Из практики охоттаксации

Ученые и кабинетные биологи-охотоведы считали, что более точные данные дает ЗМУ (зимний маршрутный учет). Обллесхоззаги требовали от Совета представления данных ЗМУ к установленному сроку, и если эти данные не поступали, то хозяйству отказывали в удовлетворении заявок на лицензии на предстоящий охотничий сезон.

фото: Fotolia.com

фото: Fotolia.com

Oхотничье хозяйство, как и другие отрасли народного хозяйства, не может нормально развиваться и функционировать без знания и учета своих ресурсов. Для охотничьего хозяйства страны основой управления является учет численности и добычи, как теперь принято говорить, объектов животного мира, отнесенных к охотничьим.

Во времена плановой советской экономики государство уделяло достаточное внимание учету охотничьих животных, их использованию и ведению кадастра животного мира. Учет охотничьих животных осуществлялся во всех союзных республиках, однако основные научные силы и центры (ВНИИОЗ им. проф. Б.М.Житкова, ЦНИЛ Главохоты РСФСР и другие) были сосредоточены в России, где трудились замечательные ученые — последователи основоположников школы отечественного охотоведения (Л.Сабанеев, Д.Соловьев, А.Силантьев, П.Мантейфель, В.Генерозов, Б.Житков, Д.Перелешин, П.Юргенсон).

Следует признать, заложенные ими основы отечественного охотоведения по праву занимали и занимают одно из ведущих мест в мировой науке. Охотоведы всех республик бывшего Союза ССР в своей практической деятельности в организации и проведении учета охотничьих животных и птиц руководствовались основополагающими трудами русских и советских ведущих деятелей такой науки, как охотоведение, и методическими разработками и указаниями Главохоты РСФСР при научном обеспечении ЦНИЛ Главохоты.

Я работал охотоведом Совета ВОО (Военно-охотничьего общества) Киевского военного округа, и мне приходилось принимать участие в организации и проведении учетных работ копытных (лось, кабан, косуля) в Межреченском охотхозяйстве, раскинувшем свои угодья между реками Днепр и Десна в Черниговском полесье на площади в 102 тыс. га. Территория в основном представлена смешанными лесами и болотами, а также водными просторами левого берега Киевского водохранилища. Кормовая база богатая. Плотность лося была довольно высокая по сравнению с другими районами Украины.

После закрытия охотничьего сезона на копытных в Совете и в охотхозяйствах начиналась не менее ответственная работа по подготовке и проведению учета численности охотничьих животных. С начальниками и охотоведами хозяйств ежегодно проводились трехдневные сборы, где им читали лекции приглашенные ученые из Украинской сельхозакадемии, выступали специалисты Главного управления охотничьего хозяйства Украины, а также обменивались опытом с ведущими охотоведами Украинского общества охотников и рыболовов. На этих сборах работники хозяйств получали необходимые знания в организации и проведении учета охотничьих ресурсов.

Руководство Совета добивалось от них усвоения, что охоттаксация как часть охотоведческой науки в хозяйствах Совета является как бы лакмусом для прогнозирования количественных и качественных изменений в популяции лося. Этому служат такие важные показатели, как соотношение полов, данные размножения, качество рогов и напряженность полового отбора в период гона. Определить все это возможно, не прибегая к сложным вычислениям и дополнительной обработке учетного полевого материала, основываясь только на визуальных наблюдениях.

В тот период Отдел охоты и охотничьих хозяйств возглавлял А.Костенко, по образованию биолог-охотовед, с большим опытом практической работы в охотничьем хозяйстве. От охотоведов он требовал уделять внимание соотношению полов в популяции лося.

Если это соотношение в том или другом хозяйстве было близким один к одному, оно позволяло судить о благополучии в лосином сообществе и стабилизации численности. Преобладание самок говорило о росте численности зверей, и, наоборот, большее число самцов служило предупреждением о явном снижении потенциальных возможностей лосиного поголовья и об ухудшении кормовой базы.

Руководство Совета требовало от начальников хозяйств, охотоведов и егерей в период отела и лета определять количество лосят при матери. Какие выводы эти наблюдения позволяли делать?

Если у наблюдаемых в хозяйствах лосих по 1-2 лосенка примерно поровну, то это служило подтверждением благополучного состояния популяции, хорошей кормовой базы, защитных условий, отсутствия пагубного влияния волков и браконьеров. Если же у лосих наблюдалось несколько больше лосят-одиночек, чем двоен, то это указывало либо на преимущественный промысел наиболее полноценных самок, либо на ухудшение условий жизни, обеднение кормовой базы, значительные потери сеголеток, но в обоих случаях — на снижение воспроизводственных возможностей наблюдаемых животных.

Если 20-30% лосих, как указывают на это ученые в своих трудах, вообще ходят без лосят, то это явно свидетельствует о резком ухудшении кормовой базы, влиянии хищников и браконьеров. Но, к чести охотоведов и работников хозяйств, до такого состояния дело не доходило.

Охота на копытных на Украине, как правило, заканчивалась 31 декабря, и ни на какие предложения о продлении сроков охоты на пару недель из-за отсутствия снега и других факторов, снизивших успех добычи копытных, Главное управление охотничьего хозяйства не шло.

В угодьях наступало затишье, и хозяйства приступали к учету копытных. На качестве учетных работ сказывалось отношение к ним работников на местах, многие из которых к требованиям охотоведов относились как к чудачествам и блажи. Необходимо признать, что кадровая проблема в охотхозяйствах стояла довольно остро.

Если начальника хозяйства еще как-то удавалось подобрать из местных жителей или изъявивших желание трудиться на этой ниве уволенных со службы офицеров, то с толковыми егерями дело обстояло сложнее. Зачастую на эти должности попадали люди, не желающие трудиться в колхозах и не отличающиеся добросовестностью, а об охотоведах и говорить нечего. Это была проблема номер один, которая упиралась в невозможность обеспечить специалиста жильем. Так что наличие в штате хозяйства охотоведа было приятным исключением.

 

фото: Fotolia.com

Поэтому теоретической подготовке к проведению учета охотничьих ресурсов уделялось достаточно пристальное внимание. Благодаря усилиям совета работники на местах все-таки усваивали основные методы учета, такие, как:

1. Зимний маршрутный учет (ЗМУ).

2. Авиаучет.

3. Маршрутно-окладной (методом прогона пробной площади и интерполяции числа животных на этой площади на всю территорию, пригодную для проживания копытных).

В качестве руководства мы пользовались «Методическими указаниями по организации и проведению зимнего маршрутного учета охотничьих животных в РСФСР» (Москва, 1980). Эти «Указания» основаны на использовании известной охотоведам формулы А.Формозова (1932 г.), доработанной впоследствии В.Малышевым и С.Перелешиным. Мы также принимали во внимание рекомендации доктора биологических наук Я.Русанова.

Названная формула в конечном варианте выглядела следующим образом:

Z = (1,57 х S) / (d x m),

где Z — численность животных на 1000 га; S — количество следов животных, пересеченных маршрутом; d — средняя длина суточного хода зверя; m — протяженность маршрута; 1,57 — пересчетный коэффициент, позволяющий перейти от количества следов, учтенных на 10 км маршрута, к плотности населения животных.

На занятиях иногда возникали споры: следует ли обращать внимание на помет лосей при проведении учета. Одни (практики) утверждали, что по его форме можно установить половой состав популяции: помет быка — округлые орешки, их длина почти равна диаметру (21...22 х 24...25 мм), у коровы и телят они более удлиненные и тонкие (17х36; 13х33...34 мм). Но здесь можно и ошибиться, так как помет старых лосих почти не отличается от помета быков. По нему можно только более достоверно установить соотношение в зимней популяции взрослых особей и сеголеток.

Опытные охотоведы и егеря с большой вероятностью отличают лося от лосихи по мочевым ямкам на снегу: у самок мочевая ямка находится между отпечатками задних копыт несколько позади, а у самца — впереди них.

И вот, вооружив работников хозяйств и привлекаемых учетчиками охотников-добровольцев таким объемом знаний, мы приступали к проведению ЗМУ. При проведении инструктажа с учетчиками охотоведы обращали их внимание на то, как разобраться на маршруте в путанице следов на жировке, на необходимость учета всех следов и даже жировочных.

Петляние наследа лося может неоднократно пересекаться с маршрутом, и все эти пересечения следует учитывать, что будет способствовать внесению в учет «нулевых» наследов (рекомендации Я.Русанова). Среднее количество следов лося, приходящееся на 10 км маршрута, колебалось от 1,1 до 32, а общее количество пересеченных ими маршрутов было 1517.

Не меньше возникало сложностей у учетчиков и с достоверным определением средней длины суточного хода лося. Работа не такая уж и простая, как кажется на первый взгляд, так как довольно точно протропить суточный наслед лося из-за всевозможных помех не всегда удавалось. Для более точного определения мы требовали проследить суточный ход лося в течение 8-10 суток, что позволяло выявить периоды его повышенной и «нулевой» активности.

Но здесь наших учетчиков подстерегали досадные промахи, порой они в течение 8-10 дней тропили разных зверей. Лучше всех это удавалось определять охотоведу Совета Алексею Задвернюку, и не очень добросовестные учетчики обращались к нему за «искомой» цифрой. По хозяйству средняя длина суточного хода лося составляла от 1,9 до 2,6 км.

Чтобы воспользоваться вышеприведенной формулой для определения численности животных на 1000 га, необходимо было точно знать длину каждого учетного маршрута. Его величину мы определяли по крупномасштабной карте (в этом нам помогал штаб округа) и уточняли промером парами шагов (одна пара шагов примерно равна 1,5 м), а также суммированием известной длины квартальных просек (1 км), если маршрут с ними совпадал. Общая протяженность всех маршрутов по хозяйству составляла 2140 км.

Но повторюсь, не во все годы удавалось в достаточно полном объеме провести ЗМУ из-за отсутствия снежного покрова или явной его незначительности. Тогда мы прибегали к маршрутно-окладному методу, а однажды попытались в Межреченском хозяйстве провести авиаучет, но за отсутствием снега наша попытка была сведена к значительному пропуску зверей. А когда эти территории проверяли маршрутно-окладным (прогонным) методом, там обнаруживались животные.

Следует отметить, что наиболее полные данные мы все-таки получали при ЗМУ, все остальные методы, как правило, давали заниженный результат на 1-2 головы от фактической плотности населения на 1000 га.

Сегодня охотничье хозяйство России переживает глубокий процесс рыночных преобразований, связанный с коренной перестройкой экономики страны и природопользования (аренда угодий, аукционы, продажа земли в собственность и др.). Сложившееся положение ввергло охотничье хозяйство в затяжной и глубинный кризис, и его окончательные организационно-экономические последствия предвидеть невозможно. И если мы не хотим основательно подорвать поголовье копытных, то учеты их численности необходимы.

Работа эта довольно сложная и трудоемкая, требующая значительных затрат, хорошо подготовленных и добросовестных учетчиков, работающих обязательно под руководством охотоведа. Обработку полевого материала, особенно в хозяйствах, должен осуществлять специалист. Начальникам хозяйств, не обладающим специальными знаниями, это не по плечу.

Виктор Гуров 1 марта 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".


Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑