Посмотрим на охоту внимательнее

На cайте «Охотники.ру» развернулась дискуссия вокруг статьи В. Козлова «Охота и ее место в современном мире». Не во всем я согласен с рассуждениями автора, но считаю, он правильно подметил, что определение этого понятия в Законе «Об охоте» № 209-ФЗ отражает лишь описание процесса такой «деятельности», а не суть охоты как таковой.

Фото Юрия Пашинина.

Фото Юрия Пашинина.

Часть дискутирующих просто занялась брюзжанием без вынесения каких-либо конкретных предложений по затронутой теме.

И поскольку далеко не все охотники имеют подход к упомянутому сайту, хотелось бы на страницах «РОГ» еще раз обсудить некоторые волнующие охотников вопросы.

Поддерживаю мнение В. Козлова, что у нас не должно быть понятия «спортивная охота». В чем ее суть? Термин не применим в юридических документах.

Если исходить из вероятной версии появления такого термина от советских времен, когда учет охотников велся в спортобществах, это не значит, что охотник является спортсменом во время охоты.

Он может быть спортсменом, когда участвует в стрелковых соревнованиях на стенде.

На охоте же он — охотник-любитель или охотник-профессионал. А уж сейчас вообще охотники учитываются в Общегосударственном реестре со своими охотбилетами и (дополнительно) в общественных объединениях коллективов охотников.

В охоте на представителя дикого животного мира нет спорта, а есть лишь определенная состязательность, не говоря уже о ярко окрашенной эмоциональности участника охоты. К этому можно добавить волнения при скрадывании и выслеживании или поджидании дичи и порой большие физические нагрузки в зависимости от способа охоты.

Даже стрельба из засидок и укрытий сопряжена с переживаниями: удачно ли разместился охотник, не обнаружит или почует его дичь раньше нужного, как быстро и откуда она станет перемещаться, на каком расстоянии окажется и т.д. Так что в известной мере взаимоотношение дичи и человека со стороны последнего носит состязательный характер

Упомянутый автор предлагает в юридических документах для определения понятия «охота» руководствоваться наработкой бывшего сотрудника ВНИИОЗ Ю. Касаткина: «…это процесс взаимодействия охотника с охотничьими животными посредством спецорудий…, в результате чего получается определенный продукт…»

Читайте материал "Охота и ее место в современном мире"

Мне представляется, что под это определение более подходит промысловая, но не любительская охота.

В. Бодунков на сайте предлагает свой вариант: «Охота — это сбор урожая самопроизводящихся природных ресурсов с соблюдением условий их неистощимого воспроизводства». Он подчеркивает, что сбор урожая — суть и сущность с научной точки зрения. Оригинально. Но, следуя такому подходу, можно сформулировать еще короче:

«Охота — это изъятие ресурсов дикого животного мира для удовлетворения потребностей человека». Но все же такие формулировки процесса, которым на протяжении веков увлечены миллионы людей различных сословий и возрастов, не совсем применимы.

Справедливо В. Козлов заметил, что используемый зоозащитниками и иже с ними термин «права животных» безграмотен по существу. Еще древние сформулировали, что права тесно связаны с обязанностями и наоборот. Так откуда у животных какие-либо обязанности перед человеком? Они, что, осознают их?

Отсюда ясно, что прав у животных нет, а вот у человека есть обязанности перед ними, и главная обязанность — осознанно регулировать животный мир, обеспечивая его сохранность и устойчивое воспроизводство.

Если и есть у животных неосознанная обязанность перед природой, то она заключается в инстинктивной заботе о своем воспроизводстве и защите потомства до определенного периода его взросления, в большинстве случаев затем резко отвергаемого его производителями от дальнейшего общения.

 

Фото Виктора Лукьяненко

Возвращаясь к желаемому варианту определения понятия охоты для человека, хочу привести свои формулировки, не претендующие на единственно верный вариант:

«Охота — совокупность применения разрешенных средств и методов (способов) добывания объектов животного мира в установленные сроки и на отведенных для этой цели территориях».

Или: «Охота — эмоциональный процесс добывания объектов (представителей) дикого животного мира в установленные сроки на отведенных для этих целей территориях с применением разрешенных средств и методов (способов).

Существует охота профессиональная (добывание продуктов охоты как результат производственной деятельности) и любительская (удовлетворение личного увлечения в состязательном процессе с объектами охоты).

Охотхозяйственная деятельность — совокупность действий, направленных на регулируемое добывание объектов животного мира, поддержание их оптимального для данной охотничьей территории количества и межвидового соотношения и устойчивого воспроизводства животных».

Читайте материал "Бороться с браконьерами некому"

Далее о понятии «браконьерская охота». Представляется, что должен быть только один термин: «браконьерство», а других терминов в документах быть не должно. Хотя понимаю, что во многих случаях оно носит протестный характер в связи с неоправданно завышенными ценами для рядовых охотников и другими надуманными ограничениями для большинства из них.

Тема очень болезненная. Особенно вызывает возмущение не обоснованное научно ограничение по срокам охоты и нормам добычи.

Ряд публикаций в «РОГ» и на сайте четко показывает, что объем добычи многих, особенно мигрирующих и перелетных объектов охоты в России и за рубежом, отличается в разы и больше в пользу зарубежных охотников. Чего только стоит информация о сотнях тысяч ежегодно специально уничтожаемых разными способами гусиных в период их нахождения в Европе до возвращения в российские места гнездованья.

Оказывается, они наносят слишком большой урон посевам фермеров. Давайте вообще закроем весеннюю охоту, и Запад еще больше «разорится», уничтожая и те количества перелетных, которые к ним прибавятся после российских запретов.

А что если бы нашим руководителям от охоты больше заботиться о своих простых людях (а не о тех, кто получит западные гранты за введение очередного запрета в российской охоте)? Да и стоило бы добиваться ограничений отстрела перелетных и мигрирующих животных во время их зимнего отдыха, тем самым увеличивая возможности охоты для российских охотников. Это окажется более эффективным способом приумножения дичи и воспроизводства ее за счет увеличенного количества «возвращенцев» к гнездовьям.

Давайте защищать интересы своей страны и ее граждан!

В заключение хочу призвать отдельных охотников, общественные охотничьи объединения, специалистов и биологов начать массовое активное воздействие на наше руководство, обратившись примерно в одинаковые сроки с письмами в адрес высших руководителей страны (объемом не более листа, чтобы его захотели читать), в которых кратко изложить накопившиеся проблемы с обустройством охотхозяйства и предложения по изменению ситуации и охотничьего законодательства.

Читайте материал "Волки на снегоходах: у дичи нет шансов"

Такими приуроченными датами могли бы стать Петров день (открытие летних охот в дореволюционный период), то есть 12 июля с.г., или 2-я и 3-я суббота августа, дни открытия летней охоты на пернатых в наше время.

Чем больше таких единовременных обращений, тем больше у нас шансов хотя бы на некоторый успех. Подобные предложения были бы в рамках Закона № 209-ФЗ (ст. 2 п. 3), призывающего граждан и общественные объединения участвовать в подготовке решений в области охоты.

Олег Крымцев 2 июня 2017 в 07:44








Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Александр Пушкин офлайн
    #1  4 июня 2017 в 21:12

    Безусловно охотхозяйственная терминология лежит в основе всей охотхозяйственной деятельности. И с этой терминологией с возникновением современного закона «Об охоте...» (авторы которого не приняли во внимание предшествующие наработки ряда специалистов) стало совсем всё печально! По сути, ни о какой правовой определённости на основании данного закона речь вести вообще не возможно, границы понятий размыты, большинство из них дефинитивно некорректны.
    Что же касается определения понятия «охота», то после анализа обширного материала, такое определение (на мой взгляд, вполне исчерпывающее) в 2000 году было дано С.П. Матвейчуком: «Охота - процесс добывания человеком свободноживущих зверей и птиц, имеющий целью получение полезностей либо сохранение или создание или улучшение общественных благ либо общих ресурсов» и в этой же работе С.П. Матвейчук отмечает: «Понимание охоты как врожденной страсти не основано на научных фактах. Категории страсти (аффекта) и инстинкта ничего не дают для научного понимания побудительных сил охотничьей активности. Склонность к занятию охотой формируется онтогенетически во взаимодействии потребностей человека в самоактуализации, возможности и приемлемости их реализации посредством охоты. Стремление к занятию охотой полимотивировано, его устойчивость обеспечивается интеллектуальными (познавательными), эстетическими и этическими чувствами, сопряжёнными с положительными эмоциями» (смотрите: Матвейчук С.П. Российское охотоведение и проблемы организации охотничьей деятельности / Автореф. дисс. на соиск. уч. степ. к.с. -х.н.. –Киров, 2000. – 24 с. ).
    Также отмечу, что полностью разграничить понятия промысловая и любительская охота не возможно, что отмечалось ещё классиками охотоведения (Д.К. Соловьёвым, А. А. Силантьевым и другими в последствии), да и не нужно.
    Понятие «охота» очень многогранно и вполне может иметь одновременно несколько определений в различных областях науки и другой познавательной человеческой деятельности: правовое (законодательное), общенаучное, философское и прочее.
    Приведу ещё цитату из книги А.В. Винобера «Апология охоты…»: «Богатейший культурно-исторический и научно-исследовательский потенциал феномена охоты, изучение многотысячелетнего наследия охоты, как культурного феномена с позиций междисциплинарных, системных, реконструктивно-моделирующих подходов обещает серьёзные открытия, обладающие особенной ценностью для современного этапа развития человеческой цивилизации. Научный поиск и экспериментальные исследования феномена охоты особенно плодотворными могут быть в социально-историческом, философском направлении охотоведческой науки. Возможно даже формирование самостоятельных исследовательских дисциплин, как антропология охоты, социология охоты, психология и палеопсихология охоты, этика, аксиология, философия и футурология охоты как социального феномена. (…) Понимание глубинной природы охоты позволяет более точно прогнозировать и моделировать дальнейшую эволюцию современного человека и планетарной человеческой цивилизации…» [смотрите: Винобер А.В. Апология охоты (краткий очерк философско-антропологической теории охоты). Иркутск: Оттиск, 2016. – 100 с. (Библиотека биосферного хозяйства)].

    Ответить
  • 0
    Александр Пушкин офлайн
    #2  4 июня 2017 в 21:29

    Ваше мнение

    Ответить
  • 0
    Александр Пушкин офлайн
    #3  4 июня 2017 в 21:49

    Также отмечу, что в выполненной в 1981 году Ю. И. Касаткиным работе «Охота – отрасль материального производства» (Касаткин, 1990) автор подчёркивал, что "принципиально неверно определять охоту как спорт, так как охота не есть состязание в добыче животных". Считаю, что позиция "охота-это не спорт" (о чём пишет и В. М. Козлов) абсолютно правильная. Противоположные подходы: "охота-это спорт", "спортивная охота" и прочее были изначально не верными, а в настоящее время даже вредны. При этом нужно понимать, что не являясь спортом в силу отсутствия состязательности по определённым правилам (как между охотниками, так и между охотником и животным, о чём пишет и В.М. Козлов) охота как процесс включает в себя элементы физической культуры. Кроме этого бывают спортивные охотничьи мероприятия (в которых происходят как раз соревнования по утверждённым правилам) - например охотничий биатлон.

    Ответить
  • 0
    олег крымцев офлайн
    #4  5 июня 2017 в 10:49

    Согласен, что формулировки понятия охота могут разниться. Важно, чтобы в нормативных документах они не превратились в сугубо глубоконаучные формулировки, затрудняющие осознать смысл термина. И всё же, охота - это страсть, то ли врождённая, то ли благоприобретённая.
    Но сейчас хочу сказать о другом. Поскольку часто выражающие свои мнения специалисты на этот раз не высказались, полагаю, что моё предложение об одновременном обращении к руководству страны принимается. Как говорят, молчание - знак согласия. Как первый вариант таких обращений, предлагаю задать вопрос о совершенствовании охотничьего законодательства Президенту к 15 июня. Свой вопрос я сформулировал так: "Закон об охоте 2009 г. с момента выхода вызвал активное отторжение подавляющего большинства 4-х млн.охотников своей оторванностью от реальности и антисоциальной направленностью. Он вызвал взрывной рост невольного и протестного браконьерства, с которым только карательными мерами не справиться ни одной стране. За эти годы в охотничьих СМИ, на форумах и совещаниях охотничьих структур публикуется масса предложений по корректуре закона, которые не принимаются соответствующими гос.органами власти.
    Просьба поручить Администрации(Президента) организовать межведомственное совещание(форум) с широким участием учёных-биологов, штатных охотоведов из регионов, представителей добровольных объединений охотников, журналистов охотничьих СМИ, охотников-практиков для обсуждения предложений по переработке закона №209-ФЗ, имея ввиду совершенствование управления и развития охотничьей отрасли и правил охоты в интересах основной массы рядовых охотников, исходя из положения Конституции о социальной направленности нашего государства(ст.7)".
    Если хотя бы несколько сот человек обратится по телефону или другими предлагаемыми нам методами с подобными предложениями, появится шанс, что они дойдут до адресата.
    Пробуйте, коллеги!

    Ответить




Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований











наверх ↑