За новую Главохоту

Статья вторая

фото: Илья Антонюк фото: Илья Антонюк

Почему в данной статье я уделил столько внимания историческому аспекту судьбы охотничьего хозяйства России? Потому что тот, кто не знает истории, не может сделать правильных выводов и принять верное для страны, а в данном случае для отрасли решение. Опыт истории позволяет заглянуть в будущее.

Я не собираюсь в газетной статье перечислять все положительные и отрицательные реформы в охотничьем хозяйстве прежних руководителей страны. Отмечу лишь, что благосостояние любой отрасли народного хозяйства в первую очередь зависит от внимания и заинтересованности верховных властей, а в России — первых лиц государства. Попытка сделать охотничье хозяйство России на западный манер, безусловно, потерпит неудачу. Разве непонятно, что Россия — другая страна, которая по величине больше десяти Европ? За столетия у русского народа сформировался свой особый менталитет по отношению к охотничьим зверям и птицам. В нашей стране охотничьи сторожа никогда не убивали людей за пойманного незаконно зверюшку и не рубили за это рук, как некогда в достопочтенной Англии. До сих пор помню один советский суд, где мне пришлось вместе с юристом Главохоты РСФСР представлять сторону истца. Судили браконьера, который летом застрелил зайца и был пойман на месте охотоведом, который перед этим извел массу времени и усилий, чтобы выловить этого заячьего рецидивиста. Решение судьи (женщины) было простым. Зайчика ответчик убил. Зайчика жалко. Но у ответчика есть детки. Он больше не будет незаконно зайчиков стрелять. Судья выносит ему предупреждение. Вот и весь сказ. Считаю, что она приняла по-своему мудрое решение. В иске Главохоте было отказано. Вот так судили в России браконьеров. Добавим от себя: судили по внутреннему убеждению (так в законе написано). В США или Европе за такое нарушение браконьера упрячут в тюрьму и «наградят» огромным штрафом и на деток не посмотрят. Вы думаете, в России что-нибудь изменилось в этом отношении за последние сорок лет? Ничего подобного! Суды сплошь и рядом встают на защиту браконьеров, тем более если это начальники. И наши два руководящих страной юриста не могут — а скорее не хотят — что-либо изменить в этом отношении. Смотрите примеры выше.

Нынешние власти перевели охоту в России на товарно-денежные отношения: товар — деньги — товар. И охоту превратили не в охоту с ее многогранностью, а в охотничьи ресурсы, как полезные ископаемые: черпай, бери, продавай. Это происходит потому, что в ее руководстве стоят некомпетентные люди, а верховные наши руководители не охотники. Природа не наградила их замечательным даром быть охотником, и на охотничье хозяйство страны они взирают с полным равнодушием, подписывая любые безграмотные документы. Они не хотят понять, что охота — это особенная отрасль, требующая особого подхода и отношения. При советской власти пытались сделать охоту рентабельной хотя бы в государственных лесоохотничьих хозяйствах. Но при всех усилиях охотоведов и администрации рентабельность самых лучших в этом отношении хозяйств не превышала 65 %, и государству приходилось дотировать их. Это происходило по разным причинам, но в первую очередь из-за низкого жизненного уровня основной массы населения. Из всего этого вывод простой: любые законы должны соответствовать уровню жизни населения и его менталитету. В противном случае они не будут исполняться.

Так что же делать, господа охотники, с охотой и охотничьим хозяйством России? Надо сказать, что российские рыболовы-любители утерли нос своим собратьям-охотникам. Эти тихони так дружно собрались и выступили против дурного закона о любительском рыболовстве, что правительство дрогнуло. И, позволю себе скаламбурить, крайним оказался министр Крайний, которому пришлось объясняться с народом. Дело дошло до президента, и в конце концов было обещано изменить закон. Охотники же оказалась против рыбаков болтунами, анархистами и самостийниками, несмотря на то что их не устраивает принятый закон, а правила охоты и структура охотничьего департамента не отвечает требованиям охоты и охотничьего хозяйства.

Почему департамент охоты, по сути, разорван на две части? Одна (охотничий надзор) осталась в МСХ, другая (все остальное) — в МПР. Оба министерства занимаются напрямую очень важными делами в стране: обеспечением населения продовольствием (МСХ) и изучением, разведкой и контролем эксплуатации природных ресурсов в России (МПР). Президент и премьер-министр в первую очередь спрашивают с этих министров не за охоту, а за хлеб, мясо, молоко, газ, нефть, металл и удобрения. Охота для министров как пятая нога собаке, даже если кто-то из них считает себя охотником. Вывод из всего сказанного напрашивается сам собой. Вывести охотничье хозяйство страны из подчинения этим двум министерствам и создать самостоятельное министерство или департамент охотничьего хозяйства и подчинить его непосредственно управлению делами Президента или Совету Министров РФ.

 

фото: Илья Антонюк

В статье 11 Федерального закона «О животном мире» от 22 марта 1995 г., определены государственные формы управления в сфере охраны, контроля и регулирования использования охотничьих животных. Государственное управление в данной области осуществляется Президентом РФ, государственными органами субъектов Российской Федерации, а также специальными уполномоченными государственными органами по охране и регулированию использования животного мира на территории России. Так вот специальным уполномоченным государственным органом по охране и регулированию и использованию охотничьих животных следует сделать департамент охотничьего хозяйства и заповедников Российской Федерации с непосредственным подчинением Управлению делами Президента РФ. Кстати, заповедники прекрасно вписывались в старую структуру Главохоты РСФСР. Если президенту это предложение не подойдет, он может передать полномочия в отношении департамента охоты Совету министров, но на правах самостоятельного департамента. Главным отделом в департаменте, безусловно, следует считать отдел охоты, в котором необходимо предусмотреть подотделы любительской и промысловой охоты, учета численности и мониторинга наиболее ценных видов охотничьих животных, биотехнии, включая расселение, акклиматизацию и разведение дичи, охотустройства, а также подотдел регулирования добычи ценных и вредных животных. Самостоятельной должна быть квалификационная комиссия по охотничьему собаководству, работающая совместно с представителями Росохотрыболовсоюза. В функции этой комиссии должны входить разработки стандартов и положений о выставках и полевых испытаниях охотничьих собак, присвоение и снятие судейских квалификаций, рассмотрение жалоб, имеющих отношение к охотничьим собакам. Самостоятельными должны быть отделы: научных исследований, охраны и охотничьего надзора. Причем последний по значимости должен быть примерно равным отделу охоты. Он должен осуществлять контроль над всеми общественными организациями и частными лицами, которые занимаются ведением охотничьего хозяйства в России, — собственниками и арендаторами. Под его контролем должна работать вся районная служба охотнадзора и общественная охотничья инспекция (я очень надеюсь на ее возрождение). Районным охотоведам нужно предоставить право (на основании актов проверок) ставить вопрос об изъятии охотничьих угодий у собственников и арендаторов в случае неудовлетворительного состояния численности охотничьих животных из-за плохой охраны, биотехнии и перепромысла.

Отдел маркетинга должен отвечать духу времени. Он должен разрабатывать положения о тендерах (конкурсах) охотничьих хозяйств и осуществлять контроль над их проведением в субъектах Федерации. Причем на тендер должны выставляться не сырье в виде куска территории, а охотустроенное охотничье хозяйство, промысловое или любительское, снабженное соответствующей утвержденной документацией (паспортом или проектом). Этот отдел также разрабатывает положение о торговле живыми охотничьими и другими дикими животными и контролирует его исполнение.

Отделы заповедников и заказников нужно оставить в прежнем состоянии. Сотрудники отдела охоты малых народов Севера должны знать их этнографию, образ жизни, учитывать значение в ней охоты и промысла, определять (примерно) добычу наиболее важных видов, а также устанавливать правила охоты для охотников, не относящихся к коренным малым народам Севера на национальных территориях.

Отдел кадров на первоначальном этапе должен являться важнейшим. Именно подбор кадров будет решать успех дальнейшей работы Главка (министерства). Специалисты и профессионалы должны заполнить кабинеты вновь формируемой организации. Только дипломированные охотоведы с практическим опытом работы не менее трех — пяти лет (а руководящее звено не менее пяти — десяти лет) могут сидеть на стульях новой Главохоты.

Особое внимание следует уделить подбору начальника (министра) такого специфического учреждения. При всех положительных деловых качествах он должен быть как минимум охотником-любителем. Это ему поможет легко найти общий язык, взаимопонимание со своим коллективом и специалистами. А это более чем половина успеха. Старый лозунг остается в силе: кадры решают все. К сожалению, приходится констатировать, что современные методы подбора кадров не отвечают высоким принципам выбора, более того — их извратили. Сплошь и рядом, начиная с правительства, людей подбирают не по деловым качествам, а по знакомству, блату, родственным и клановым интересам, за преданность, угодничество и взятки, или красивые ноги. Слаб человек, и это давно известно, поэтому подбор кадров следует узаконить и жестко контролировать, особенно в субъектах Федерации. Без колебаний и в обязательном порядке нужно увольнять из аппарата людей случайных, неспециалистов, а начальство за это наказывать вплоть до отстранения от должности.

Заканчивая свои гипотетические размышления, хочу добавить, что прекрасно понимаю: прежнюю Главохоту РСФСР полностью возродить невозможно, как нельзя дважды войти в текущие воды. И не только потому, что нет таких кадров, которые бы честно, с полной отдачей трудились за копейки. Времена другие! Но взять лучшее из структуры Главохоты — профессионализм, порядок, исполнительность — и возродить его в новом департаменте (министерстве) просто необходимо. Главное — не входить ни в одно отраслевое министерство, не подчиняться ему и быть самостоятельным в принятии своих решений.

Михаил Перовский, доктор биологических наук, профессор 23 августа 2011 в 14:05






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Андрей Рапота офлайн
    #1  3 апреля 2015 в 09:53

    Полностью согласен с этой статьей.Считаю,что если наш президент Путин решил расширить полномочия сотрудников частных охотхозяйств то есть разрешать им составлять протоколы обыскивать транспортные средства и т.д то есть присвоил полицейские полномочия случайным людям то он же и решил отдать охотхозяйства частным лицам.Ну а что вы хотите от чиновников они слепо исполняют его волю причём точно зная,что в случае перекосов на местах как у нас в Смоленской области,где 90-95% земель попало в частные руки им чиновникам ничего не будет.Ну а если президент решит добавить себе популярности он выступит по телевизору стукнет кулаком по столу и все исправит!!!А люди пишут чиновники виноваты....Так что пиши не пиши в нашей стране все останется по прежнему.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑