VIP-охота закончилась приговором для охотоведа

Редакция 18 декабря опубликовала новость о получении взятки снегоходом охотоведом Яковым Березиным. Была приведена ссылка на первоисточник. На том же ресурсе теперь есть прямо противоположная статья, о чем мы непременно сообщаем для всестороннего анализа случившегося нашими читателями...

 фото: znak.com

 фото: znak.com

Курганский инспектор – о том, как раскрытие крупного отстрела лосей вылилось в уголовное дело о взятке снегоходом 7-летней давности.

В Курганской области вступил в силу приговор суда в отношении ведущего специалиста департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Якова Березина. Его признали виновным в получении взятки снегоходом в 2006 году, когда мужчина еще работал инспектором отдела охотничьего надзора управления Россельхознадзора.

Заинтересованное лицо, по данным следственного управления, передало Березину снегоход марки «Bearcat Widetrack Turbo» стоимостью 390 тыс. рублей за беспрепятственное использование вверенных ему охотничьих угодий. За взятку инспектор, по версии обвинения, обязался выдавать охотнику разовые лицензии на право охоты на территории Шатровского района в необходимом тому количестве, оказывать покровительство в вопросах выделения в долгосрочное пользование участков охотугодий, а также не принимать мер реагирования при выявлении его административных правонарушений, связанных с охотой.

По данным следствия, Березин получил снегоход полностью готовым к эксплуатации, с заправленным баком, во дворе собственного дома в Шатровском районе. Шатровский районный суд признал Якова Березина виновным по пункту «в» части 5 статьи 290 УК РФ.

Его приговорили к семи годам лишения свободы условно с испытательным сроком пять лет, а также на три года лишили права занимать должности на государственной и муниципальной службе (связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных функций) со штрафом в размере 1 млн рублей. Курганский областной суд оставил решение суда без изменений, и приговор вступил в силу.

Между тем в деле – много подводных камней. Коллеги Якова Березина заявляют: инспектор, который не давал спуску браконьерам, пострадал за свою принципиальность, а само уголовное преследование стартовало после того, как он вскрыл «ЧП российского масштаба» - отстрел восьми лосей в закрытые для охоты сроки. Вот только ход в результате получило не дело браконьеров, а дело Березина – как считают в области, из-за того, что инспектор помешал охоте VIP-персон.

Мы связались с Яковом Березиным и попросили его рассказать свою версию произошедших событий. — Яков Владимирович, расскажите, с чего все началось. — История давняя. Взяткодателем по делу выступил житель Тюмени Владимир Михайлович Чередов, друзей которого мы неоднократно задерживали за нарушения на охоте.

В конце 2012 года в группе охотников был задержан сам Чередов. Были составлены административные материалы, они были привлечены к административной ответственности. 1 апреля 2013 года был выявлен отстрел восьми лосей на территории Самохваловского охотничьего хозяйства.

Причиной этого явилось халатное отношение к своим обязанностям администрации хозяйства. Хозяйством управляет Шадринская фабрика валяной обуви в лице Александра Авилова, который раньше также мною задерживался за незаконный отстрел кабанов. Ущерб на тот момент превысил 1 млн рублей. И он мог быть еще больше, если бы было все досконально подсчитано.

Но даже эта сумма для охотничьего хозяйства – громадна. Они решили, что у них заберут хозяйство за несоответствующее использование. По нашей информации (конечно, это сложно проверить), Владимир Чередов, Александр Авилов и еще ряд товарищей, с которыми у меня давно сложились неприязненные отношения на фоне работы (я неоднократно наказывал их организации за ведение охотничьего хозяйства), решили убрать меня с должности и для этого вменить мне в качестве взятки снегоход Владимира Чередова.

— Как вы узнали об отстреле лосей? — Я был в рейде на территории района в другом хозяйстве. Мне позвонил человек, назвался Андреем. Он указал, что Александр Авилов осуществляет незаконную охоту на лосей на территории Самохваловского охотхозяйства. И одного лося, как он сказал, в его присутствии вывезли на базу, чтобы разрубить топором. Охота на лосей была давно закрыта, это была весна. Это уголовно наказуемое деяние – государственному охотничьему фонду был нанесен крупный ущерб.

Я выехал туда практически в ночь, взял с собой егеря. Мы проехали по следам, все проверили и выяснили, что действительно отстрелян лось. Нашли базу, куда его вывезли. Это база тех людей, которые взяли в аренду Самохваловское охотхозяйство.

Поскольку связи там практически никакой нет, мы вернулись в Шатрово, приехали в РОВД, чтобы привлечь оперативную группу. Наутро опергруппа собралась, мы выехали. Это место – деревня Цепошникова. Она располагается на территории Свердловской области (на границе с Шатровским районом). Когда мы приехали туда с опергруппой, я им все показал. Помимо места отстрела одного лося, нашли место разделки еще семи лосей.

Подъехали к этому «Бурану», на котором все вывозилось. Я им показал корыто – оно было приметное, оставляло специфический след. Указал траекторию пули. На месте стрельбы нашел гильзы – им предоставил, они их изъяли с места осмотра. Данные гильзы позволили узнать, из какого оружия производилась охота. Это два ружья, и они есть именно в коллективе охотников Александра Авилова.

Потом, правда, немыслимым образом ружья исчезли. Когда начали развивать всю эту тему, сотрудники полиции просто встали в ступор, поскольку у Александра Авилова очень «звездные» родственники, к нему приезжают на охоту люди высокого ранга.

К нему приезжают из администрации Тюменской области, прокуратуры Тюменской области, ГИБДД Тюменской области (к примеру, действующий на тот момент полковник Скоробогатов). И из Свердловской области не менее серьезные люди. Изъять смогли только один топор. Я разговаривал с сотрудниками полиции, говорил: надо изымать все — «Буран», корыто, искать мясо, оружие наверняка где-то здесь.

Заглянули в одну баню на базе – там оружие стоит, люди спят. Но действий никто не предпринял. Выехали обратно в Шатрово — совещаться. Я срочно поставил в курс дела департамент природных ресурсов, рассказал, что работа вообще не продвигается.

Пошли в прокуратуру – там тоже все в тупике, не знают, что делать. Кое-как согласились, что надо ехать все изымать. Мы приезжаем – а там уже все прибрано трактором, все убрано. «Бурана» нет, корыта нет. Все выметено и вылизано. — По этим фактам проводилась какая-либо проверка? — Я написал 31 марта 2013 года заявление о возбуждении уголовного дела. Но процесс был вялотекущим. Департамент обращался напрямую в УМВД области – ни к чему не приводило.

Через месяц появилась статья в газете «Сельская новь», что проверка по отстрелу лосей — это провокация Березина, чтобы забрать охотугодье у охотпользователя Александра Авилова. При этом у нас все было. Фотографии. Я даже нашел гильзы. Установить владельцев этих карабинов не составляло никакой проблемы. Тем более владельцем снегохода (на котором везли убитое животное), как выяснилось потом, был сам Александр Николаевич Авилов. Просто никто не хотел этим заниматься.

— Вы впервые столкнулись с таким в своей работе? — Нет, это не единственный случай в моей практике. Я задерживал жителей Тюмени с 4-мя кабанами. Прямо в машине было мясо, месиво, все в крови. Забираем оружие, доставляем к сотрудникам полиции – возбуждают уголовное дело.

Через месяц выясняется: в опечатанную изъятую машину на территории ОВД Шатрово вкладываются лицензии, как будто проводилась законная охота вообще в соседней области. И при этом мы их задержали на территории Шатровского района, я также нашел все гильзы, места отстрелов каждого животного, все это предоставили сотрудникам полиции – это все благополучно исчезает в непонятном направлении. Так и дело об отстреле лосей.

Оно было у полиции, потом ушло в Курган. Больше ничего о нем не известно. Мы с адвокатом и пытались поднять это дело, но все затихло. А с августа 2013 года начали формировать уголовное дело в отношении меня – о получении взятки. — На каком основании оно появилось? — Оперуполномоченный написал рапорт, что на основании какой-то информации необходимо осуществить проверку. Якобы была оперативная информация – какой-то местный житель сообщил, что я брал взятку снегоходом.

Они нашли снегоход в деревне Изъедугино у егеря Вадима Колмакова. От снегохода в принципе остались только рама и корпус. 31 августа 2013 года в отношении меня возбудили уголовное дело. У меня и у моих товарищей провели обыски. К их сожалению, не нашли ничего, что бы меня связало с этим снегоходом. Я дал объяснения по всем этим вопросам: рассказал, откуда появился этот снегоход, кому он принадлежит. — Что это за снегоход?

— Этот снегоход привез коллектив охотников, который возглавлял Владимир Чередов, для осуществления договоров о содействии. Такие договора заключались с управлением охотничьего хозяйства с 90-х годов. По ним охотники выполняют плановые мероприятия: засевают поля, выделяют транспортные средства, ГСМ, технику для осуществления охраны, выявления правонарушений в сфере государственного охотничьего фонда. Тем самым они зарабатывают лицензии. Нам остается только осуществлять контроль за данными договорами: выполняют ли охотники эти действия.

Сначала это было в облохотуправлении, потом после реорганизации – в Россельхознадзоре. А в 2008 году мы уже перешли работать в департамент природных ресурсов. На основании этих договоров о содействии данный коллектив охотников предоставил в район этот снегоход. Мы не отрицали: и я, и мои егеря использовали этот снегоход для работы совместно с этим коллективом охотников. То есть еду я, едут представители этого коллектива охотников, сам Владимир Чередов неоднократно участвовал с нами в этих рейдах. Я даже не думал, что это может быть преступлением.

Использовалось более 30 моделей снегоходов. На тот момент у нас не было должного обеспечения техникой. Мы серьезно отставали от браконьеров. Эти договора содействия явились некоторым спасением для задержания людей, которые использовали хорошие транспортные средства. На своих стареньких «Буранах» нам было никого не догнать и не задержать. Чередов до 2009 года хранил этот снегоход у себя на базе в деревне Помалово. Затем они начали развиваться, приобрели еще снегоходы. И этот снегоход, поистрепанный, остался для работы в районе. Его берут и используют, кто хочет, как хотят. Мы также неоднократно его привлекали в работу.

Следствие выяснило, что он не был ни на кого оформлен – даже на самого Чередова. И каким образом ко мне его привязали, громадный вопрос. — А Чередов заявил, что передал его вам в качестве взятки? — Да. При этом ни расписки не было, ни договора купли-продажи. Когда меня арестовывали, в деле не было объяснений Чередова, что он дал мне взятку. Их вложили в дело впоследствии. С Чередовым мы общались еще до возбуждения дела. Я спрашивал, зачем ему это все. Он говорил, что не писал никаких заявлений в полицию, а это все якобы происки моих врагов, которых я неоднократно задерживал. Он даже написал заявление в УМВД, просил вернуть ему снегоход.

Потом уже – на очных ставках, в суде – он давал показания в отношении меня. Четко говорил: он знал, что я госслужащий, в связи с этим дал мне эту взятку. Но на мои вопросы – почему он не оформил снегоход на меня, почему привез его к себе на базу, а не ко мне домой, и почему сообщил о даче взятки через 7 лет – в 2013 году, тогда как событие 2006 года, – ответить не смог. — Как шло следствие? — Когда у Колмакова изъяли снегоход, меня арестовали.

Посадили в СИЗО, где я пробыл около месяца. Просили дать некоторые показания в отношении моего руководства: мол, сдайте нам какое-нибудь руководство - и будем жить дружно. Но разговор у нас не состоялся. Мы обратились в областной суд, и он признал арест незаконным и необоснованным. Меня освободили, взяли подписку о невыезде.

Дальше дело, на наш взгляд, просто фабриковали. К примеру, есть три протокола осмотра снегохода, и во всех следователи пишут разные номера, которые набиты на раме. Дело из полиции передали в следственное управление.

Оно было на контроле у генерала УМВД, у генерала СУ СК Чернятьева (переведен в Челябинскую область – прим. ред.). После моего ареста началось серьезное давление на свидетелей защиты, у них неоднократно проводились обыски. Людей запугивали. У того же егеря Вадима Колмакова трижды проводили обыск с ОМОНом, 6-7 человек даже в доме развернуться не могли. Заставляли этого человека дать показания в отношении меня.

— Вы в суде показывали договоры о содействии, о которых говорите? — Конечно, мы предоставили договоры о содействии, все подтверждающие документы. Сам Чередов говорил: да, действительно, мы осуществляли работу по договорам о содействии, зарабатывали лицензии. Но это не приняли во внимание. — Кто выступал на стороне обвинения? — Все свидетели обвинения, кто давал показания, в какое-то время привлекались к административной ответственности.

Есть, к примеру, Василий Емельянов – Шатровская организация любительской охоты и рыболовства. Он сам неоднократно привлекался к административной ответственности, его организация была наказана за нарушения. В качестве свидетелей обвинения выступили егеря, которые заявили, что знают, что Березин этим снегоходом пользовался, но никто не может пояснить, что видел меня на нем.

Когда я работал, я привлек к административной ответственности егерей Василия Михайловича Емельянова, им были выписаны штрафы по 20 тыс. рублей. Сам Емельянов в Шатрово говорил, что ему необходимо снять меня и поставить своего охотоведа Александра Полухина на должность государственного инспектора. У нас с этими товарищами напряженные отношения где-то с 2007 года из-за того, что я их наказываю, составляю административные протоколы.

— Вы называете много фамилий и считаете, что дело сфабриковано. Кто, как вы полагаете, дал ход этим событиям? — Если честно, я уже не могу никого разграничить. Я, как снежный ком, наращивал себе этих «друзей». У Чередова неоднократно гости и друзья задерживались за нарушение правил охоты на территории Шатровского района, возбуждались уголовные дела, нелегальное оружие изымалось. Авилова я также наказывал, постоянно проверял, осуществлял контроль на их территории. Они хозяева территории, и им хочется проводить охоту, как им видится, чтобы никто не вмешивался.

Потом, видимо, когда команда Авилова поняла, что они начинают рисковать своим охотхозяйством, они начали объединяться и продумывать эту систему. Привлекать Василия Емельянова – он непосредственно сам заинтересован в решении данного вопроса, так как хотел поставить охотоведом своего человека. Этот человек прекрасно устраивал Авилова – они общались между собой (Емельянов и Авилов). И в этом ключе, я так полагаю, и Чередов свою помощь предложил. Потому что постоянная «прессовка» его гостей, друзей никому не понравится – ему же надо зарабатывать деньги, расширять клуб (у него создан клуб охотников, люди платят взносы до 150 тыс. рублей в год).

— Вы все это время, пока шло расследование, работали в департаменте природных ресурсов? —-Да, я выполнял свои должностные обязанности. Увольняться сам я не собираюсь. Приговор с апелляционной инстанции придет в департамент, меня уволят по статье. Я буду судиться, добиваться, чтобы по суду меня восстанавливали обратно на работе.

— Руководство департамента вас поддерживало? — Я работаю уже 15 лет – с 2000 года, начинал в облохотуправлении. В 2013 году меня поддержали – и коллективы охотников на уровне района, и управление охотничьего хозяйства. Меня поддержал даже бывший губернатор Курганской области Олег Богомолов – направил в СК письмо от своего имени, что необходимо разобраться в ситуации и не рубить с плеча. — Вы будете обжаловать решение суда?

— Мы обязательно будем обжаловать приговор. В апелляционной инстанции его так почистили, что мы сейчас вообще не знаем, за что мне вменили эту взятку. Возьмем стоимость снегохода. В материалах дела была фотография накладной на имя Чередова. По ней стоимость была 390 тыс. рублей, из-за чего в обвинениях и был пункт «в» - в особо крупном размере. Но апелляционная инстанция не признала накладную доказательством, так как она не исследовалась в суде и ее не приобщали к материалам дела.

Тогда на основании чего у меня часть «в» статьи 290? Стоимость снегохода не установлена, никто ее не исследовал. Сейчас мне вменяют выдачу Чередову разрешений за этот снегоход. Но все прекрасно знают, что выдача разрешений Чередову осуществлялась на основании договоров о содействии, которые он заключал непосредственно с управлением Россельхознадзора по Курганской области – не со мной!

Правоустанавливающих документов на снегоход ни у кого нет. Событие взятки никто пояснить не может. Работник Чередова говорит, что до 2009 года вообще снегоход на базе, тогда как взятку дали якобы в 2006-ом. Изначально расписывалось, что я их крышевал, покровительствовал, давал им возможность беспрепятственно браконьерствовать. Потом Чередов дает показания, что он никогда не браконьерствовал и осуществлял законную охоту. Нонсенс!

Следственный комитет тут же переформулирует обвинение: что я оказывал содействие за законные действия. Сейчас отметено и «покровительство», и то, что я хотел им дать в пользование охотугодья. Я нацелен идти до Верховного суда. Есть очевидные, очень грубые процессуальные нарушения. Даже сам взяткодатель не может пояснить, за что он мне дал снегоход.

Источник: znak.com

Редакция 24 декабря 2015 в 11:41






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Фёдор Фёдоров офлайн
    #1  24 декабря 2015 в 18:41

    Да, уж....
    Хорошо что борзых щенков не фигурирует, а тоб.........
    Запутанная и нехорошая история.
    Увы....

    Ответить
  • -1
    Николай Григорьев офлайн
    #2  24 декабря 2015 в 18:52

    Всё равно, рано или поздно, на хитрую жопу найдётся ... с винтом! Что с людьми твориться...?

    Ответить
  • 1
    Николай Краев офлайн
    #3  24 декабря 2015 в 20:40
    Фёдор Фёдоров
    Да, уж....
    Хорошо что борзых щенков не фигурирует, а тоб.........
    Запутанная и нехорошая история.
    Увы....

    Сочувствую охотоведу Якову Березину. Отменить приговор суда при современной судебной системе очень сложно. См., например, статью: Краев Н. И пусть все горит синим пламенем? (О приговоре по «делу» охотоведа Александра Довыденко) // «Охота» – национальный охотничий журнал. 2014. № 3. С. 2-7. URL: http://www.journalhunt.ru/.

    Приговор Якову Березину пока не обнародован на сайте суда. Написал в Шатровской районный суд, чтобы приговор разместили на сайте. Нет на сайте Курганского облсуда и определения по этому делу.

    Ответить
  • 3
    Владимир Шкляев офлайн
    #4  26 декабря 2015 в 18:27

    Люди бывают наивными до тех пор пока не столкнуться с подобными ситуациями.Вера в святость правохранительной системы гаснет по мере хождению по мукам доказывания что ты не преступник. Я сам работал районным охотоведом в "застойные " годы.Тогда госохотнадзор плотно курировался советскими и партийными органами,а в последние годы советской власти они ,по сути,стали паразитическими структурами,утратившими связь с народом.Не случайно в 90-е годы прошлого века районные общества охотников и рыболовов,где еще теплились элементы народного самоуправления охотхозяйств, стали угасать,подменяясь контролирующими органами.Фикцией оказались органы Госкомприроды в олигархической России-это был дешевый фейк гос.чиновников,якобы радеющих об экологии.Ясно,дело на охотоведа Я.Березина высасывается из пальца людьми,которые вольно или невольно добровольно становятся в один ряд с губителями Земли русской,оседлавшим Россию и ведущим к краху.Тяжело верится,что совесть у них проснется и они покаются в оговоре честного человека.

    Ответить
  • 1
    Александр Кривошапкин офлайн
    #5  8 января 2016 в 11:32

    Жалко охотоведа. Потерявшие совесть и честь наглецы от власти творят что хотят. Надо всем охотничьим сообществом поддержать охотоведа. Иначе они сожрут поодиночке всех честных и порядочных людей, что еще остались в охране охот угодий. Надо сохранять районные общественные охотничьи хозяйства и принимать активное участие в их управлении. Если не сохраним, то останемся без охоты и без угодий. Видел многое, но такого беспредела в охоте как теперь никогда не было. Охотничий стаж 45 лет.

    Ответить
  • 0
    Николай Лопан офлайн
    #6  11 января 2016 в 18:12

    Мне так "повезло", что я оказался в свидетелях обвинения в этом судебном процессе. Полная информация с копиями документов из материалов уголовного дела здесь: http://ihunter.pro/for-clubbers/344

    Ответить
  • 0
    Смехуечкин Смехунчев офлайн
    #7  14 января 2016 в 18:25

    Мрази везде и всюду развелись...И каждая тварь чувствует себя небожителем ,недосягаемым для закона...Ну ничего всем будет потом воздано по заслугам...

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑