По следу раненого кабана

Раненого зверя гоняли четыре с половиной часа

фото: Николай Горбунов фото: Николай Горбунов

Так я приобрел удивительное увлечение, суть которого для меня не в жажде добычи, а в неудержимом желании отложить рабочие проблемы, всякие заботы и вырваться из суетливого центра Москвы побродить по лесу, на какое-то время оторваться от реальности и на опыте ощутить, что время, проведенное на охоте, не засчитывается к возрасту.

Получив огромное удовольствие от первого опыта охоты, я стал постоянным читателем газеты «РОГ». Используя на охоте знания, почерпнутые из газеты, хочу поделиться с уважаемыми охотниками своим небогатым, насыщенным приключениями опытом.

Мой стаж на момент охоты составлял два месяца. По совету старшего товарища и под его непосредственным руководством я приобрел амуницию, ружье, патроны. Ружье купил полуавтоматическое – Беретта Урика. До охоты мы выехали на стенд – пристреляли его. По статичной мишени кучность была выше всяких похвал, с бегущим кабаном – на три с плюсом.

Первая моя охота на лося в Ярославской области подтвердила поговорку «новичкам везет» – я взял лося с 60 метров, оба выстрела попали по цели.

На кабана мы поехали в Подольский район в декабре, одним днем. Егеря предупредили, что идем на косулю, из собак взяли двух такс. Ружье зарядил: две пули – две картечи, через одну. В третьем загоне косули обошли линию стрелков и вышли из загона, а егеря выгнали кабана, по которому я успел произвести всего один выстрел в угон с расстояния 35 метров. По общему мнению членов нашей команды – а люди у нас опытные (у отдельных товарищей 45-летний охотничий стаж), – номера были выставлены крайне неудачно: узкая просека в густом кустарнике. Мое попадание было очередным подтверждением везучести. Кабан ушел, но очень сильно кровил. Долго ждать не стали, тропили подранка без собак.

Не буду описывать, как мы в течение трех с половиной часов бегали за зверем и пытались определить характер ранения, но хочу отметить, что в процессе егерь неоднократно одергивал меня и просил идти за ним, напоминая о возможных последствиях. И только когда кабан встал на чужую тропу, почти перестал кровить и сгустились сумерки, егерь остановил «погоню» и докладывал руководителю охоты, что мы заканчиваем. Я, переживая, что не добрал зверя, сделал три-четыре шага по тропе и… Под елкой, окруженной малинником, я увидел, как поднялась темная масса. Я вскрикнул и вскинул ружье. Кабан, отреагировав на мое движение, вместо того чтобы уйти, кинулся на меня. Нас разделяло 7–8 шагов. Мысли с невероятной скоростью выстроились в нужном порядке: делаю два выстрела, освобождаю линию прострела для егеря (я оказался между ним и кабаном), отскакиваю с линии движения зверя, егерь меня прикрывает, я использую оставшиеся два выстрела. На деле все получилось не совсем так, как я «придумал». Выстрелил два раза. Отскакивая с линии движения кабана, зацепился ногой за плети малины и упал на левый бок. В падении выстрелил дважды с вытянутой правой руки (совсем как в вестернах!). Егерь, отскочив в сторону, разрядил в кабана 4 заряда картечи. Кабан рухнул. От меня до места падения кабана я насчитал 4 шага. Адреналин у обоих зашкаливал. Невероятное везение!

Отдышавшись, егерь ушел за помощью, чтобы вытащить кабана к машине, а я еще раз в полной мере ощутил отсутствие опыта охоты. На улице минус 20, спичек, ножа, компаса, рации, ракетницы нет, фонарь плохой, термос остался в машине. Сделал выводы. Теперь рюкзак всегда будет со мной, в него, кроме перечисленного, доложил аптечку.

При «разборе полетов» руководитель охоты похвалил меня за настырность, цепкость и «всыпал» за нарушение правил охоты – егерь должен идти впереди, иначе все может иметь печальные последствия.

В завершение рассказа добавлю, что ровно год спустя, тоже в декабре и в этом же хозяйстве, меня с гладким стволом поставили в поле среди карабинов. Стадо из пяти кабанов на махах вышло – по привычной уже для всех закономерности – на меня. С расстояния 44 метров я взял одного кабана и ранил второго. Кабан кровил обильно. Однако собака, наверное считая, что отработала свое, выгнав стадо, трижды бросала след и уходила.

До ухода собака начала «работать» по зверю, и мы с егерем разделились: он пошел по следу, а я по просеке. Вскинувшись на появившегося из-за деревьев кабана, я оторопел от увиденного. В пятнадцати шагах от меня вслед за кабаном вышло стадо из одиннадцати особей; один, особенно крупный, поразил меня своими гигантскими размерами. При всей своей азартности стрелять не решился – силы не равны, да и подранка не добрал. Когда стадо приостановилось, отреагировав на мое движение, я предпочел убрать ружье и, ухватившись за ближайшее дерево, приготовился вскарабкаться на него. Стадо не спеша удалилось. Собака ушла за кабанами.

Раненого зверя гоняли четыре с половиной часа. Когда стемнело, преследовать бросили, хотя кабан уже час полз, опережая нас на 50–100 метров, сделал порядка семи лежек, но догнать не давал. Хочу особо отметить, что зверь шел «змейкой», возвращаясь, либо пересекая свою тропу, то есть заходил сзади нас, поэтому егерь поручил мне внимательнее смотреть по сторонам и назад. Отсутствие собаки затянуло добор подранка до обеда следующего дня. Итог – кабан с отстреленной правой задней ногой выше колена «бегал» 26 часов; добрали еще живого с помощью собак.

При охоте на кабана надо твердо понимать, что охота для нас увлечение, а для зверя – борьба за жизнь, и он постарается продать ее подороже.

Сергей Марков 30 октября 2011 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑