Как король

Охота на крупную дичь в Европе всегда считалась королевской забавой. Но сегодня в Испании любой человек может побывать на настоящей королевской охоте, проведя два дня так, как в прошлом их проводили Габсбурги и Бурбоны — монархи, предшественники ныне здравствующего Хуана Карлоса I.

 

Каждый год эта охота привлекает к себе все больше русских охотников. Статья, которая предлагается вашему вниманию, написана во многом под впечатлением от рассказов наших соотечественников. Конечно, каждая поездка за границу предполагает определенные материальные возможности человека. Но даже если вы, уважаемые читатели, не планируете в будущем охотиться дальше пределов родной области, во-первых, не следует игнорировать знания о традиционных охотах, существующих у других народов. Ведь это всегда интересно. А во-вторых, ну почему бы не помечтать!..

  В монтерее, о которой я хочу рассказать, соблюдаются все охотничьи правила европейского средневековья. Пусть у ее современных участников другое оружие, главное в ней — дух и традиции. Они свято чтутся устроителями «королевской охоты». И ее «гишпанский дух», как оказывается, очень тонко улавливает любая охотничья душа. В том числе и наша, славянская. Итак, вперед — на охоту испанских королей!  

Монтерея — охота со множеством ритуалов. Причем все сопровождающие охоту церемониальные действия воспринимаются ее участниками абсолютно естественно. По сравнению с испанским охотничьим укладом все то, что наши охотники могли видеть прежде в странах Восточной Европы, начинает казаться чем-то искусственным и заимствованным.

Самым простым и привычным является сегодня сравнение какого-либо явления или товара с тем или иным автомобильным брендом. Почему бы и нам не вспомнить, какие бывают машины. Если попытаться сравнить уровень охот в разных странах с автомобилями, то среднюю загонную охоту в нашем Отечестве можно назвать отечественными же карбюраторными «Жигулями», а охоту в любой восточноевропейской стране «Шкодой». На их фоне испанская монтерея — это, безусловно, «Бентли»!  

Ритуалы начинаются уже с завтрака — «монаршьего» и неспешного. Потом следуют такие же, как и королевский завтрак, неторопливые сборы. Во время утреннего приема пищи и после него участник предстоящей охоты бывает вынужден несколько раз посмотреть на часы — ну почему же все вокруг происходит так медленно?! Охотничье сердце в предвкушении скорого выезда бьется быстрее, а устроители почему-то, как будто назло, тянут время.

Но! Именно эта естественная, а может быть, и искусственная неторопливость таит в себе неповторимый привкус всего, что происходит в данный момент вокруг охотника. В том числе и она не позволит человеку, хоть раз побывавшему здесь, даже через много лет забыть эти дни.  

Ну, наконец-то, кажется, все готово! Пора выезжать. Но волнение не покидает охотника. Ведь с самого начала, еще до церемонии жеребьевки, как только новичок знакомится с вывешенной на видном месте картой района с проставленными на ней точками — местами для стрелков, у него невольно появляется легкое недоумение. А нужно ли было сюда приезжать? И получится ли эта охота вообще? Ведь никакой цепи номеров нет! Кажется, что места, где будут расположены стрелки, выбраны абсолютно стихийно и бессистемно. На первый взгляд план предстоящей охоты выглядит даже хаотичным…  

Следует немного подождать. И понадеяться на того неизвестного режиссера и тонкого психолога, который несколько веков назад написал сценарий действия, которое уже началось. А охотник, независимо от того, хочет он этого или нет, уже принимает в нем участие.  

Монтерея — горная охота. Все сомнения рассеиваются, когда стрелок занимает свое место. До номера он добрался, конечно, не пешком, а на индивидуальном джипе и теперь может как следует оглядеться. Специально оборудованные места для охотников размещены так, что стрелку никогда не видно соседа. А значит, стрелять можно совершенно безопасно, чего зачастую больше всего хотят на коллективных охотах ответственные владельцы горных калибров. Но не только «техника безопасности», тщательно продуманная организаторами, заставит потом охотника помнить эти дни.

Двухдневные королевские охоты собирают многонациональные команды участников. Наши земляки, в основном члены Московского охотничьего клуба «Сафари», пока оказываются на них в меньшинстве, но никогда не отказывают себе в удовольствии пообщаться с другими охотниками. Конечно, обсуждаются и оружие, и прицелы. Интересно, что участники из разных стран предпочитают брать в Испанию разные типы оружия.

Так, французы чаще привозят «Блайзеры» в калибре 300 win mag. Бельгийцы же любят стрелять из штуцеров. Европейцы, оказавшиеся на такой охоте не впервые, выдвигаются к стрелковому месту в удобной спортивной одежде. Обычно они, выходя на завтрак в бриджах, так и едут в них к месту предстоящей охоты. И там, непосредственно на номере, поменяв туфли на сапоги, уже готовы к стрельбе. Потом и наши земляки убедились, что никакого камуфляжа иметь не нужно. Его функцию выполняет легкая декорация из веток вокруг стрелкового места.  

На номере можно удобно расположиться, сев на сиденье и положить оружие так, чтобы оно было всегда под рукой. Сопровождающий охотника егерь полностью укладывается в сценарий королевской охоты. Он спокоен, ненавязчив, предупредителен и профессионален. Это скорее оруженосец и секретарь, который во всем помогает охотнику, перезаряжает его винтовку и подсчитывает трофеи.

Для кого-то, возможно, такие условия пребывания охотника на стрелковом месте покажутся превышением уровня комфортности. Для этих читателей я буду вынужден повториться и напомнить, что на охоте, о которой мы ведем речь, все связано единой концепцией, одной системой. Ну не положено здесь охотнику, одетому в камуфляж, подползать к зверю через грязь. Монтерея — это другой жанр. Да и выдержать 5 часов непрерывного стояния сможет и не каждый молодой человек.  

Итак, все на номерах, в воздухе повисло ожидание. В этот момент, когда загон еще не начат, у каждого охотника возникает предчувствие, что скоро, совсем скоро он должен стать как единственным зрителем, так и участником даже не охоты, а какого-то торжественного те­атрального действия. Ощущения, что ты сейчас на сцене, усиливаются амфитеатром горных склонов и неровностью долины-партера. Обзор замечательный.  

Предчувствия не обманывают — действие, которое начинает разворачиваться, посвящено только тебе! Загонщиков как таковых на этой охоте нет. Кроме стрелков, главные действующие лица — собаки. В охоте их задействовано несколько сотен. Собаки и делают монтерею! Сценарии каждого из двух охотничьих дней похожи. Зверей сначала «отжимают» к центру с периферии огромного загона, а затем в самую его середину набрасывают собак.

Зверогоны под управлением ведущих должны будут по диагонали пройти все угодья. Внешне однотипные, белого окраса собаки управляются только голосовыми командами хозяина и его свистком. Эти охотничьи псы, как говорили раньше на Руси, отлично «приезжены». Отлаженность в их действиях иногда заставляет многих, впервые увидевших, как они работают, вспомнить о роботах.

Если собака понимает, что гонит туда, где нет охотника, она прекращает преследовать зверя. Изумительно послушание огромных белых псов, сочетающих в себе качества как гончих, так и травильных собак. Собаки в тяжелейших горных угодьях гоняют зверя по пять часов. Именно столько длится единственный в этот день загон.  

Содержание стай специально выведенной для таких охот породы собак — это вид бизнеса местных жителей. Хозяев псарен устроители охот заранее вызывают на проводящиеся в арендуемых угодьях загоны. Естественно, за работу владельцам псов неплохо платят — иначе не было бы испанской монтереи. К местам охот четвероногих помощников транспортируют в специальных прицепах-трейлерах, где в три-четыре яруса размещены клетки. И у каждой из полусотни гончих в таком общежитии на колесах имеется своя ячейка.

После окончания загона никогда не увидишь, как собаки бегают под ногами, просят подачек или грызутся между собой, — хозяин сразу же загоняет их в трейлер и увозит. На бортах каждого прицепа написан номер телефона и адрес электронной почты владельца. Звоните или пишите, если хотите позвать его для работы или у вас появилось настойчивое желание приобрести щенков от принадлежащих ему превосходных охотничьих псов!  

Владельцев псарен, как и вспомогательный персонал, приглашает фирма, специализирующаяся на проведении охот. Но земли для монтереи принадлежат не фирме, а фермерам, сдающим их в аренду местным, как у нас говорят, «охопользователям». Возможно, что у кого-то из читателей возникнет вопрос, а не в вольерах ли, пусть и больших, можно настрелять такое количество дичи?

Нет. Охота проводится на большом неогороженном участке. В дикой местности. Охотников окружает красивый ландшафт среднегорья. Склоны украшают редкорастущие черные иберийские дубы — деревья-кормильцы всего плодящегося в изобилии зверья. Даже в зрелом возрасте эти дубки совсем не высоки. Внешне, со своими простыми листьями и неправильной формы кроной, они больше напоминают оливковые деревья, чем хорошо знакомые русскому глазу огромные дубы-колдуны.

Под каждым таким, по нашим понятиям, не деревом, а деревцем осенью лежит толстый слой желудей. Ими и питается все живое в округе: дикие кабаны и домашние свиньи, олени и бараны, птицы. Животные-дикари составляют конкуренцию домашнему скоту. Из этих соображений местные фермеры не любят кабанов и радуются, когда именно они попадают под выстрел.  

Стрелять можно диких свиней и оленей (в некоторых местах разрешено охотиться также на ланей и муфлонов). Крупной дичи так много, что без выстрела не остается ни один стрелок. Худший результат, всего пара добытых зверей, обычно оказывается лишь у одного из двух десятков охотников. Русские охотники зарекомендовали себя в Испании как отличные стрелки.

Каждый из них выполнил положенную «норму» — более десятка зверей. Иногда среди добытых животных попадаются трофейные экземпляры, например олени с рогами по 6,5–8 килограммов (следует помнить, что испанская разновидность благородного оленя самая мелкая).  

Если вы думаете, что традиции высокого профессионализма у тех, кто обеспечивает поддержку охоте, заканчиваются с последним прозвучавшим выстрелом, то глубоко ошибаетесь. Каждый стрелок обязательно увидит, какие чудеса мастерства показывает бригада, разделывающая добытых животных. На каждого оленя у местных профессионалов обычно уходит от 50 секунд до полутора минут! А уже разделанные туши очень быстро забрасываются в подъехавший рефрижератор. Блестящая работа не основной, а вспомогательных служб сама по себе представляет настоящее шоу. Такому мастерству в работе хочется поаплодировать!  

После охоты все ее участники собираются на совместную трапезу. После обеда происходит торжественная церемония выкладки добытых зверей. Этот обряд включает в себя не только оказание публичного признания тем, кто оказался самым искусным в стрельбе, но и отдание почестей всем добытым сегодня животным. Носительница вековых традиций, монтерея, является также местом принятия в охотничье братство совсем молодых людей.  

Тринадцатилетний испанец сумел под руководством отца добыть своего первого оленя. Назад пути не было — мальчишке предстояло подвергнуться публичному ритуалу посвящения. Привязывание «новорожденного» к добытому трофею, конечно, должно показать, насколько неразрывна теперь связь между молодым охотником и дикими животными.

Возможно, кому-то из читателей голова и лицо подростка, «украшенные» битыми яйцами, покажется «пережитком прошлого», кто-то назовет произошедшее издевательством над юной душой, своеобразной «охотничьей дедовщиной». Но фотография бесстрастна. Просмотрите, как светятся у мальчика глаза! Вот оно какое, счастье!  

Инициация взросления — это ритуал приобщение подростка к ценностям взрослых, к знанию, личностным характеристикам и способностям зрелого человека. В архаичных культурах и сейчас подростки, проходящие этот ритуал, подвергаются суровым пыткам и лишениям. Но через что ни пройдешь, чтобы стать наконец вровень со своим отцом и старшими братьями, чтобы быть Взрослым!

Приобщение к охоте во многих обществах считалось также приобщением ко взрослой жизни, ведь охотники — это определенный клан, группа со своими внутренними устоями и дисцип­линой. Очень часто охотники и воины — это одни и те же люди. И чтобы стать «таким же», молодые люди должны пройти определенные испытания.  

В заключение хотелось бы сказать, что наши земляки, посетив в Испании оружейные лавки, убедились, что королевская охота в этой стране общедоступна. Объявления о ней можно увидеть в каждом охотничьем магазинчике. Сумма, которую хотят получить устроители монтереи, «подъемна» для любого работающего гражданина Испании.

Но что удивительно: деньги за такую охоту, получаемые испанскими устроителями, оказались вполне соизмеримы с теми, которые хотят получить в предстоящем сезоне наши отечественные охотхозяйства… всего за одного лося с приличными рогами. Так что еще неизвестно, что в ближайшее время будет предпочтительнее для наших любителей охот на крупного зверя — понюхать изнутри салон холодных «Жигулей» или раскинуться на зад­нем диване уютного «Бентли»... 

И напоследок на тему, которая считается самой близкой душе и сердцу любого русского человека, не только охотника. О погоде. Выяснилось, что испанские традиции и охотничьи ритуалы не в состоянии разрушить никакая стихия. Даже сильные снегопады, которые «привозят» в испанские горы русские охотники, не влияют на многовековой уклад всего того, что происходит как в загоне, так и после него. Охота всегда проходит по должному сценарию. А значит, каждый, кто поедет на монтерею ее участником или всего лишь с целью понаблюдать за тем, как охотились несколько веков назад испанские короли, должен знать: «игра состоится при любой погоде»!

ИСПАНСКИЙ КОРОЛЬ

Хуан Карлос I де Бурбон (исп. Juan Carlos I de Borbon y Borbon-Dos Sicilias, родился 5 января 1938 года в Риме) — король Испании с 22 ноября 1975 года, глава испанского государства и Верховный главнокомандующий вооруженными силами страны. В 1947 году Франсиско Франко провозгласил Испанию монархией.

В 1969 году Франко назначил наследником испанского престола 31-летнего Хуана Карлоса, старшего сына графа Барселонского, против воли отца. Хуан Карлос должен был занять престол не сразу, а лишь после кончины Франко, что и случилось 22 ноября 1975 года. Увлекается охотой и парусным спортом.

5000 собак включала в себя стая правителя Милана Бернабо Висконти для охоты на оленя и кабана.

 

 

Александр Гришин 26 марта 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 3
    yury konstantinov офлайн
    #1  26 марта 2014 в 07:56

    После очередной оды А.Гришина, еще больше проникаешься "уважением" и "симпатией" к "правильным" охотникам клуба Сафари. Которые естественно предпочитают мягкий диван Бентли, холодному салону "Жигулей". Для таких охотников, Европа давно стала родным домом, а Россия местом вахтовой работы, где зарплаты побольше и "золотые" парашюты пообъемнее. Где здесь ОХОТА, её нет, как нет понимания у автора, что такими публикациями, он популярности "буржуинскому" клубу, не прибавляет, хотя понятно, что данная публика, "плюет" на простого охотника, веря в свою "исключительность", привет Сонину и компании, ваш "преданный поклонник".

    Ответить
  • 0
    анатолий евменов офлайн
    #2  26 марта 2014 в 20:29

    Безусловно, очень интересно посмотреть на такое количество собак, которые к тому же еще и управляемы .Людям, которые способны разделать оленя за 50 секуннд или 1.5 минуты я тоже готов аплодировать, хотя не понимаю, как это возможно!? И что включает в себя это понятие, разделывание (в понимании автора).хотелось бы знать.
    В том, что это не охота я согласен с Ю.Константиновым.Не охота по нашим меркам. А в Испании, при таком обилии дичи, почему бы и нет.При такой плотности дичи, даже ходовая охота будет напоминать убийство.Но, случись таким испанским охотникам заблудиться в нашем лесу с ружьем, думаю, что умрут от голода, самостоятельно добыть зверя несравненно труднее.

    Ответить
  • -1
    Влад офлайн
    #3  26 марта 2014 в 21:08

    Ну, охоты-то тут, практически нет, одна стрельба. Да автору охота и не нужна, ему нужно почувствовать себя монархом, важной персоной, выделиться из толпы "жигулистов". Сноб он ведь жлоб.

    Ответить
  • -2
    yury konstantinov офлайн
    #4  26 марта 2014 в 21:15
    Влад
    Ну, охоты-то тут, практически нет, одна стрельба. Да автору охота и не нужна, ему нужно почувствовать себя монархом, важной персоной, выделиться из толпы "жигулистов". Сноб он ведь жлоб.

    У меня такое впечатление, что данный материал автор написал со слов других участников этой "охоты" или был приглашен для описания очередной вылазки членов клуба Сафари, и конечно найти в таких развлечениях некоторый негатив, значит в следующий раз оказаться неприглашенным на "правильную" охоту. Отрабатывать нужно, за право бесплатно пострелять. Хотя, возможно я ошибаюсь.

    Ответить
  • -2
    Борис Соколов офлайн
    #5  26 марта 2014 в 21:20
    Влад
    Ну, охоты-то тут, практически нет, одна стрельба. Да автору охота и не нужна, ему нужно почувствовать себя монархом, важной персоной, выделиться из толпы "жигулистов". Сноб он ведь жлоб.

    Позвольте присоединиться к Вашему мнению друзья. Если и пользоваться предложенными странноватыми аллегориями, то охота для русского (а не вообще славянского) охотника у меня лично ассоциируется максимум с "Нивой" и уазиком, а всё "что кроме" - с понтами или офисным планктоном.
    Единственное, что в сюжете вызывает некоторый позитив, так это то, что эта "королевская", в отличие от наших "элитных" охот, не быдлячья (пардон, не сдержался)и имеет хоть какую-то идеологию.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑