Извините, путевки закончились!

Что же делать?

фото автора фото автора

Представьте себе ситуацию. Охотник приходит за путевкой накануне открытия сезона охоты. Он, как член охотничьего общества, исправно оплатил годовой взнос, внес деньги за отработку, участвовал во всех плановых мероприятиях, выставлял свою подружейную собаку на районной и областной выставке и полевых испытаниях. А ему объявляют: путевок и разрешений больше нет, закончились.

Что же делать? Провести отпуск дома или пойти на охоту без путевки и разрешения, рискуя нарваться на протокол о браконьерской охоте? Устраивают митинги протеста (см. «РОГ» № 38), ругают областное и районное общество, но, если разобраться, они-то здесь ни при чем. Им-то как раз выгодно продать путевок побольше. А все исходит от приказа свыше, а точнее, от постановления губернатора области о введении норм пропускной способности охотничьих угодий.

О СТРАННОМ ПОСТАНОВЛЕНИИ

Многие охотники, наверное, догадались, что речь идет об одной из наиболее проблемных для охотников областей — Владимирской. Пишу об этом не только потому, что это Родина моих предков по отцовской линии, где я вырос и ступил на охотничью тропу и где охотились мои отец, дед, прадед и все мужчины рода Фокиных. В редакцию нашей газеты поступает масса писем от охотников Владимирской области. В них боль от потери возможности охотиться в родных местах, притеснений охотников по срокам и ценам на охоту, отлучения коренного населения Владимирской области от охотничьего дела.

В чем же причины этого? Главная из них — охотничья власть региона и сам губернатор категорически против признания того факта, что наша русская охота — достояние всего населения области. В царские и советские времена охотится можно было всем. Сейчас все идет к тому, что только богатым и избранным. Это позиция явно антиохотничья. Многие не мыслят себя без охоты, они не хотят быть браконьерами, но их заставляют ими становится.

В данной статье речь пойдет о странном постановлении № 45 от 1 февраля 2011 г губернатора Владимирской области Н.В. Виноградова, в соответствии с которым установлены нормы допустимой добычи охотничьих ресурсов, в отношении которых не устанавливается лимит добычи. В постановлении определены и нормы пропускной способности охотничьих угодий: при охоте на пернатую дичь в весенний и летне-осенний период — 200 га на одного охотника в закрепленных и 100 га в общедоступных угодьях. В осенне-зимний период на пушные виды соответственно 400 и 200 га на одного охотника. Напомню выдержку из интервью, которое я взял у начальника Владимирской Госохотинспекции О.В. Анфимова («РОГ» № 31, 32, 2011):

— Но это очень низкая нагрузка на угодья. Что такое 400 га на охотника при охоте на зайца или лисицу — это квадрат площадью 2×2 км. И там может охотиться всего один охотник! А на тягу вальдшнепов в лес такой же площади могут пойти всего 2 охотника. Это же абсурд! Откуда взялись эти цифры?

[Ответ был таков (у меня имеется документальная диктофонная запись)]:

— Во-первых, у нас количество охотников в субъекте Российской Федерации ничем не ограничивается, хотя в любом цивилизованном государстве оно лимитировано. При сегодняшней ситуации, когда получение охотничьего билета легко доступно и ничем не ограничено, единственный выход регулирования охотничьей нагрузки на угодья — это введение нормативов пропускной способности и норм добычи. Все прекрасно понимают, что если ежедневно в угодьях бок о бок будут стоять охотники, то ни о каком рациональном изъятии ресурсов речи быть не может.

— Но ведь до сегодняшнего дня ничего подобного не было и серьезного снижения численности массовых объектов охоты не отмечено.

— Я убежден, что количество охотников в угодьях должно регулироваться. Иначе мы подорвем численность большинства видов.

— И все же откуда взяты цифры пропускной способности угодий?

— Они взяты из нашей многолетней практики путем анализа данных выданных разрешений и добычи.

Ответ обтекаемый и недоказательный. Я уже не говорю о том, какой моральный ущерб наносит охотникам отказ в выдаче разрешений на массовые виды охоты. Речь пойдет о реальных нормах пропускной способности угодий.

ВИДОВОЙ ПОДХОД

Подход к этому должен быть с учетом видов охотничьих птиц и зверей, статуса их пребывания в угодьях (оседлые, кочующие и мигрирующие) и бонитета (качества, пригодности для видов) угодий.

Даже неспециалистам ясно, что для каждого вида охотничьих животных необходима своя квота добычи, которую можно приблизительно выполнить, введя соответствующие нормы нагрузки на угодья и сезонные нормы добычи. Подчеркну, сезонные, так как добыча местных и пролетных особей может различаться многократно. В начале сезона охоты, т.е. летом, в добыче преобладают в основном местные птицы, то есть выведшиеся в этих же угодьях. Наивно было бы думать, что, если их не отстреливать, все они благополучно улетят на зимовку и вернутся на следующий год на родину. Во-первых, пресс охоты на пролете и зимовках настолько велик, что около половины этих птиц будут добыты зарубежными охотниками. К тому же многие птицы, отправившиеся «на зимние квартиры» в Западную Европу и южные страны, неминуемо погибнут от естественных причин (погодных условий, бескормицы, хищников). Не следует забывать, что не все птицы обладают филопатрией (стремлением к возвращению на родину). Например, у кряквы образование временных пар происходит на зимовках. Как показало кольцевание, самец следует за избранной им самкой. Уточка только в 50 % случаев летит туда, где вывелась. В других случаях она выбирает место для гнездования в зависимости от хода весны и пригодности угодий. В места гнездования не возвращаются перепела — эти птицы не помнят своей родины и гнездятся в зависимости от погодных условий мая и июня. Если эти месяцы сухие и жаркие, перепела проникают довольно далеко на север. Если весна и начало лета холодные, они могут просто не долететь до центральных областей России и в довольно большом количестве гнездятся в степной и лесостепной зоне. А вот вальдшнеп почти всегда старается вернуться туда, где вывелся. Более того, у каждого лесного кулика из года в год практически одни и те же пролетные пути и места зимовок. Это наглядно показало кольцевание. Ежегодный интенсивный отстрел вальдшнепа на ограниченной территории приводит к резкому омоложению его микропопуляции в этих местах. Об этом свидетельствует сравнительный анализ возрастной структуры птиц, добываемых в местах массовой регулярной охоты и там, где на него охотятся не так интенсивно. Например, в Московской области доля молодых самцов, добытых на тяге, обычно составляет 70–75 %, тогда как в Костромской области менее 50 %. В то же время это никоим образом не влияет на общую численность вальдшнепа в регионе и на успешность размножения. Успешность размножения болотной дичи из года в год связана с количеством осадков и степенью увлажненности угодий. В сырые годы бекасов и дупелей значительно больше. Для коростеля также губительна засуха. А вот для тетеревиных жаркое лето благоприятнее сырого.

Устанавливать нормы пропускной способности угодий при охоте на перелетные виды птиц всех видов и сразу же на весенний и летне-осенний сезоны охоты — это нелепица. Учтем еще тот факт, что сезон летне-осенней охоты уже с самого его начала приходится на период пролета. С середины июля начинается летний пролет бекасов и дупелей. Это доказано работами по кольцеванию. С начала августа из центральных областей происходит отлет на зимовку чирков-трескунков. При позднем открытии охоты они уже редко встречаются в добыче охотников, тогда как чирки-свистунки держатся до замерзания водоемов. Рано уходит широконоска и серая утка.

Надо учесть также и значительные кочевки птиц перед осенним отлетом. Орнитологи, занимающиеся кольцеванием, считают местными выводки уток, кочующих на расстояние до 120 километров. У крякв, например, существует тенденция разлета молодняка из мест размножения даже в отсутствии фактора беспокойства через три недели после поднятия на крыло. Я уже не говорю о том, что интенсивная охота способствует еще более дальним кочевкам уток.

О РЕГУЛИРОВАНИИ НАГРУЗКИ

Таким образом, не может быть никаких общих региональных норм пропускной способности угодий при охоте на массовые виды перелетных птиц. В основу определения пропускной способности угодий при охоте на них должен быть положен только один фактор — обеспечение техники безопасности на охоте. Главным образом это должно касаться первых двух дней открытия охоты. Минимальная дистанция, на которой должны находиться охотники, — это расстояние 200 метров друг от друга. Исходя из этой дистанции, невозможно установить норму пропускной способности на уровне области или района. Все зависит от конкретных угодий, обилия водно-болотных местообитаний, особенностей береговой линии, конфигурации и степени зарастания водоемов. Рекомендуемое количество охотников, которое может охотиться одновременно в данных угодьях, должно определяться в каждом конкретном охотничьем хозяйстве. Делать это должны специалисты при проведении охотустройства.

Другое дело — местные оседлые виды: рябчик, тетерев, глухарь, серая куропатка, а также зайцы и пушные звери. Здесь необходимо ежегодное слежение за их численностью (мониторинг) на основе грамотных учетов, оценки состояния кормовой базы и успешности размножения. Хотя что касается тетерева и глухаря, то по данным В.Г. Борщевского, в отдельные годы и эти виды могут совершать дальние кочевки на десятки километров. Сейчас в России глухаря и тетерева вывели из числа лицензионных видов. В большинстве регионов включение их в разряд массовых видов охоты недопустимо. Вот здесь-то и нужно регулировать нагрузку на угодья ограничением количества разрешений на охоту. Конечно, можно по примеру Московской области на эти виды закрыть летне-осеннюю охоту и резко ограничить весеннюю. Я бы рекомендовал закрыть в Подмосковье охоту на токах, а разрешить ограниченную охоту по тетеревиным выводкам с подружейными собаками. Любители охоты на весенних токах могут съездить на нее и подальше на север, где численность тетеревиных больше и тока крупнее. В Костромской области в этом году приняли мудрое решение: на тетерева в сезон летне-осенней охоты выписывают отдельное разрешение, которое дает право на добычу двух птиц в течение сезона. Его стоимость сопоставима с ценой сезонной путевки на пернатую дичь, но берут его немногие — главным образом владельцы подружейных собак и редкие сейчас у нас охотники на тетеревов с чучелами. Думаю, что, учитывая небольшое число желающих охотиться по тетеревам, сезонную норму добычи можно увеличить до пяти птиц.

Вводить ограничения количества разрешений на массовые охотничьи виды в сезон летне-осенней охоты — очень непродуманное решение. Можно ограничивать, например, охоту на зайцев — выдавать разрешения прежде всего гончатникам. Весной, помимо охоты на токах, следует ограничить выдачу разрешений на селезней — выдавать их только охотникам, у которых имеются подсадные утки, и на гусей — исходя из особенностей угодий. Охоту на тяге вальдшнепов ограничивать нет необходимости.

О том, как регулируют нагрузку на угодья в зарубежных странах, где охота на массовые виды дичи традиционна, читайте в следующем номере «РОГ».

Сергей Фокин 20 сентября 2011 в 16:52






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑