В горах Кавказа

Медведь – очень серьезный трофей, сильный и опасный зверь. Если его не трогать, то и он никогда тебя не тронет, постарается уйти незаметно, но в случае подранка может напасть и убить. Поэтому к каждому выстрелу необходимо относиться очень ответственно.

Медведь – очень серьезный трофей, сильный и опасный зверь. Медведь – очень серьезный трофей, сильный и опасный зверь.

В середине ноября звонит мне из Краснодара председатель краевого общества Уманцев Валерий и приглашает на охоту в горы на медведя. От такого предложения редко кто отказывается, отпрашиваюсь у руководства на пару-тройку дней и весь в ожидании выезда. С собой в рюкзак обязательно беру видеокамеру, портативный трихинеллоскоп, спальник и все необходимые вещи и продукты для ночевки в лесу, в горах. И вот мы в пути, через четыре часа езды по горным дорогам на одной из турбаз нас встречает Сергей со своими охотниками-медвежатниками, на счету которых добыт не один десяток медведей. Знакомимся со всеми и обустраиваемся в одном из номеров базы.

За вечерним шашлыком и охотничьими разговорами быстро пролетел вечер, к полуночи все разбегаемся, ведь завтра на охоту и не просто охоту, а охоту на медведя, предел мечтаний каждого, кто хоть один раз взял в руки охотничье ружье.

Медведь – очень серьезный трофей, это тебе не заяц или утка, а сильный и опасный зверь. Если его не трогать, то и он никогда тебя не тронет, постарается уйти незаметно, но в случае подранка может напасть и убить. Поэтому к каждому выстрелу необходимо относиться очень ответственно, не торопясь выцелить, чтобы положить зверя на месте.

Утром за нами заехал уазик, и мы поехали в соседний поселок за нашими участниками охоты, с двумя почти белого цвета западносибирскими лайками. Мимо лесоскладов по разбитой лесовозами дороге, мы как можно ближе подъехали к подножию одной из гор главного Кавказского хребта, в окрестностях которой нам и предстояло охотиться.

С собой берем только необходимое, ведь нам предстоит налегке подниматься в гору по старой лесной дороге, по камушкам, покрытым слоем листьев. Минут через сорок утомительного подъема, первый привал. Ноги болят и отказывают, кислорода не хватает. Пар клубом валит с голов каждого, шапки в руках. Опять подъем, через полчаса привал и в этом месте, на высоте приблизительно 900 метров над уровнем моря, остаются загонщики с собаками. А нам предстоит еще подниматься по самой крутизне. Но, как говорят, охота пуще неволи. Бреду еле-еле последним. Наконец-то мы почти наверху. Прямо посередине петляет между деревьями и кустарниками вытоптанная зверьем тропа шириной до полуметра. Мы, пересекая звериные переходы, выходим к первой вершине.

На ее правом юго-западном склоне простираются альпийские луга, так называемая «альпика», на которой местами среди высокой желтой травы мы видим много зарослей черники и других ягодников, к которым ведут множество троп. Внизу слева, среди различных деревьев, сплошные заросли букового мелколесья и лавровишни, кое-где просматриваются небольшие скалки и овражки – самые что ни на есть места для лежек медведя и кабана. Вдали на юго-востоке видны горы главного Кавказского хребта, верхушки которых покрыты снегом и частично облаками.

Красота неописуемая, два часа ходу вверх в гору и совершенно другая природа, как будто ты попал в какой-нибудь другой мир. Высота здесь уже 1300 метров над уровнем моря. Настроение у всех заметно поднялось. Здесь, на пересечении звериных троп, проводник оставляет в застрел Валерия, а сами двигаемся по тропе дальше. Через некоторое время остается и он, а меня направляет по тропе вперед к роднику, за ним выходят две тропы. Там я и буду ждать зверя. Через некоторое время запищала рация, в этом гаю никого, надо переходить дальше.

У родника вода вытекает прямо из щели в скале, там, наверное, внутри горы находится большой резервуар или озеро. «Еще старики помнят об этом источнике», – сказал проводник. – В любое время года вода здесь ледяная». Мы тоже попробовали, зубы свело. С загонщиками по рации определились с другим гаем и двинулись дальше в застрел. В этот раз меня ставят первым на выступе скалы. Обзор хороший, весь гай расположен подо мной внизу. Справа и слева метрах в тридцати от меня выходят две тропы, расстояние как раз для моей «ижевки».

Сами уходят дальше вниз по тропе. Через какое-то время далеко внизу слышится лай собак и выстрел, по рации проскрипели какие-то переговоры и опять тишина. Ну, думаю, сейчас начнется, адреналин пошел по крови, всего затрясло. Вижу справа сбоку мелькают силуэты – впереди свиноматка и пять подсвинков за ней быстро скрылись в кустарнике, жаль, не успел включить видеокамеру. Через полчаса по тропе ко мне поднимается Валерий. «Метрах в десяти от меня по косогору прошел гурт свиней, красотища-то какая, каждого проводил на мушке своего карабина», – довольный увиденным, проговорил он.

Но медведя в этом гае, к сожалению, тоже нет. Подошел наш проводник, доложил, что загонщики добыли в гае крупную свинью. По рации связались с ними, решено было сделать еще один небольшой гай внизу, вдоль ручья. Теперь необходимо нам спуститься вниз без всяких троп, через заросли букового мелколесья, различных кустарников и сыпучих камней. Очень тяжело, практически на «пятой» точке и с «определенными пожеланиями», мы добрались до места.

Единственно, что радовало, по пути попадалось очень много кустов черники, так мы с удовольствием уплетали остатки этих чуть подмерзших ягод, не хуже того медведя. Мне теперь стоять в застреле в самом низу, среди завалов деревьев и камней. Но после такого спуска это в самый раз, есть возможность отдохнуть. Впереди треснула ветка. Включаю видеокамеру, поднимаю ружье – появляется лайка и через некоторое время – загонщики.

 

Опять пусто, нет медведя, хотя мы находили очень много свежих следов. Все собрались возле меня. Один из гайщиков зовет нас к тому месту, где лежит свинья. Оказывается, в гае он наткнулся на гурт свиней, голов в тридцать, они – в разные стороны, лайки – между ними, а свиноматка, наверное, в защиту своего потомства, клацая зубами, погналась за собакой, та – к своему хозяину. И пришлось, в силу самообороны, стрелять. Говорит, что уложил свинью в семи-восьми метрах от себя.

У самого мурашки по спине. Обычно так далеко и высоко никто не бьет свиней, а тут пришлось. Закончилась охота, закрываем лицензию, не торопясь разводим костерок, рассупониваем рюкзачки, пора и перекусить. Еще необходимо засветло с мясом разобраться и спуститься вниз к машине. Не нарушая традиций, по крови, в обязательном порядке по соточке, закусить и обрабатывать свинью. Не успел я мясо проверить на трихинеллез, как один из охотников уже нарезал мяса и жарит его на углях. Все нормально, проведение трихинеллоскопии совпало с готовностью мяса. Никогда не пробовал ничего вкуснее, чем куска свежезажаренного на костре горячего мяса, притрушенного солью и различными специями.

Развешивем куски мяса на сучьях и ветвях деревьев для проветривания, сами пьем чай. На собак тоже приятно посмотреть, с отяжелевшими животами, свернувшись в клубок, лежат рядом. Тщательно прибираемся на месте лагеря, тушим костер, распихиваем мясо по рюкзакам и вниз, к машине. Никогда не думал, что спускаться вниз, да еще «груженому», еще тяжелей, чем подниматься. Особенно досталось икроножным мышцам: постоянно держа себя на тормозах, еле-еле дошел самым последним. Только немного жаль, что не попался нам медведь, рановато, не пошел он еще на берлогу, через три недели можно попробовать еще, но это будет уже другая история.

Юрий Семенов 25 января 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Иван Андреев офлайн
    #1  31 января 2014 в 20:34

    Приветствую всех! Сразу скажу, я не охотник, но я бы очень хотел пообщаться с автором статьи, напишите мне на ivan.andreev.bm@gmail.com

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑