Менеджеры от охоты

Возвращаясь с очередного выезда на природу, я задумался о профессионализме и ответственности некоторых менеджеров от охоты – по иному назвать их не могу: высокие звания егерь и охотовед на них распространяться не должны.

фото: Антона Журавкова

фото: Антона Журавкова

Прошлой зимой договорились мы как-то с руководством одного из подмосковных охотхозяйств о загоне на кабана. С трудом выкроили из служебного времени одну из суббот. Охотоведы и егеря были знакомы – их профессионализм ни у кого не вызывал сомнений, не раз бывали у них в гостях и никогда без трофеев не возвращались, да и цены устраивали.

И вот настал долгожданный день. Раннее субботнее утро. За спиной осталась Московская кольцевая автодорога. Пригородный белый снежок радует глаз. Как всегда, разговоры в машине о предстоящей охоте, анекдоты на злободневные темы.

К месту встречи приехали чуть раньше срока – есть время перекурить на свежем воздухе, размяться, привести себя в порядок. Через пять-десять минут подъезжают и из охотхозяйства. Правда, из старых знакомых среди них никого не видно. Но это не беда, если переложить всем известную поговорку на охотничий лад, то, как говорится, «друг познается в ходьбе». Поживем – увидим.

Знакомство, рукопожатия и вдруг... вторая неожиданность:

– Ребята, а кабана у нас нет, – заявляет, по-видимому, старший.
– Как нет? – мы в недоумении. – Вчера же звонили начальнику охотхозяйства. Петрович (все имена и фамилии в материале изменены – авт.) сказал, что все в силе. Зверь на месте. Цена на организацию охоты и трофей без изменений.
– Мы не знаем, нас попросили подменить Георгия – он заболел. На его участке, может быть, и есть кабан, а на нашем – нет. Если хотите, поехали на коз. Козы есть – обрадовали нас новые знакомые.

Что читающий эти строки сделал бы в подобной ситуации? Вот и мы, покостерив немного нашего организатора выезда, согласились на предложение гостеприимных хозяев. Расселись по машинам и направились к козьим тропам.

По стоп-сигналам егерьского «уазика» поняли, что прибыли на место. Охотовед, представившийся нам Абрамяном, провел инструктаж, напомнил о мерах безопасности, расценки на трофеи и предложил бить лося, если он выйдет.

Номера расставлены, загонщики отправлены к точке начала загона. Как обычно, предстартовая лихорадка повышает адреналин. Охотники замерли в ожидании встречи с копытными. Не прошло и получаса, как слева послышался первый выстрел. Второго нет. Значит – или зверь бит чисто, или промах при стрельбе по уходящему.

Спустя несколько секунд опять же с левого фланга, но уже значительно ближе, доносится треск сучьев – это бежит лось. Косуля, даже уходящая от выстрела, так не шумит. Зверь идет практически параллельно линии стрелков, но за мелким подростом, закрывающим его. Стрелять не могу – цель не видна. Знаю через один номер справа от меня будет прогал в лесу. Коллеги должны не оплошать. И вот в поле зрения мой товарищ по охоте Владислав, вскидывающий ружье. Зверь должен быть ему виден.

Секунда-другая, и пара лосей выскакивает на просеку. Почему медлит сосед? Звери продолжают движение, и метров через пятнадцать – увы! – они скрываются за деревьями. Прошло несколько секунд. В окладе начали угадываться голоса загонщиков. Сразу после этого прозвучал еще один выстрел – вновь одиночный. Ну, может быть, на этот раз зверь взят? Ждем выхода загонщиков.

Вскоре появились и они. Снявшись по команде, направляемся к месту второго выстрела. Но Виталий, стрелявший последним, разводит руками – стрелял в угон по уходящему зверю. Измеряем расстояние выстрела. Дистанция вполне подходящая, но, судя по расстоянию между следами, чувствуется, что здесь зверь шел уже на махах, да и место не совсем открытое. Однако как бы там ни было, решили пройти немного по следу.

Конечно, надежда небольшая, но все же. И старания не пропали даром. Буквально через 15–20 метров нашли кровь, на мой взгляд, достаточную, чтобы продолжить преследование. Но на охоте есть старший. Собравшись у машин – благо они стояли почти рядом – обсудили ситуацию. Выяснили причину первого промаха.

Осмотрев район стрельбы, сильно удивились: почему один из лучших наших стрелков Николай промахнулся? Звери топтались от него в каких-нибудь 30 метрах. И нужно было лишь выждать момент, когда они выйдут на совершенно открытый участок. По-видимому, у него произошла осечка. Щелчок от спуска курка испугал животных не меньше самого выстрела, и они рванули в сторону. А сам выстрел – кстати, мы нашли его след в дереве – был больше выстрелом отчаяния.

Узнал я чуть позже и о том, почему не стрелял Владислав. Оказывается, увидев зверя, по его же словам, он несколько растерялся, потому что два лося, вышедшие на него, были, на его взгляд, одного размера – не разберешь, где корова, а где лосенок. Судя по следам, это было так. А за лосиху, предупредил после инструктажа охотовед, штраф очень большой. Кому охота платить?

Все выяснив с выстрелами, безрезультатными и несостоявшимися, и рассмотрев создавшуюся обстановку, мы, пока егеря совещались, быстро перекусили и начали обдумывать, как эффективнее вести охоту дальше. Мы предлагали продолжить преследование зверя. Тем более у егерей были лайки, да и количество обнаруженной крови настраивало на это. Но егеря почему-то не выразили активного желания заняться добором.

Пока судили да рядили, наступил полдень. Зимний день короток. Абрамян все же отправился осматривать ту часть леса, в которую перешел подранок. Где-то через полчаса он вернулся с радостной вестью – выходных следов не видно. Значит зверь остановился. Шансы на удачу повышались. Нас вновь расставили на прежние места, но загон уже двигался с обратной стороны.

И вновь минуты ожидания. Однако они почему-то затягивались. Часовая стрелка пошла на второй круг. Известно, когда стоишь на номере, время тянется очень долго. Но если знаешь наверняка, что зверь в окладе, одна эта мысль греет и не только душу. Однако прошел и второй час. Странно – ни зверя, ни выстрелов. Непонятно почему не слышно ни лая собак, ни голосов загонщиков.

 

фото: Антона Журавкова

В Подмосковье лесные участки все-таки не тысячи квадратных километров. Да и специалисты, как правило, опытные – других здесь не держат. Закончился и третий час ожиданий. Вижу на соседних номерах движение, да и сам не пингвин – вытоптал поляну добрых три квадратных метра.

Солнышко скрылось за деревьями, холод усилился. В такие минуты и в самом деле понимаешь, что движение – это жизнь. Пожалуй, пора нарушить правила охоты и самостоятельно покинуть номер. Примерно с этими же мыслями подтягиваются друзья. Принимаем коллегиальное решение – идти к машинам.

Ноги и все тело приятно отогреваются. Заводим машины, достаем из них походный перекус – кому-то везет, сегодня не за рулем. И тут обращаем внимание на стоящий за углом леса «уазик». Это же автомобиль наших егерей?! В нем один из загонщиков с собакой.

– А скажи, дорогой, где охотовед? – спрашиваем его.
– Дома.
– Что у него случилось? – звучат одновременно несколько голосов.
– Ничего, – был невозмутимый ответ егеря. Ведь уже темно. Завтра доберем.
– А когда он нас с номеров собирался снимать?
– Ну, вы же уже сошли, – был последний ответ, столь же невозмутимый, как и все предыдущие.

Как сказал бы в подобной ситуации Остап Бендер, «больше вопросов не имею».

В коллективе основная часть – военнослужащие, поэтому к услышанному от аборигена отнеслись более или менее спокойно, по крайней мере, внешне. А вот два приглашенных охотника признались позже, что еле сдержались. Правда, парень-то был ни в чем не виноват. Он связался по телефону с Абрамяном и передал нам слова охотоведа, что завтра с утра зверя доберем наверняка.

А ночь можно провести на базе в охотхозяйстве, благо мест свободных на всех хватит. Отказавшись от такого гостеприимства, мы стали загружаться по своим машинам, чтобы двигаться домой. Собрали деньги за организацию охоты и попросили паренька передать их охотоведу. Но тут нам было сказано, что мы должны уплатить и за трофей.

Ситуация получалась странная. Конечно, старые охотники могут сказать, что охотовед прав – добирать зверя нужно было. Да я и сам не новичок – через год будет четвертьвековой юбилей, как являюсь членом Военно-охотничьего общества. Но за все это время такого свинского отношения к охотникам, честно говоря, не припомню.

А рассказывая о порядке добора подранков, хочу вернуться к проведенному утром инструктажу. С номера нас должны были снять или сам Абрамян, или старший егерь. Следовательно, не выполнив своих обязанностей, он не мог претендовать и на оплату за обслуживание охоты. Посовещавшись с друзьями, мы на том и порешили. Сели в машины и отправились домой. Позднее узнали, что лося подраненного они на следующий день все же добрали.

И в связи с этим возникло несколько вопросов. Во-первых, почему не организовали как следует последний загон? Устали загонщики? Ну, в это мало кто поверит. Может быть, не хотели уже потемну возиться с разделкой лося? Вот это уже ближе к истине.

А может быть, если база была свободна в тот день, решили дать заработать и обслуживающему персоналу в связи с нашей вынужденной ночевкой?

Но как бы то ни было, у всех участвующих в той охоте осталось стойкое негативное впечатление от прошедшего мероприятия, а точнее – от его организации. После этого мои друзья, а они же и члены нашего коллектива военных охотников, поручили мне, как председателю, разработать круг конкретных типовых вопросов для выяснения их у старшего на охоте.

Это и ценовой вопрос, и правила поведения на охоте, и обязанности загонщиков и старшего охоты. Заранее выяснив их во время инструктажа, а еще лучше, получив на каждый из них письменное разъяснение старшего, на мой взгляд, вы будете гарантированы от описанных выше неприятностей.

Григорий Одинцов 1 марта 2016 в 12:30






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Анатолий Шедько офлайн
    #1  1 марта 2016 в 19:29

    Дааа. Военные - как дети. Давно известно: не садись играть в карты и не ходи на охоту с незнакомыми. Это ещё счастливо отделались...

    Ответить
  • 0
    Николай Григорьев офлайн
    #2  1 марта 2016 в 20:08

    Однако стреляли, но...
    В итоге егеря поняли, что не стоит зря время терять, пора бухать, если не могут попадать.
    А платить действительно не за что было, даже за организацию, если хозяева сорвали сами охоту.

    Ответить
  • 0
    Фёдор Фёдоров офлайн
    #3  1 марта 2016 в 20:40

    Знакомо...точнее будет не "менеджеры..." , а хапуги от охоты.
    К сожалению недобросовестность и корысть присутствуют у некоторых "организаторов" охоты.
    Был случай когда брат егеря стрелял по лосю и не сознался, что это он стрелял...короче они сами (с егерем) на следующий день его вывезли. "Попользовались коллективом".
    Гадко получилось....
    Увы! Любой может нарваться...и никаких претензий.
    Один выход - "голосуем ногами".

    Ответить
  • 0
    Сергей Кудинов офлайн
    #4  1 марта 2016 в 22:39

    Другое прочтение текста.

    Приехали. Лицензии нет, к кому ехали не встречает.
    Чужие, не знакомые люди предложили бить, что попадется - согласились. Договор (об оказании услуг), не заключали, денег по ордеру не вносили. Допускаю, что у встречающих на руках не было лицензий, охотились на чужой территории и т.д. . Окажись какая проверка, или ЧП, пошли бы непонятки . Егеря по кустам, гостей под "молотки".

    Тупят на таких охотах обе стороны. Гости чаще. Деньги у них по карманам и все риски при конфликтах остаются на хозяйстве. Если гости "упрутся рогом", не заплатят ни при каких, самых радужных итогах.
    Посему "искусство" получить с гостей деньги ценится очень высоко.

    Там где хозяйства ведут "черные списки", где безжалостно штрафуют, бардаки случаются реже. Нормальные хозяева выгоняют один раз и на всю жизнь.

    Лось "мясом" тянет больше 50 т.р. Кабан - 20 т.р. Посему, часть хозяйств предпочитает не пускать к себе ни-ко-го, а зарабатывать деньги на разовых охотах "буратин" или путём мясозаготовок собственными силами.

    Скоро весна. Гусь "мясом" тянет не менее 500 рублей.Толковый специалист настреляет два десятка за пару дней, сотню за сезон, сам наохотится, семью мясом обеспечит.... а если и НЕ "набьет", то "ни кому не должен!"
    Его пытаются зазвать в разовые егеря... предлагают "не обидим". По факту "не обидим" это "спасибо, дед". В лучшем случае "штукарь"предложат.

    Так, что ... да, деньги. Они проклятые.
    За хорошие деньги и люди будут стараться, а за "выклеванный мозг" - пошлют на ... и будут правы.

    Ответить
  • 0
    олег крымцев офлайн
    #5  2 марта 2016 в 14:11

    Ситуация не рядовая. Если договаривались с одним хозяйством, а поехали в неведомое, то и расчёты с другим хозяйством однозначно должны быть предварительно зафиксированы в письменном виде. Если такого не будет, можно нарваться на крупные финансовые неприятности при проверке уполномоченными лицами на право охоты в данном месте. Сам, как бывший военный, удивлён анархическим отношением бывших военных к такой охоте. Удачно ещё отделались, а вот платить было не за что, да и оснований к оплате не имелось

    Ответить
  • 0
    Борис Николаев офлайн
    #6  2 марта 2016 в 18:44
    олег крымцев
    Ситуация не рядовая. Если договаривались с одним хозяйством, а поехали в неведомое, то и расчёты с другим хозяйством однозначно должны быть предварительно зафиксированы в письменном виде. Если такого не будет, можно нарваться на крупные финансовые неприятности при проверке уполномоченными лицами на право охоты в данном месте. Сам, как бывший военный, удивлён анархическим отношением бывших военных к такой охоте. Удачно ещё отделались, а вот платить было не за что, да и оснований к оплате не имелось

    Верно.Но уже то хорошо, что автор не постеснялся озвучить ситуацию. Другим наука будет. Было бы неплохо открытым текстом выложить Ф.И.О. "егерей" и координаты охотхозяйства. Тогда бы польза получилась двойная.

    Ответить

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑