Волчий разбой

Фото Владимира Бологова Фото Владимира Бологова

Охота на волка, как и охота на медведя, во все времена высоко котировалась на Руси. Волчатник и медвежатник – это высшие титулы в Российской охотничьей табели о рангах. Не зря, желая указать на высшую охотничью квалификацию охотника, издавна говорили: «Он волка брал».

Несколько лет назад на одного «волчатника» стало больше в нашей Павловке.

А дело было так. Здесь, в Саратовском Заволжье, волчья охота проводится эпизодически. Местного волка, по словам охотоведов, у нас мало. Но периодически он приходит из Казахстана, Волгоградской области и даже, говорят, с Северного Кавказа. Незваный гость ведет себя по-пиратски, к несчастью сельских владельцев скота.

Вообще когда хищники где-то обоснуются в ожидании потомства, то начинают вести себя крайне осторожно, если не сказать умно. Там серые не трогают домашнего скота, логово покидают скрытно, на охоту ходят за десятки километров. Но уж если куда придут поохотиться – селяне, только держись!

На дальнем степном отделении Павловского племзавода «Трудовой», где держали овец, волки совершили дерзкий налет. Перемахнули через невысокую изгородь и порезали полдюжины животных. После такого разбоя пастухи стали загонять овец на ночь в кошару и закрывать ворота. Прошло несколько дней. Ночью живодеры выбили окно и ворвались в кошару. На этот раз растерзали более десятка баранов. Руководство племзавода забило тревогу. И в общество охотников сообщили, и местных охотников директор собрал: попросил покараулить скот и разобраться с хищниками, дал денег на картечные патроны, пообещал денежную премию за каждого отстрелянного волка.

Почему бы не помочь? Собрались наши мужики и поехали на отделение. Вид порезанного скота впечатлял. Решили караулить прямо в кошаре. Один должен был включить рубильник освещения при появлении волков. И те не заставили себя долго ждать. Снова запрыгнули в окно. Отара обезумела от ужаса. Со светом замешкались, и, когда он вспыхнул, было поздно. Стрелять в месиво бараньих тел было бессмысленно. Прицелиться оказалось просто невозможно. От света волки серыми молниями метнулись в окно. Ущерб был большой, трофеев – ноль. Пришлось этот метод засады отменить.

Решили ночью караулить вокруг кошары. Выпал снег, стало светлее, можно было прицельно стрелять. Несколько раз приезжали охотники к ночи, расходились вокруг кошар, куда загнали скот на ночь. Кто-то устроился у кормушек, кто-то за трактором, кто-то уселся на копну соломы, которую днем подвозили на корм скоту. Мерзли, поскольку сидеть надо было неподвижно, чтобы не обнаруживать себя. Однако сначала не везло. Но спустя несколько дней тишину ночи разорвал выстрел. Стрелял преподаватель павловской школы Рашид. Все к нему.

 

fotolia.com

Он поведал, что заметил вдалеке два волчьих силуэта: это серые пришли на разбой. Действовали осмотрительно и грамотно. Сделав большой круг, повременили, затем начали обход по второму малому кругу. Двигались медленно, принюхиваясь. Силуэты зверей хорошо различались на белом снежном фоне. Рашид прицелился и выстрелил картечью по самому крупному волку. Второй моментально исчез.

Пошли смотреть. Снег оказался очень кстати. При свете электрических фонарей заметили капли крови на волчьем следу. Значит, стрелок не промахнулся. Начали тропить подранка. Кровил очень обильно. Через несколько сотен метров увидели лежащего на земле матерого волка. Разбойник обессилел и доходил. При виде людей злобно оскалился, видимо, понимал, что обречен.
Наутро задействовали снегоход из общества охотников. Проехали по следу второго зверя. Пришлось намотать больше 20 км на самый край района. Нашли логово. Волчья семья решила здесь вырастить волчат. Охотиться уходили далеко даже по человечьим меркам.

Рашид показывал мне шкуру того зверя. Волк был очень крупный. Да, много еще бед могла причинить эта пара, но охотники вовремя пресекли их бесчинства.
Когда вспоминаю ту охоту, не могу отделаться от одной мысли. На волка поехали простые сельские мужики-охотники, понимающие размер ущерба, причиненного хищниками. Хотя знали об этой напасти многие из числа «крутых», имеющих и внедорожники, и снегоходы, и нарезное оружие. Но в их понимании засидка на волка – это тяжкий труд и лишения, а не приятное времяпровождение.

Легко представить, какой станет жизнь в глубинке нашей России, когда системная и техничная борьба против общественных организаций охотников увенчается полной и окончательной победой и останутся они хозяйничать в угодьях на коммерческой основе. Кто же тогда с волками будет бороться? Ведь чистогана или мяса такая охота не сулит.

Недавно по Центральному телевидению показали сюжет: уральская деревушка подверглась волчьей напасти. Так навести порядок там просто не удалось. Волки всех собак зарезали, а потом стали и к местным жителям примеряться, караулить одиноких прохожих. Местный мужик около собственного дома средь бела дня застрелил волка, напавшего на женщину.

 

fotolia.com

А арендаторов охотничьих угодий, где стояла деревенька, днем с огнем отыскать не удалось. Хотелось бы узнать, какие меры к таким арендаторам предприняли должностные лица, которые передали им упомянутые охотничьи угодья в аренду.
Не хочется такого будущего, сильно не хочется. Остается надеяться на лучшее. Мои славные предки казаки говорили: «Бог не выдаст – свинья не съест». Однако думаю, не стоит забывать и другую пословицу: «На Бога надейся, а сам не плошай». Так что, собратья по охоте, как поется в песне Булата Окуджавы, «возьмемся за руки, друзья, чтоб не пропасть поодиночке»!

Геннадий Маляев 27 февраля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑