяйством должен заниматься собственник, что и было предусмотрено ФЗ «О животном мире». Внесенные 258 Законом изменения в первую очередь подрывают основы государства российского, создают условия для образования «субъектов-княжеств», где обустройством государства займутся дорвавшиеся до власти охотоведы, а не правоведы. Предоставив субъектам полномочия принимать законы и нормативные правовые акты, мы можем предположить, какой беспредел нас ожидает, если права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным законом!!!
В заключение позвольте напомнить еще один постулат из охотничьей этики: приоритетное право на охоту получают не копытчики, лайчатники или гончатники, а тот, кто первым пришел в лес.

Валентин БОДУНКОВ 24 апреля 2007 в 17:04






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑