Как использовали мангуста против крыс

  Сахарный тростник не является реликтовым растением Латинской Америки – его ввезли испанские конквистадоры и переселенцы. Известна дата появления его на латиноамериканском континенте – 1520 год. Вначале это растение здесь росло в диком состоянии, и лишь через 140 лет (с 1660 года) на острове Ямайка впервые начали создавать плантации под их посевы, интенсивно вырубая для этого леса, а также на топливо в целях приготовления из сахарного тростника патоки (гуарапо).

     Вскоре плантаторы обнаружили, что значительной частью урожая сахарного тростника им приходится делиться с прожорливыми крысами – местными аборигенами и завезенными из-за океана. Против них плантаторы повели ожесточенную борьбу. Была назначена премия – один пенни за каждую убитую крысу. Началось активное их уничтожение. Каждый год уничтожали по 20-25 тысяч крыс. Но эта цифра ничтожна по сравнению с общим поголовьем грызунов, обладающих невероятной плодовитостью. Более того, такой способ борьбы дорого обходился плантаторам.

     Для борьбы с крысами стали использовать новые способы и средства. На острове очень мало хищных птиц и совсем нет четвероногих хищников. Стало быть, крыса не встретила здесь природных врагов и размножилась до угрожающих пределов. Было принято решение привезти хищников из других стран.

     Первыми “переселенцами” были королевские удавы. Но рабы, привезенные с африканского континента, испытывали магический страх перед этими змеями и при каждой с ними встрече убивали их своими мачете. По этой причине, а может быть, и по другой, но желаемого эффекта от этих пресмыкающихся не получилось.

     Управляющий английскими колониями Томас Раффлекс предложил привезти с Кубы муравьев “формики всеядные”. Будучи там, он видел, как массы этих насекомых нападали на гнездовья крыс и пожирали их детенышей. По его указанию с Кубы были привезены целые муравейники с их обитателями и расселены на плантациях Ямайки. Но муравьи, не прижившись здесь, переселились в места, значительно удаленные от плантаций, и крысы, размножаясь, продолжали наносить ощутимый урон урожаям сахарного тростника.

     После неудачного эксперимента с муравьями из Европы были привезены хорьки “фредхены”. На Ямайке не было мелких животных, идущих в пищу “переселенцам”, и плантаторы рассчитывали, что эти зверьки уничтожат крыс. Но акклиматизация не удалась: ямайские клещи и местные насекомые-паразиты погубили хорьков из Европы.

     Плантаторам стало известно, что сахарный тростник, растущий в Южной Америке, не подвергается нашествиям крыс, потому что там водятся их враги – гигантские жабы, в длину доходящие до 20 и более сантиметров. В 1849 году один из плантаторов привез на Ямайку гигантских южноамериканских жаб. Они действительно пожирали крысиный молодняк, но все же предпочитали охотиться за насекомыми.

     Жена одного из плантаторов вспомнила, что, когда она в молодости жила в Индии, в их доме и вокруг него не было никогда крыс. В тропиках этой нечисти имеется в избытке везде, и отсутствие вредных грызунов в их доме было странным. Прислуга дома объяснила: в имении живет прирученный мангуст, а он – страшный враг крыс.

     В 1872 году в специальных клетках из Калькутты были доставлены пароходом четыре самца и пять самок мангустов. Они стали родоначальниками многих миллионов мангустов, обитающих сейчас в Новом Свете.

     Зверьки оправдали возложенную на них задачу: на Ямайке значительно сократилось поголовье крыс, несколько видов крыс вообще исчезло; было подорвано поголовье серых крыс, а черные покинули плантации сахарного тростника и ушли в леса.

     Этот удачный эксперимент поспешили повторить на других островах Антильского архипелага. Но не везде мангусты прижились. На острове Доминика водятся удавы-констрикторы (их называют королевскими), и мангусты, испытанные бойцы против змей в Индии, встретили яростное сопротивление королевских удавов, которые душили и поедали зверьков. Силы были неравные.

     На Мартинике, Сент-Люсии, Гренаде, Тринидаде и других островах водятся очень быстрые ядовитые змеи жарараки. В один “прекрасный” момент произошла вспышка поголовья этих ядовитых змей, и они заполонили плантации, пришли в поселения. Страху нагнали не только на чернокожих рабов, но и на белых господ. Спешно была доставлена партия мангустов для борьбы с ядовитыми змеями. Но жарарака быстрее, чем кобра, и мангусты не успевали в реакции. В схватках с этими зверьками островные змеи часто выходили победителями.

     Расселенные по островам Карибского моря мангусты предпочитали обитать на плантациях кокосовых пальм, где змей мало, а других врагов и конкурентов практически не имелось, лишь одни крысы. Покончив с ними, мангусты перешли на охоту за местными животными: стали пожирать птиц, гнездящихся на земле, наземных крабов, лягушек, ящериц. Когда выедали весь “подножный корм”, принимались с голода даже за сахарный тростник, перешли на охоту за домашней живностью. Охотились на поросят, ягнят, водяных свинок, кур. На Кубе и Гаити уничтожали редких животных – щелезубов.

     Скоро мангусты стали устрашением для всего живого на островах Карибского моря. Там, где прижились мангусты, они заполонили все: леса, плантации, поля, поселения. Их можно было видеть везде, снующих по дорогам и полям, на равнинах и в горах, в домах и садах. Они уничтожили огромное количество представителей островной фауны Больших и Малых Антильских островов. Там, где есть мангусты, нет ямайской рисовой крысы, нигде больше не встречающейся; не увидишь сладкоголосого крапивника и не услышишь его звучных, приятных песен.

     Гнездящихся на земле голубей и пятнистого дрозда мангусты подвели к черте исчезновения. Известная и знаменитая на острове Ямайка желтая ядовитая змея ямайка – местный враг крыс – ликвидирована мангустами. Исчезают гигантские жабы, в свое время завезенные для борьбы с крысами из Южной Америки. Мангусты не едят взрослых жаб (они ядовиты для них), а вот жабий молодняк пришелся мангустам по вкусу.

     Многочисленная ранее ящерица амейва сохранилась только в парках и садах городов. В дикой природе она уже, видимо, исчезла. Ящерица амейва являлась врагом майских жуков, личинки которых поедают корни сахарного тростника.

     Каков же результат от внедрения мангуста? Видимо, больше вреда, чем пользы. Дело доходило до курьеза. В некоторых деревнях, чтобы спасти щенят, котят, кур, уток и даже поросят и ягнят, их сажают в клетки и подвешивают на ночь высоко над землей, спасая молодняк мелких домашних животных от свирепых и прожорливых мангустов. Для ферм, где разводят кур и уток, они представляют серьезную опасность.

     Единственным безопасным пристанищем для мышей и крыс стало жилье человека. Мангусты, преследующие этих грызунов, вытеснили их с полей и лесов, плантаций сахарного тростника, и они переселились в жилища, подвалы, на чердаки.

     Теперь, как раньше против крыс, ведут борьбу против мангустов, всеми силами стараясь сократить их поголовье, введены даже премии за уничтожение этих животных.

     Но люди, видимо, обладают короткой памятью, повторяя ошибки предшественников. Кроме опыта, полученного от расселения мангустов в Новом Свете, есть данные о расселении их (с 1883 года) на Гавайских островах, острове Фиджи и Британской Гвиане. И везде польза от мангустов сомнительна, но в 1951 году 80 мангустов с Ямайки были доставлены в Колумбию. Есть информация, что существуют проекты переселить мангустов в Австралию и Новую Зеландию. Они-де уничтожат безмерно расплодившихся там кроликов.

     Что ж, посмотрим. Люди срубят сук, на котором сидят. Интродукция мангуста на пятый континент может привести к потере редкостных реликтовых видов животных “закрытого” пятого континента.

    

Владимир Стрюков 1 июля 2001 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑