Удивительная птица

Недавно, перебирая свои записные книжки – дневники, обнаружил интересную зарисовку немалой давности с удивительным названием «Поганка». Конечно, я уже давно забыл об этом, и с интересом стал читать наброски. И что же это оказалось. К удивлению, это были не грибы – поганки.

Фотография предоставлена автором

Фотография предоставлена автором

Я регулярно посещал свою малую Родину город Острогожск, расположенный на тихой, степной речке Тихая Сосна, впадающей в Дон. Там у меня было много друзей, при том, каждое посещение родных мест давал мне заряд бодрости на весь год.

Одним из любимых занятиях при этих посещениях была рыбалка на реке, в которой тогда ещё была рыба. Да и красота реки привлекала своими удивительными пейзажами – тихие заводи, обрамлённые камышовыми зарослями, предрасветный воздух на реке пьянил, а восход солнца это что-то неописуемое.

Недаром в этих местах родился всемирно известный художник Иван Крамской. Через двадцать лет эта красота поблекла, и виноват в этом, как это не покажется странным, человек. Человечество почему-то не прислушивается к природе, а пытается перегнуть её через колено, а это не прогресс, а что-то опасное.

Но вернусь к своим записям. Первое – это описание того дня в природе, когда я встретил эту удивительную птицу.
Мой друг Иван Черкасов, заядлый охотник и рыбак, имел собственную лодку. Они в тех местах напоминают каноэ – одним веслом гонятся и управляются – современные челноки. Я брал у него эту лодку, удочки попловочники и отправлялся в верх по реке, подальше от города, его шума и гама, в тишь плёсов и заводей.

Иногда в тёплые июльские ночи любил заночевать на реке, представляя себя в сказочном царстве, особенно когда были лунные ночи. Да летом и ночь - это одно мгновение, но и за этот миг природа оправлялась от жары, и рассвет уже дышал свежестью, которая вновь набухала новым жарким днём.

Июльская жара звала к реке, и почти всё время пребывал на ней, исследуя самые малые уголки. Нашёл сказочную заводь с прозрачной водой, заросшую кувшинками и ряской, с большими разводьями. Белые кувшинки – цветы русалок, воспетые народной фантазией, раскрывались на встречу солнцу. На нескольких широких зелёных листьях сидели лупоглазые лягушки и пялились на меня. Над водой летали стрекозы. Они тоже время от времени садилис на блестящие твёрдые листья кувшинок.

В тихой тёплой воде, где течение мало ощущается, кипит жизнь. Это своеобразный , особенный мир. Мелкают «золотые рыбки» - краснопёрки, некоторые даже выпрыгивают из воды, ловя неосторожных стрекоз, а вон чёрной тенью промлькнул солидный полосатый хищник окунь. Скользят по воде водомерки.

Всплывает, гребя задними ножками, серьёзный водяной жук – плавунец. Ну чем не природная идилия?
Солнце начинает припекать. И оценив обстановку, решаю остаться в этой заводе. Закрыв голову широкой шляпой, загоняю наполовину лодку в камыш, вбиваю в дно шест, глубина небольшая, около трёх метров, привязываюсь к нему и начинаю готовить удочки.

Забросив удочки, стал любоваться речным пейзажем. Заводь обрамляли камыши, которые в безветрие и жару как бы своими верхушками – метёлками клонились к воде. Из них изредка доносились птичьи голоса камышовых птиц, нарушающих речное безмолвие. Полуденный зной заставил всё живое умерить свою активность, но только не в воде. Появившийся свой улов – три краснопёрки, плотву и окунька – я поместил в садок и опустил за борт.

Солнце стало клониться за горизонт и на реке всё преобразилось. От воды потянуло свежестью, в камышах начался птичий гам, над водой появились птицы, которые стали ловить невесть окуда взявшуюся мошкару. Вода стала темнеть, закрываться кувшинки… Меня заинтересовала эта перемена, и я решил остаться на своём месте в лодке до рассвета, чтобы понаблюдать эту суточную сменяемость в живой природе. В городе мы этого не замечаем, там цивилизация не даёт нам такой возможности.

Вот и луна появилась на небе, она пока белая, но с наступлением густых сумерек начинает приобретать лимонный цвет и наливаться светом. Её невидимые лучи начиют золотить окрестности. Вот в воде появилась вторая луна, это отражение небесной, и от неё побежала лунная дорожка. Меня завораживает эта речная красота и хочется её запечатлить в голове. Жаль, что в те времена не было ещё современных цифровых фотоаппаратов. Как шагнул прогресс за 25 лет вперёд, а природа за это время потеряла многое.

Размышляя о красоте природы, незаметно задремал. Очнулся от лёгкого покачивания лодки, каки будто её кто-то дёргал. Я взглянул на садок и увидел, что его атакует какое –то непонятное животное. Первое, что я сделал, схватил весло и стал защищать свой улов. И какое моё было удивление, когда из воды появилось существо похожее на утку, но не утка – не бывает уток с рожками и длинным клювом.

 

Моя внучка в заводи, где я увидел Чомгу в 1991 году.

Увидев замах весла, это существо не нырнуло, а именно погрузилось и исчезло. Я стал следить за окрестностями. И действительно, в метрах двадцати увидел всплывшую птицу. Она была похожа на утку, а точнее её рассмотреть я не мог, над водой растилалась предутренняя дымка. Эта птица стала удаляться в противоложную камышовую заросль и исчезла в ней, так и не поднявшись в воздух. Это заинтриговало меня, и по прибытии домой я всё занёс в свой дневник, а обо всём рассказал своему другу Черкасову.

Внимательно выслушав меня, он расхохотался и сказал –Так это, друг мой, ты встретился с поганкой. Она тут в тех местах, где ты рыбачил, многим покоя не даёт. Но все рыбаки знают, что раз она там живёт, то места рыбные… Так вот откуда у меня эта зарисовка под именем «Поганка».

Другого названия этой удивительной «утки» тогда мне так и не назвали. А докопаться до истины я, видимо, не захотел, были другие интересные темы.

И вот теперь через четверть века я решил восполнить этот пробел, и, в дополнение к своим воспоминаниям, рассказать немного об удивителной птице «Чомге», представительнице отряда «Поганок», которых 22 вида.
Паганковые – семейство водоплавающих птиц, единственных в этом отряде птиц. Русское название «поганка» получила от отвратительного вкуса мяса, пропахшего запахом рыбы.

Наиболее расспространённым видом является Большая поганка или Чомга. Их часто принимают за уток, но они ничего общего с утками не имеют. Но неопытные охотники, принимая их за таковых, стреляют, а потом выбрасывают. Отсюда их количество катастрофически уменьшается, и многие виды этого семейства уже попали в красную книгу.

Эта водоплавающая птица хороший ныряльщик. Но она ныряет не как обычные утки, а как бы полностью поднимается из воды и, как подводная лодка, погружается всем телом. Держится под водою до минуты, преодолевая расстояние под водой до тридцати метров. Глубина её нырков может достигать до четырёх метров.

Ноги птицы не перепончатые, как у остальных водоплавающих, а отдельные пальцы как бы оторочены кожанными лопастями, и гребут этими ногами Чомги не под себя, а работая ими сзади тела на подобие гребного винта. Эти ноги помогают превосходно передвигаться в воде, но не приспосблены для передвижения по суше.

На суше Чомги передвигаются неуклюже, держа тело почти вертикально, поэтому они редко покидают воду. В воздух поднимаются тяжело, долго разбегаясь по воде, но когда взлетают – летят неплохо, они всё-таки птицы и должны летать. Некоторые виды этих птиц являются перелётными.

Чомги ведут дневной образ жизни, но могут «безобразничать» и ночью при полной луне, как случилось и со мной. Их можно встретить не только на закрытых водоёмах, болотах с бочагами, но и на медленно текущих реках, особенно в их заводях и затонах.

Об этой удивительной и интересной птице можно много и долго рассказывать. Меня она тогда поразила, и я решил показать её своей внучке. Мы с нею два раза навещали эту заводь, думали увидеть Чомгу, но…, как говорят старожилы, она показывается редко, и то, если захочет. Гордая птица.

В последующие годы, приезжая в Острогожск, я спрашивал своего друга об этой птице, на что он мне отвечал так – О чём ты спрашиваешь, если даже обычные утки стали редкостью на нашей реке, зимородка увидить счастье, да и вообще речной пернатый мир сжался как шагренивая кожа. Здесь всё – и хозяйственная деятельность, и вырубка речных дубрав, и сокращение речных зарослей и прочее. Одним словом, урбанизация природы. Теряем мы её….

После таких слов я ощутил счастье, что хотя раз в жизни видел интересную птицу под названием Чомга, назвать её поганкой язык не поворачивается.

Вадим Кулиниченко 22 января 2016 в 13:27






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 2
    Филипп Стогов офлайн
    #1  22 января 2016 в 14:52

    Трогательный, лиричный и очень поэтичный рассказ-воспоминание о давно ушедших днях, о пребывании в благодатном Воронежском крае. Удивительны и натуралистические наблюдения, еще раз стоит отметить поэтичность изложения, одни "переливы" луны чего стоят. Среди Зимы рассказ читается с особым душевным трепетом и неудержимым желанием оказаться летней ночью на речке, дабы слышать плеск волн, слышать свист утиных крыльев...Прекрасны и фотографии, спасибо автору, очень трогательно.

    Ответить

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑