Дошел!

Прошло минут пять, может, десять, и я услышал звуки удаляющегося в лес кабана

фото: Сергей Наумов фото: Сергей Наумов

История под названием «Подранок, опубликованная в «РОГ» № 3, имела свое продолжение.

Весь следующий день был посвящен осмотру подкормочных площадок и выкладке кормов. Только в сумерках мы вернулись домой. За ужином Николаевич с хитрой улыбкой сказал:

– Посеял я за огородом для скотины овес, в начале августа стал приходить туда секач-пятилеток. Сын пытался его взять, несколько раз стрелял, но кабан до сих пор ходит, будто заговоренный! И началось у них что-то вроде поединка: кто кого перехитрит. Артем даже просил не трогать «его» кабана. Да только, боюсь, в выходные уйдет он, как загоны начнутся. В общем, мы с сыном посовещались и решили: пусть оставшиеся три дня кабан потреплет нервы тебе.

– Я готов!

– Тогда часов в восемь вечера Артем отведет тебя.

– Хорошо.

В назначенное время мы вышли во двор и через огород направились в сторону поля. Метров через двести свернули налево и прошли еще столько же, пока не уткнулись в метелки скошенного овса.

– Видишь прогал в лесу? – спросил Артем.

Вижу.

– Вот слева от него, метрах в семидесяти, где насыпана кукуруза, там его и жди!

Я разложил стул и сел, а Артем пошел в сторону дома. Ветер дул вдоль леса (не лучший вариант!), до которого было метров сто, поэтому у меня оставалась маленькая надежда, что зверь меня не учует. Через час пошел снег, я надвинул шапку на правое ухо и продолжал вслушиваться в ночную тишину. Вдруг в глубине леса раздался треск сломанной ветки. Вздрогнув от неожиданности и тут же затаив дыхание, я ждал выхода кабана. Осторожный зверь подошел к краю леса и затих.

Прошло минут пять, может, десять, и я услышал звуки удаляющегося в лес кабана. Причуял! Опыт подсказывал, что теперь можно собираться и уходить. Но я не сдвинулся с места и продолжал чего-то ждать. Минут через сорок в лесу снова послышался треск, и история повторилась: кабан вышел на край леса, но, причуяв меня, недовольно удалился обратно. Снег усилился, ветер, изменив свое направление, подул в сторону выхода кабана, поэтому мерзнуть уже не имело смысла. Собрав стул, я медленно пошел домой.

– Ну как результат? – с улыбкой спросил Артем.

– Мой запах он теперь знает.

– Ну я же говорил! Ничего у тебя не получится!

– Это мы еще посмотрим! Я уже кое-что придумал. Завтра посмотрим кто кого!

На следующий день, выйдя на крыльцо и убедившись, что ветер дует в том же направлении, что и вчера, я взял пилу, топор и веревки и направился в сторону леса. Сразу за забором была небольшая речушка. По ней я и пошел против течения к месту, где задумал построить лабаз. Через триста метров я оказался в месте, где из-за бобровых плотин речушка расширялась, переходя в болотину, уходящую далеко в лес. Если стоять спиной к речке, а лицом к полю, то получалась следующая картина: С левой стороны вдоль всего поля тянулась кромка леса. В нескольких метрах от края поля была насыпана кукуруза. Рассчитывая на то, что через затопленный лес кабан вплавь не пойдет, я приступил к постройке лабаза. Выбрав разлапистую осину, по сучкам забрался наверх. Спилив все мешающие обзору ветки, я оставил лишь небольшие сучки для поддержки перекладин под сиденья. Тут ко мне подошел Николаевич и спилил мне две поперечные перекладины, которые я привязал по разные стороны ствола. Попробовал сесть, и вышло неплохо. Привязал перекладины и под ноги, и под карабин. Все было готово, оставалось только ждать вечера…

Как же медленно тянулись часы ожидания! Наконец восемь, и я, как филин, застыл на дереве в ожидании добычи. В этот раз ветер дул в лицо, и кабан, если выйдет там же, где и вчера, меня уже не учует.

Первыми появились еноты. Пара пушистых мячиков проковыляла вдоль речки прямо подо мной, в сторону насыпанной кукурузы. А кабан все не появлялся. Я посмотрел на часы: пять минут одиннадцатого. Нахохлившись от подступающего холода, продолжил ожидание. Пять бессонных ночей не прошли для меня бесследно, и я не заметил, как задремал. Сквозь дремоту услышал хруст разгрызаемой мощными челюстями кукурузы, и сразу же очнулся. Направив ствол карабина в сторону кабана, включил подсветку ночного прицела. На фоне белого снега кабан четко выделялся черным пятном. Он стоял в восьмидесяти метрах от меня, подставив правый бок. Перекрестие прицела легло на лопатку кабана. На выдохе я плавно нажал на спусковой крючок. Прогремел выстрел, и в тот же миг кабан рванул с места, но не в лес, как я ожидал, а через поле в сторону огорода. Проводив через окуляр прицела скрывшегося в бурьяне секача, я слез с дерева и, не торопясь, пошел будить Николаевича.

– Ну что, пусто? – сонным голосом спросил он.

– В огород к тебе побежал прятаться. Пошли искать!

– Давно?

– Минут двадцать назад.

– Ну тогда чайку попьем и пойдем.

Вскоре мы уже стояли на месте стрела и рассматривали следы. Ни крови, ни стрижки щетины мы не нашли. Я показал на противоположную сторону поля, где скрылся кабан, и мы пошли туда. Вскоре по обе стороны следа мы заметили кровь. Сразу отлегло от сердца. Кабан залетел в бурьян по грудь высотой. Медленно продвигаясь вперед, Николаевич светил фарой, разбирая кровавые следы, а я страховал с ружьем на изготовку.

Закрутил будь готов! – прошептал Николаевич и через мгновение произнес с облегчением: – Дошел!

Секач за сто пятьдесят килограммов лежал у моих ног. Пуля «Аляска» 11,7 грамма сделала свое дело. Попав точно в лопатку и раздробив ее, она вышла с противоположной стороны, оставив огромную дыру размером с пятирублевую монету.

Голова секача и сейчас смотрит на меня со стены, как в ту ночь, что возвращает меня к тем незабываемым мгновениям, запечатленным в памяти на всю жизнь!

Дмитрий Васильев 25 января 2011 в 14:44






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑