Эксперимент на охотниках или сохранение охотничьих ресурсов?

Интервью с начальником Владимирской госохотинспекции О.В. Анфимовым

фото: Сергей Наумов фото: Сергей Наумов

«Многие охотники считают, что во Владимирской области проводят какой-то эксперимент с охотничьим хозяйством и охотниками, чтобы потом проецировать его на всю Россию: взымание пошлин, огромное количество частных охотхозяйств, ограничение выдачи разрешений, введение низких норм пропускной способности угодий, непомерные цены на путевки. Так ли это и почему именно в нашей области?»

Из письма охотника г. Мурома в редакцию

— Олег Викторович, это выдержка из одного письма, а таких в редакцию «РОГ» поступает множество. Для простых охотников ставят все больше барьеров. Так ли это?

— Я не согласен, что положение в охотничьем хозяйстве области чем-то серьезно отличается от других регионов. Но давайте по порядку.

— Хорошо. Начнем с главного вопроса дня. Как у вас проходит выдача охотничьих билетов нового федерального образца?

— По состоянию на 15 июля у нас выдано 914 охотбилетов и еще поступило 331 заявление от граждан на их получение. Таким образом, за полмесяца уже каждый двадцатый наш охотник получил новый охотбилет. Общая численность охотников во Владимирской области составляет около 20 тысяч человек. Администрация области своевременно заложила в бюджет финансовые средства на изготовление билетов, и проблем с их тиражом и выдачей практически нет.

— Вы обмениваете охотничьи билеты, или охотник может оставить у себя прежний билет?

— Сам «Закон об охоте...» № 209 предусматривает замену билетов. Есть дополнение к этому закону № 147 от 16.07.2011, где это четко прописано. Однако эту процедуру мы проводим по факту: государственные билеты обмениваются, а членские охотничьи билеты охотник по желанию может оставить у себя. Никакого насильственного их изъятия мы не проводим.

— Сейчас процедура выдачи охотничьего билета упрощена, и в среду охотников могут прийти люди, далекие от знаний, необходимых охотнику.

— Жаль, что законом не предусмотрена проверка элементарных знаний охотминимума у гражданина, впервые получающего охотбилет. Выдача охотбилета желающим стать охотником не должна быть настолько минимизирована, что стать охотником может человек, даже не заглянувший в охотминимум. Охотник должен прежде всего бережно относиться к охотничьим ресурсам. Я считаю, большую роль в подготовке охотника должна играть охотничья пресса, в том числе «РОГ», где охотники с большим стажем делятся своим опытом с начинающими. Охотничья литература должна воспитывать у охотника любовь к природе и рачительному использованию животного мира. Очень жаль, что нет государственной пошлины за выдачу охотничьих билетов, нет институтов обучения охотников элементарным знаниям, необходимым им на охоте. Госпошлина могла бы направляться целевым назначением на охрану и восстановление мест обитаний охотничьих животных.

— Нам присылают много вопросов по выдаче разрешений на охоту. Так, ковровские охотники спрашивают: почему в соседней Ивановской области разрешения выдавались на всю территорию общедоступных угодий за 400 рублей, а во Владимирской платили по 400 рублей за охоту в каждом участке угодий общего пользования? И почему в области с охотников взимали 400 рублей за каждое разрешение в закрепленных угодьях, в связи с чем охотпользователи должны были закладывать эту сумму в стоимость путевки?

— В рамках закона пошлина взимается за получение разрешения на конкретную территорию. О правомерности ее взимания у нас по этому вопросу были серьезные дебаты, и есть судебная практика, которая признала законным взимание пошлины как с граждан, так и с юридических лиц. Это подтверждено и прокурорской проверкой. Мы считаем, что выдача разрешений, в том числе и бланков разрешений, является юридически значимым действием. Юридические лица получают от государства право заключать договоры возмездного оказания услуг.

— Охотники спрашивают: куда идут эти 400 рублей? На развитие охотничьего хозяйства?

— Нет, эти деньги идут в федеральный бюджет (не в бюджет области!) и тратятся там на социальные нужды населения, зарплаты бюджетникам, здравоохранение, пенсии и т.п. Если все субъекты федерации последуют нашему примеру, это будет большим вкладом в наш российский бюджет.

— Почему в области нет практики выдачи разовых разрешений и путевок? Приезжает ко мне поохотиться друг на одну зарю — бери дорогостоящую сезонку!

— У нас в области сложилась практика выдачи сезонных разрешений на все виды дичи, разрешенной в это время к отстрелу. Это выгодно и охотникам. За разовые разрешения охотнику пришлось бы вновь платить пошлину, так как 400 рублей — это оплата юридически значимого действия: выдачи конкретного разрешения. В то же время отмечу, что охотпользователям не запрещено выдавать разрешения и путевки на конкретный срок охоты. Однако самому охотнику это невыгодно.

— Хотелось бы узнать Ваше мнение о ценах на путевки охотпользователей. Они в области чрезмерно высоки.

— Охотпользователи — это своеобразная прослойка между государством и охотником. Они обязаны предоставлять охотнику услуги. У нас за 2010 год ими официально оказано услуг на сумму 28 млн рублей. Однако зачастую реальных услуг они не предоставляют.

— Тем не менее цены на путевки во Владимирской области одни из самых высоких в России. Причем как в частных охотхозяйствах, так и в районных обществах охотников, особенно для охотников с госохотбилетами или членов других обществ. Один из наших читателей спрашивает: вы проводите рейды совместно с МВД по борьбе с браконьерством, почему бы такие рейды не проводить совместно с Департаментом по тарифам и ценам? Можете ли вы контролировать цены на путевки?

— Нет, мы финансовую деятельность охотпользователей контролировать не можем. Более того, согласно закону о защите прав юридических лиц, мы в течение трех лет не можем проводить никаких проверок охотпользователей.

— Многим охотникам, особенно проживающим в сельской местности, не нужны услуги охотпользователей, о которых Вы говорите. Я имею в виду прежде всего охотников, которые привыкли охотиться у себя за околицей или в нескольких километрах от своего поселка. Они держат подсадных уток, подружейных и гончих собак, сами строят шалаши для охоты с подсадной, имеют свои лодки. И егерей бы они век не видели, только бы не мешали им охотиться.

— Для таких охотников лучше всего подходят угодья общего пользования.

 

фото: Сергей Фокин

— Но их мало, и они не в каждом районе.

— У нас в области 135 охотничьих угодий, из них 100 закрепленных за 77 юридическими лицами и 35 общедоступных. То есть 27 % составляют общедоступные угодья и 73 % закрепленные. К сожалению, есть районы, где угодий общего пользования нет. Одна из причин этого — все угодья были закреплены за пользователями до принятия закона. Но есть также районы, где мало закрепленных угодий и преобладают общедоступные. Этот вопрос будет решаться, и в первую очередь в тех районах, где будет подходить к концу срок долгосрочной лицензии или где будут нарушены договорные обязательства.

— И конечно же, в первую очередь попросят охотничьи общества, а не частников отдать часть угодий в общедоступные?

— Сергей Юрьевич, я вижу Вы выразитель интересов охотничьих обществ?

— И как охотник, и как редактор «РОГ», ежедневно получающий массу писем от читателей, я прежде всего стою на позиции простого рядового охотника. И главным образом охотника местного, которого правдами и неправдами стараются отлучить от любимого занятия в тех местах, где он родился и вырос.

— В таком случае, по-Вашему, большая часть угодий должна быть угодьями общего пользования. Но я с этим не согласен. В закрепленных угодьях охотник не должен оставаться без оказания ему услуг со стороны охотпользователей. Если этих услуг не будет, за счет чего же будут жить охотничьи хозяйства? Услуги должны быть как прямые (организация охоты), так и сопутствующие (обеспечение проживания на охотбазах, питание, предоставление инвентаря, собак, подсадных уток и т.п.). Так делается во всем цивилизованном мире. Я побывал в одном из охотничьих хозяйств Австрии, там на один миллион гектаров охотничьих угодий на порядок больше работников охотничьего хозяйства, чем у нас в области. И это не только охотоведы и егеря, но и большой штат обслуживающего персонала. Создаются рабочие места, решается проблема занятости населения. К сожалению, востребованность и платежеспособность наших охотников пока невелики. Но это придет со временем. В то же время замечу, что стоимость некоторых услуг у отдельных охотпользователей непомерно высока. Особенно это касается охоты на копытных, которую подчас оценивают в десятки тысяч рублей. Этим грешат не только частные охотпользователи, но и общества охотников. Понятно, что они хотят заработать, чтобы выжить, но нужно знать меру.

— Я беседовал по этому вопросу с президентом Ассоциации «Росохотрыболовсоюз» Э.В. Бендерским. Он сказал, что и они не могут влиять на ценовую политику обществ ввиду отсутствия на сегодняшний день жесткой вертикали власти в Ассоциации. Что же делать охотникам?

— В сегодняшнее время рыночной экономики охотник может выбирать, где ему охотиться, исходя из цен на охоту.

— Но не всякий местный охотник поедет за десятки километров. Он хочет охотиться у себя, там, где охотились его дед и прадед. У него нет выбора. А каков процент угодий имеют общества охотников во Владимирской области?

— Они составляют 18 % от закрепленных угодий. В основном они закреплены за владимирским областным обществом, входящим в ассоциацию «Росохотрыболовсоюз».

Продолжение интервью читайте в следующем номере «РОГ». Вы узнаете мнение О.В. Анфимова о том, почему в области сократили количество выдаваемых разрешений и путевок на охоту и ввели ограничения по нормам добычи, об открытии охоты на болотно-луговую дичь с подружейными собаками и о том, как быть охотнику, если ему не выдают путевку, и многое другое.

Сергей Фокин 26 июля 2011 в 14:45






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Сергей Ковалевский офлайн
    #1  19 марта 2014 в 07:24

    11 марта 2014 года Зебра ТВ стало известно, что Олег Анфимов больше не работает в должности начальника государственной инспекции по охране и использованию животного мира (Госохотинспекция) администрации Владимирской области.
    На сайте обладминистрации в разделе «Структура» сведений о руководителе Госохотинспекции больше нет.
    Редакция связалась по телефону с Олегом Викторовичем, и он рассказал, что 27 февраля ему сообщили о том, что он «грубо однократно нарушил» распоряжение вышестоящего руководства по прекращению договорных отношений с одним из охотпользователей - ООО «Инжиниринг-Сервис». Эта фирма в 2009 году получила лицензию на 25 лет на право пользование животным миром на территории охотхозяйства «Светец» в Петушинском районе вблизи Костерёво на площади 11,3 га. Это земли Министерства обороны, и, по закону, соискателю лицензии (в настоящее время право аренды угодий разыгрывается только на аукционах) нужно было получить согласование от военного ведомства. «Инжиниринг-Сервис» такой документ предоставило, и у Анфимова он сомнений не вызвал. Позже прокуратура установила, что генерал, поставивший подпись, не имел на это полномочий.
    Со слов Олега Анфимова, областная прокуратура дважды выписывала представления в адрес администрации Владимирской области с требованиями принудительно прекратить право охотпользователя на использование объектов животного мира. Анфимов же посчитал, что это можно было сделать только по суду, его приказа было бы недостаточно и это «тянуло» бы на превышение должностных полномочий. Бывший руководитель Госохотинспекции принципиально против подачи в суд не возражал, но ему не хватало убедительных материалов. Например, из представления прокуратуры не было 100-процентной ясности, что подпись генерала на согласовании была неправомочной.
    «В суд иск подать - не на рынок сходить. Судьи очень внимательно относятся к таким делам, так как бизнес кошмарить нельзя», - сообщил Анфимов Зебра ТВ.
    Вместе с тем, он сказал, что «Инжиниринг-Сервис» допускал в своей работе нарушения. 4 марта были подведены итоги проверки деятельности ООО «Инжиниринг-Сервис», там выявлены факты, по которым будут возбуждены административные производства в отношении директора фирмы и юридического лица. Насколько этих фактов хватит на принудительное прекращение права пользования животным миром — Анфимов сказать затруднился.
    По имеющимся у бывшего руководителя Госохотинспекции сведениям, вышло постановление губернатора Владимирской области, отменяющее изданное ранее постановление о предоставлении «Инжиниринг-Сервису» лицензии. То есть право аренды не отменено, отменено постановление о выдачи лицензии. Бывший глава Госохотинспекции не знает, будут ли предприниматели оспаривать его.
    Олег Викторович Анфимов родился в 1962 году в Муроме. В 1985 году окончил Кировский сельскохозяйственный институт по специальности биолог-охотовед. Начинал егерем в Петушинском районе в опытном охотничье-рыболовном хозяйстве «Владимирское». В 1992 году был назначен начальником Владимирского областного охотуправления, и с тех пор работал на руководящих должностях в разных структурах, курирующих вопросы охраны и использования животного мира.
    Госохотинспекция в её нынешнем виде была учреждена 31 января 2008 года, 4 февраля того же года Анфимов был назначен её руководителем. Уволен с этой должности 4 марта 2014-го. Как сообщил Зебра ТВ сам Анфимов, сейчас он является безработным, о планах на будущее предпочёл не распространяться.
    В настоящее время Госохотинспекцией руководит заместитель Анфимова Олег Маров, правда без приставки и.о. По сведением уволенного начальника, в ближайшее время там появится полноценный руководитель, и это будет не Маров.
    И в завершении напомним, что в конце февраля Законодательное Собрание Владимирской области утвердило новую структуру обладминистрации, согласно которой государственная инспекция по охране и использованию животного мира была переподчинена от первого заместителя губернатора по экономической политике и промышленности к вице-губернатору по строительству. Насколько это сделает работу инспекции более эффективной Анфимов сказать затруднился, сообщив лишь, что «с нами никто не советовался».

    Ответить
  • 2
    анатолий евменов офлайн
    #2  19 марта 2014 в 19:44

    Умеют же наши руководители ответить туманно, вроде бы и сказал, а не понять.Его спрашивают: "За всю территорию угодий общего пользования платят 400 рублей, или за участок?" А он в ответ:"За конкретную территорию!"И как это понимать?И еще, когда охоту в России начинают сравнивать с Австрией, то лучше бы сначала сравнить зарплаты.Уповать на то , что платежеспособность наших охотников придет со временем не приходится, давно живу и уже устал жить надеждой, да и возраст уже не тот, чтобы дождаться..А совет выбирать место охоты по деньгам лишний раз напоминает пословицу, что сытый голодного не разумеет.Сколько процентов составляют владельцы о/х от общей массы охотников, вот и дайте им такой процент угодий, а остальное отдайте простым охотникам.Если им будет мало своих угодий, милости просим к нам.Вот так бы было справедливо.А общедоступных угодьев мало, да еще и такие угодья, где дичи нет.И нет ее не потому, что ее истребили охотники, а потому, что в этих угодьях ее никогда и не было много.(где много, там частники, они плохое брать не будут).

    Ответить
  • -1
    Александр Кузнецов офлайн
    #3  19 марта 2014 в 22:43

    На страницах печатных и электронных СМИ не один год освещались материалы о мытарствах владимирских охотников именно в годы, когда Госохотинспекцией Владимирской области руководил именно О.В.Анфимов. Я был в гостях на охоте в этой области в 2010г. и в 2012 году и наслушался воочую о бедах и унижениях охотников и при оформлении разрешений , и на самой охоте при встрече с охотпроверяющими. Поэтому, иначе, чем исполнительный холоп его не назовёшь, причём, с замашками хренового председателя колхоза.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑