ЗМУ: учет или мониторинг?

В специальной литературе и ведомственных материалах современные сведения о фактической численности охотничьих животных в России не отличаются высокой достоверностью и регулярностью, часто противоречивы и фрагментарны. Изменить ситуацию должна была начавшая действовать с 2010 года централизованная система государственного мониторинга ресурсов охотничьих животных, но и она не изменила состояние названного вопроса.

Фото Адриана Колотилина

Фото Адриана Колотилина

В настоящее время достигнут обратный эффект: возникла неразбериха в терминах и понятиях, возросло количество и объемы ведомственных отчетов, и, как следствие, снизилось качество получаемой информации. Пример тому — утвержденные 11 января 2012 года Приказом № 1 МПР РФ «Методические указания по осуществлению органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации переданного полномочия Российской Федерации по осуществлению государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания методом зимнего маршрутного учета». Дата принятия и название этого документа уже говорят о многом. Попытка запрячь в одну телегу лебедя, рака и щуку, как известно, закончилась неудачей. Так и запряженные в телегу охотничьего хозяйства России учет и мониторинг тянут за собой охотничьи ресурсы со средой обитания, а вытянуть не могут.
Но отступим от метафор и выясним, чем учет отличается от мониторинга. Это во-первых, а во-вторых, определим, кто, как и для чего должен их выполнять. Мониторинг в дословном понимании — это контроль или слежение за чем-либо, в нашем случае — за популяциями диких животных. Мониторинг животного мира, как справедливо заметил главный научный сотрудник ВНИИОЗ В.И. Машкин (2013), представляет собой систему сбора, накопления и обработки биологической информации, характеризующей динамику объектов наблюдения. Для получения такой информации используются различные методы: учет численности животных, изучение их биотопического распределения, оценка и прогноз изменения состояния популяций отдельных видов или групп видов. Таким образом, учет животных — это только составная часть мониторинга, поскольку оценка численности может проводиться также на основе опросов по размеру добычи или встречаемости тех или иных видов. Важность получения достоверных и актуальных сведений о популяциях охотничьих животных не вызывает сомнения и является основой рационального ведения охотничьего хозяйства. Порядком осуществления государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания и применения его данных, утвержденным приказом МПР РФ № 344
от 6 сентября 2010 года, определено, что «государственный мониторинг на территории субъекта Российской Федерации, за исключением особо охраняемых природных территорий федерального значения, осуществляет орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов». Это вполне логично, поскольку по Федеральному закону «О животном мире» все дикие животные в пределах территории Российской Федерации являются государственной собственностью. Однако дальше получается как в известном советском мультфильме «Трое из Простоквашино»: холодильник государственный, а мороз, который он вырабатывает, частный. Сбор сведений о состоянии и численности охотничьих ресурсов на закрепленных территориях осуществляют охотпользователи, которые затем предоставляют эти сведения в государственный орган по охоте и охотничьему хозяйству. А вот где, какими способами и в какие сроки должен осуществляться этот сбор, не указывается. Очевидно, что получить информацию об относительном или абсолютном количестве животных на какой-либо территории позволяют только специальные методы учета, научная основа которых обстоятельно разработана и апробирована не одним поколением отечественных и зарубежных охотоведов.


Следовательно, каждый охотпользователь может и должен самостоятельно или с привлечением специализированных научных организаций выбирать методы и проводить учет охотничьих животных в своем хозяйстве. Далее эти данные будут служить основой для формирования государственного охотхозяйственного реестра и государственного мониторинга на территории субъектов Российской Федерации и в целом по стране.
Как известно, в России приблизительно с середины 20-го столетия наибольшее распространение получил метод зимнего маршрутного учета (ЗМУ), позволяющий собрать сведения о плотности населения и численности охотничьих зверей и птиц на больших территориях в районах с устойчивым снежным покровом. Сущность метода заключается в том, что число пересечений учетным маршрутом следов учитываемого вида зверей прямо пропорционально плотности населения этого вида. При этом количество пересеченных следов зависит от средней протяженности суточного хода зверя. Поэтому ЗМУ — это комбинированный метод учета, состоящий из двух этапов: подсчета количества пересечений следов суточной давности на линейных маршрутах и тропления суточных ходов (наследов) разных видов зверей для последующего определения пересчетных коэффициентов. Это позволяет перейти от относительных показателей обилия (количества следов на единицу длины маршрута) к абсолютным (количество особей на площадь учета). Следовая активность зверей и протяженность их суточных наследов сильно меняется в зависимости от следующих факторов: периода года, глубины снежного покрова, температуры воздуха, наличия и доступности кормовой базы, наличия или отсутствия хищников, степени антропогенного влияния и прочих. Это главный методический недостаток метода ЗМУ, в связи с чем выполнение тропления одновременно с проведением учета на маршрутах и многократность повторения маршрутов — обязательные условия получения относительно достоверных результатов. На этом фоне весьма странной кажется попытка авторов вышеупомянутой методики, утвержденной Приказом № 1 МПР РФ, а также разработанных недавно на ее основе ФГБУ «Центрохотконтроль» «Методических рекомендаций по определению численности копытных, пушных животных и птиц методом зимнего маршрутного учета» (утверждены Приказом этой организации № 58 от 13 ноября 2014 года) ввести «усредненные» пересчетные коэффициенты по субъектам Российской Федерации.


Такой подход говорит о низкой профессиональной компетенции составителей этих документов и аналогичен введению «средней температуры по больнице». Тем самым сводятся на нет все усилия охотпользователей по прохождению многих сотен километров маршрутов, и абсолютный учет становится, по сути дела, относительным, т.е. превращается опять в мониторинг.


Известный специалист в области охотничьей таксации В.А. Кузякин в своих работах показал, что ошибки метода ЗМУ при разных способах обработки материала изменяются в среднем от 3 до 30 % (в ту или другую сторону). Величина ошибки зависит в том числе и от количества пересеченных следов, и от точности измерения длины суточных ходов каждого вида учитываемых животных. При этом максимальные величины ошибок возникают именно в случае неточного измерения длины суточного наследа. Существуют также и другие причины, ведущие к ошибкам при расчете плотности при ЗМУ: 1 — занижение или завышение числа следов учетчиками; 2 — неправильный выбор площади, на которую ведется пересчет численности (ошибка арены экстраполяции). се это в совокупности дает существенное отклонение получаемых показателей численности животных от истинных значений. Таким образом, метод ЗМУ более подходит для оценки тенденций изменения численности охотничьих животных, нежели для определения их абсолютного количества. Тем более нельзя использовать данные этого метода для квотирования и определения лимитов добычи на предстоящий сезон охоты. Дело в том, что в результате обработки данных ЗМУ могут быть получены показатели численности животных после завершения сезона охоты перед началом размножения (постпромысловая численность). А квота рассчитывается для популяции, численность которой соответствует периоду после размножения перед началом сезона охоты (предпромысловая численность). Прогнозирование осенней численности промысловых животных на основе бонитировки охотугодий с учетом биологической производительности популяций может быть выполнено только приблизительно. Отсюда напрашивается вывод: использование постпромысловой численности при определении квот равнозначно сбору прошлогоднего снега.


Без этих сведений предлагаемый документ видится околонаучной компиляцией с нагромождением математических формул. Несмотря на это, Министерство природных ресурсов и экологии России в лице профильного департамента охоты письмом № 15-29/2591 «Об учете охотничьих ресурсов» от 14 ноября 2014 года рекомендует в 2015 году региональным органам охотничьего хозяйства субъектов РФ «осуществить в полном объеме подготовку и проведение ЗМУ по новой методике». В то же время ФГБУ «Центрохотконтроль» в своем письме № 590 от 9 декабря 2014 года «О проведении учетов численности охотничьих ресурсов» разъясняет, что «при проведении учетов численности охотничьих ресурсов методом зимнего маршрутного учета охотпользователи также могут руководствоваться Приказом № 1 или иными принятыми методиками и научными подходами». В данной ситуации хорошо просматривается метод кнута и пряника. Под кнутом следует понимать жесткое протаскивание сомнительных нововведений в сфере охотничьего хозяйства, внедрение «пилотных» проектов и установление необоснованных запретов, ведущее к постепенному ухудшению ситуации в отрасли. А чтобы успокоить разволновавшееся сообщество, ему периодически дается пряник — послабление только что установленных ограничений, но на величину, значительно меньшую, чем сам запрет. Общий вектор движения при этом сохраняет свое направление вниз.


В соответствии с пунктом 10 Приказа Минприроды России от 29 июня 2010 года № 228 «Об утверждении порядка принятия документа об утверждении лимита добычи охотничьих ресурсов…» это министерство осуществляет согласование проекта лимита добычи охотничьих ресурсов в субъекте Российской Федерации. Следующий, одиннадцатый пункт, в официальном тексте документа пропущен, видимо, для того чтобы сделать паузу и акцентировать внимание всех заинтересованных лиц на ключевой точке приказа. Sapienti sat, или «умному достаточно», как гласит известное крылатое выражение.


Распоряжаясь лимитами добычи, можно манипулировать всеми звеньями цепи, казнить неугодных и поощрять отличившихся. Учитывая трудновыполнимость новых требований, предъявляемых к результатам учетных работ, сделать это будет легко. Итогом станет целый комплекс негативных последствий, включая протестное браконьерство, в связи со снижением возможности получения дефицитных разрешений на добычу охотничьих ресурсов для простых граждан России.

Велислав Масайтис 21 февраля 2015 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑