О квотах добычи и их реализации

     Короткое сообщение «РОГ-информ» в «РОГ» № 4 за 2007 г. говорит о том, что в осенне-зимнем сезоне 2006 г. в Псковской области при квоте добычи в 400 голов отстреляно 107 лосей, из разрешенных к добыче 700 косуль добыто всего 85, а из 1066 кабанов, разрешенных к добыче, отстреляны 146. При квоте добычи 100 медведей добыты только 8 зверей! Почему?

     Начальник отдела охотнадзора по Псковской области Сергей Иванов объясняет низкие показатели по отстрелу диких копытных животных (ДКЖ) и медведя сложившимися погодными условиями. «Все это (т.е. недострел – Е.К.) приведет к увеличению численности копытных в лесах области, а значит, есть опасность, что лоси набросятся (!?) на лесные посадки, кабаны и косули – на посадки сельскохозяйственных культур, чем нанесут вред», – заключает главный охотинспектор области.
Весьма сомнительно, что при современной квоте добычи, равной 3–4 % от учтенной после промысла численности, недоиспользование этой квоты (при наличии браконьерства и волков, о борьбе с которыми С. Иванов регулярно информирует охотничьи издания) может привести к заметному росту поголовья ДКЖ да еще с угрозой нанесения ущерба посадкам лесных и с/х культур. И это притом, что современная численность ДКЖ в 1,5–3 раза ниже, чем была в конце 80-х годов прошлого столетия.
Отчасти можно согласиться с начальником отдела охотнадзора в том, что погодные условия могут повлиять на результативность охот. В последние годы это подтверждается сообщениями из разных регионов все чаще и чаще.
Другой причиной недоиспользования выделенного лимита добычи ДКЖ может быть недостаточное количество зверя в угодьях. Работники охотуправления объясняют это тем, что охотпользователи предоставляют заведомо ложные учетные данные с целью получения большего количества лицензий на добычу копытных. Между тем, ошибка в оценке численности ДКЖ по хозяйствам заложена в самой методике ЗМУ: территориальное размещение копытных перед промыслом значительно отличается от размещения их после промысла. И хотя учетные данные охотпользователя находятся под контролем районных охотоведов, облохотуправлений и Центрохотконтроля, распределение лицензий на основе послепромысловых учетов на ЗМУ продолжается и способствует нерациональному использованию ресурсов ДКЖ. Тем не менее непредоставление послепромысловых учетных данных предусматривает лишение охотпользователя квоты добычи учитываемых видов на следующий промысловый сезон. Однако отсутствие учетных данных не признак отсутствия самих зверей в охотугодьях и не должно лишать охотников возможности охоты, а охотпользователей – финансовых источников для своей текущей деятельности. К тому же, кроме ЗМУ, есть и другие методы определения численности охотничьих животных.
Одним из главных факторов недоиспользования лимита добычи ДКЖ является организационно-экономический. Стратегия жесткого ограничения квот добычи копытных, проводимая Охотдепартаментом МСХ РФ в годы его существования, привела к снижению экономической заинтересованности охотпользователей в подготовке, организации и проведении охот на ДКЖ, сокращению числа охотников и количества самих охот на копытных.
Дефицит количества лицензий на зверовую охоту и желание охотпользователей хоть как-то получить экономический эффект способствовали неоправданному росту цен на путевки для охот на ДКЖ (и медведя). Охота на эти виды стала по сути привилегией состоятельных людей.
Из-за недостатка практики у большинства охотников собаки, в лучшем случае, работают по подсадному медведю, кабану, а зачастую содержатся для декоративных целей. В свою очередь, недостаток собак, работающих по зверю и кровяному следу, стал основанием практиковать в последние годы охоты на ДКЖ только при наличии снежного покрова (во избежание потери подранков), что сокращает период охоты – промысла копытных – и приводит к недоиспользованию ресурсов, особенно в бесснежный период. Сокращение числа охотников, допускаемых к охотам на ДКЖ, сказывается на подготовке, организации и проведении таких охот. Охотничьи хозяйства, имеющие в своем штате всего двух-трех работников, не имеют возможности, а зачастую не хотят обустраивать оклады для охоты на копытных. В результате – сплошь и рядом охоты бывают малорезультативными, даже при достаточном наличии зверя в угодьях.
В лучшем случае добывается один зверь из пяти-восьми находившихся в окладе.
Дороговизна участия в охотах на копытных (лицензия, путевка, транспорт, питание, обмундирование, экипировка и т.д.) в сочетании с малой результативностью охоты еще больше сокращают число желающих участвовать в них. С каждым пустым или малорезультативным выездом число участников коллективных охот снижается, а при коротком световом дне и все большей глубине снега, затрудняющего передвижение, успешность охоты заметно снижается.
Индивидуальные владельцы лицензий на добычу ДКЖ из числа обеспеченных охотников предпочитают охотиться своей компанией. Сами они, привыкшие передвигаться на автомобиле, зачастую не могут организовать и провести результативную охоту, но, примкнув к какому-либо охотколлективу или воспользовавшись содействием знакомых работников охотхозяйства, довольно часто закрывают свои лицензии. Впрочем, даже факт неиспользования имеющейся у них лицензии их не огорчает.
Еще одной причиной недоиспользования лимита добычи является так называемая заначка, когда часть лицензий на отстрел ДКЖ и медведя охотпользователи оставляют для представительских охот – гостей, начальства, «нужных» людей. Простым охотникам реализовать такие лицензии не дают, но по разным причинам запланированные охоты не проводятся, а лицензии  остаются нереализованными. Как говорится, ни себе, ни людям.
Вряд ли главной причиной ничтожно малого (8 из 100) использования лицензий на медведя в Псковской области стали неблагоприятные погодные условия, связанные с долгим отсутствием снега. Тем более, что больше 80% лицензий реализуется при охотах на овсах. Скорее всего, причиной этого явилось то, что лицензии по большей части приобрели те, кто смог их выкупить, а не те, кто мог бы их реализовать.
А это уже повод задуматься о таком положении дел. Только вот кто будет думать об этом? Охотуправления в регионах продают лицензии тем, кому их выгоднее продать, по принципу «ты – мне, я – тебе». Общества охотников и охотничьи хозяйства полученные лицензии распределяют, перепродают, выдают, исходя из собственных интересов. Заоблачные цены на лицензии и путевки в охотхозяйствах для охоты на ДКЖ и медведя делают недоступными такие охоты для большей части простых охотников, интересы которых никого не волнуют.
Между прочим, недоиспользование лимита добычи ДКЖ отмечается ежегодно и довольно длительное время. Если, по данным 1985 г., в целом по Российской Федерации ежегодно добывалось от разрешенного к отстрелу количества: лосей 89%, кабанов 71%, диких северных оленей 70%, то, по данным А.И. Саурина («РОГ» № 14, 2006), добыча ДКЖ в 2005 г. (по предварительным данным) составила: лось, кабан, косуля, пятнистый олень – 40%, дикий северный олень – 15% от лимита добычи. Таким образом, налицо значительное снижение результативности охот на ДКЖ в последние годы. Использование лимита добычи медведя по годам колеблется в пределах 30–60%. На фоне такого недоиспользования выделяемых лимитов добычи ДКЖ и медведей все сообщения «РОГ-информ» об управлении, охране, воспроизводстве и рациональном использовании охотничьих животных со стороны охотнадзора и охотуправлений не вполне убедительны и теряют свое практическое значение.
Добиться стопроцентной реализации лимита добычи копытных и медведя практически невозможно, но увеличить процент реализации выделенных лицензий вполне реально. Для этого необходимо изменить сложившуюся систему выделения лицензий охотпользователям. Для увеличения доступности охоты на копытных и медведя необходимо снизить цену на лицензии при увеличении их количества, но при сокращении срока ее действия (реализации, например, в течение одного месяца). Цена путевки на зверовые охоты без обслуживания, к примеру, должна быть дифференцирована в зависимости от вклада охотхозяйства в культивирование таких охот – привлечение, подкормка зверей, обустройство охотугодий, организация самой охоты и т.д. Путевка с обслуживанием должна оплачиваться в зависимости от результативности охот. При добыче означенного в договоре зверя – оплата максимальная. При нерезультативной охоте – в зависимости от причин этого: при промахе стрелка – планка высокая, при отсутствии зверей – минимальная (вплоть до платы охотустроителем неустойки). Такая система оплаты будет стимулировать охотпользователя на подготовку, организацию и проведение результативных охот, а не на простой сбор денег с охотников за право находиться в угодьях, где порой и следа зверя не найти.
Лимит добычи зверей определяется от общей численности вида, а лицензии выдаются охотпользователям пропорционально предпромысловой численности зверя. При этом в областном охотуправлении необходимо оставлять резервный фонд лицензий для перераспределения их между охотпользователями по ходу промысла. Во время промысла обязательна еженедельная информация охотпользователей о результативности охот за выезд. Сначала в общества охотников, в районные охотструктуры, а оттуда – в облохотуправление, что при современном уровне связи сделать не представляет затруднений. Тем охотпользователям, которые раньше используют свой лимит добычи, в зависимости от их возможностей и желания, а также хода промысла в других местах – районах, могут быть выделены дополнительные лицензии из резервного фонда или лимита тех охотпользователей, у которых промысел идет плохо.

Принцип конкуренции по более быстрому использованию лимита добычи позволит сократить сроки промысла, так как не будет смысла скрывать (занижать) добычу. Возможность получения дополнительных лицензий, так же, как и возможность лишиться части лицензий в следующий месяц, стимулирует к четкой организации результативных охот. Перераспределение лицензий между охотпользователями по ходу промысла повысит роль органов управления охотничьего хозяйства, так как оперативное вмешательство позволит им быть в курсе событий и повысит результативность промысла. При этом необходимо поощрять тех охотпользователей, которые добывают больше сеголетков и малопродуктивных неполовозрелых и старых зверей, что способствует формированию наиболее продуктивной популяции ДКЖ.

Евгений КОЗЛОВ, биолог-охотовед, пос. Мотоус, Кировская обл. 3 апреля 2007 в 14:30






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑