Заблуждение или ложь?

Читая статью Виктора Гурова в предыдущем номере газеты, я уже было подумал, что А.Е. Берсенев приплачивает автору за PR: это надо было постараться 9 раз упомянуть директора охотничьего департамента только на первой полосе, а потом и на второй еще столько же!

Фото автора

Фото автора

А вообще, когда читаешь статьи в специализированных изданиях о том, что и как нам нужно делать в охотничьем хозяйстве, складывается впечатление, что в стране полным-полно людей, с младых ногтей разбирающихся в этом вопросе, и только сотрудники профильного департамента все делают не так и ничему не обучены.

Вторую за последние две недели статью Виктора Гурова читаю в «Российской охотничьей газете» и не могу понять, как к ним относиться – как к простой глупости или как к злонамеренной лжи.

Начну с одного показательного тезиса автора: «Правила» сляпали молча. А они нуждались в обсуждении!». Просто крик души. Только это крик человека, ломящегося со всем жаром в открытую дверь. Может быть, автор не в курсе, что все проекты приказов, постановлений и федеральных законов и изменений в них размещаются на официальном сайте МПР. Они открыты для обсуждения и антикоррупционной экспертизы, там же приведены все контакты и фамилии конкретных исполнителей. Более того, с 15 апреля порядок раскрытия информации в госаппарате стал жестче.

Со всеми проектами каждый желающий может ознакомиться на специальном сайте www.regulation.gov.ru  И ни один проект без прохождения минимум 21-дневной процедуры общественной и антикоррупционной экспертизы не только не допускается к утверждению, но и не может быть передан на рассмотрение в правовой департамент МПР РФ.

При принятии более 50 приказов за 2010–2013 годы эта процедура не была нарушена ни разу. Другое дело, что для этого нужно разобраться в проекте документа, проанализировать его и после этого сформулировать свое предложение. Куда как проще нагородить ерунды в статейке, осознанно или неосознанно чего-нибудь в ней наврать, и взятки гладки – главное, чтобы «пипл хавал».

Автор говорит про какие-то поправки и предложения, о которых кто-то почему-то должен знать. А факты свидетельствуют о другом. На сегодняшний день в России есть всего один человек из почти трех миллионов российских охотников, который участвует в обсуждении проектов и направляет предложения и замечания (он даже специально получил аккредитацию независимого эксперта в Минюсте РФ, что делать в общем-то было вовсе необязательно). Его зовут Егоров Глеб Викторович, и он небезразличен к тому, что пишется в наших законах и правилах.

Не знаю, излагает ли он свои предложения на форумах и в печати, но он не пишет глупостей, которые могут из-за недостатка понимания происходящего прийти в голову досужему корреспонденту, и не лжет намеренно читателям с целью дискредитации департамента, а реально участвует в законотворческом процессе, предлагая изменения, которые не противоречат действующим нормативным актам. Он – один! Больше никто этого не делает!

Пусть у вас нет интернета, и вы не можете зайти на сайт – не беда. Никто не мешает обойтись без компьютера, сделав так, как Хромов А.В., который прислал по обычной почте свою редакцию Правил охоты и Закона об охоте в департамент. К сожалению, его предложения не согласовывались в основных положениях с действующими в смежных отраслях законами, но они были внимательно рассмотрены и проанализированы.

Два месяца назад на сайте www.guns.ru было размещено обращение С.П. Матвейчука к посетителям форума дать предложения по изменению Правил охоты. Он же указал координаты сотрудника департамента, которому можно высылать предложения на элекронную почту. Только по одной-двум позициям на форуме началось обсуждение, которое довольно быстро захлебнулось из-за некорректности высказываний форумчан, а на адрес департамента так ни одного предложения и не пришло.

И вот когда после всего этого я читаю в статье Виктора Гурова: «Это следствие того, что все важнейшие документы, затрагивающие интересы простого охотника, пишут в кулуарах департамента и не публикуют в СМИ, оттого и неясна их мотивация…», я не могу не задать себе вопрос: как понимать его слова? Как намеренную ложь или как недопонимание?

И снова тезис автора по поводу того, что давно уже можно было бы внести изменения в закон. Разумеется, если человеку неизвестен механизм принятия изменений, то ему все просто. А на самом деле это, увы, очень долгий процесс. И прежде всего потому, что позиция многих участников законотворческого процесса такова: не пришло еще время вносить изменения в закон, поскольку за три года рано делать выводы о том, что работает в нем, а что нет.

Обращу внимание: это позиция не департамента, не министерства, а более высоких инстанций. И это несмотря на все доводы и критику действующего законодательства со всех сторон. Не буду утомлять читателей подробностями технологии прохождения изменений в закон, приведу только такой пример. С инициативой по усилению охраны охотничьих ресурсов, чего уже давно требуют практически все охотпользователи, департамент МПР выступает с самого начала своего образования – с 2010 года.

Предложения, исходившие из стен министерства, менялись по форме и сути наделения полномочиями егерей охотхозяйств. К результату – по сути дела промежуточному варианту – удалось прийти только теперь, через 3 года. (Когда верстался номер газеты, редакции стало известно, что 21 июня во втором чтении Госдума приняла поправки к закону об охоте, в соответствии с которыми производственных егерей охотхозяйств любых форм собственности наделили серьезными полномочиями по охране охотничьих угодий. – Ред.)

Заговорив о госпрограмме, автор статьи перепутал все цифры, приведенные в его материале, но суть не в этом. Суть в том, что он приписывает департаменту подготовку госпрограммы для получения и распила бюджетных средств. А прежде чем делать такие заявления, автору было бы неплохо разобраться в том, о каких средствах он ведет речь и для чего делаются госпрограммы. Госпрограмма – это не механизм выделения бюджетных денег, а механизм контроля их расходования. Финансирование программ идет только в объемах утвержденного финансирования, установленного в рамках трехлетнего бюджетного цикла. Другими словами, напиши хоть сто программ, дополнительных денег не выделят, зато отчетность будет по всем ста программам.

Департамент третий год бьется за увеличение субвенций для регионов хотя бы на 1,6 млрд руб. для увеличения количества инспекторов и при этом не является распорядителем этих средств. Они, если будут выделены, то пойдут непосредственно в субъекты.

Открою страшную тайну: Минприроды России не наделено функциями главного распорядителя и получателя средств федерального бюджета, поскольку эти полномочия постановлением Правительства РФ отнесены к полномочиям Росприроднадзора (как, впрочем, и оценка эффективности потраченных субъектами Российской Федерации средств при осуществлении полномочий в области охоты).

Автор спрашивает: «...кто мешает МПР выполнить поручение президента Правительству РФ обеспечить каждый район, где имеются охотничьи угодья, не менее чем тремя охотинспекторами?». Мизерные субвенции мешают. Банально не хватает денег субъектам. Потому и пытается департамент добиться увеличения сумм субвенций. Это понятно?
С цифрами по приросту копытных у автора тоже полный кавардак. Откуда он чего взял и с чем перепутал – можно только догадываться, но нет особого желания.

Не буду повторяться по поводу того, что нецелесообразно сейчас возвращать полномочия и создавать новое министерство. А.Е. Берсенев говорил об этом в статье, опубликованной в «Охоте», на которую ссылается автор, проигнорировавший все его аргументы. Скажу только, что серьезные пертурбации в системе государственной службы в отрасли происходили в 2008 году (передача полномочий субъектам) и в 2010 году (передача полномочий от одного министерства другому). Так вот есть показательная статистика – резкое увеличение в эти периоды браконьерства на фоне резкого падения численности охотничьих животных. Административная процедура передачи функций и полномочий парализует работу минимум на полгода. Этого автор тоже не понимает? Или ему наплевать?

Наконец, автор пытается поймать директора департамента на слове, а поскольку этого не получается, извращает факты так, чтобы оставалось впечатление, что он добился своего.

«Не Вы ли заявили на совещании в МПР 20 марта 2013 г., что позиция МПР противоположна позиции президента?» – вопрошает Виктор Гуров. Как можно прокомментировать этот бред? Нет, Берсенев А.Е. никогда не заявлял, что позиция МПР или департамента или его собственная противоположна позиции президента.

И снова возникает вопрос: автор намеренно лжет или чего-то не понимает? Во-первых, что касается позиции президента по вопросу возврата полномочий или создания нового министерства, то она не выработана. То что автор пытается внушить читателям, будто у президента есть позиция по этому вопросу, – очередная его фикция. Или заблуждение.

Так же, как и то, что К. Чуйченко оценил работу департамента Минприроды России как неудовлетворительную. Не было этого, не оценивал он ее так. Это та же ложь или досужий вымысел автора, додумавшего за Путина, Чуйченко и Берсенева то, что они и в мыслях не держали.

А по поводу того, что проверяло (точнее будет сказать, как бы проверяло) Контрольное управление, нужно учесть, что все это относилось ко времени смены министерств, ко времени самого начала работы закона в отсутствие подзаконных актов, в период полной неопределенности. И тогда оценка состояния деятельности субъектов Российской Федерации не могла быть какой-то иной, кроме как негативной.

Но время идет, и ситуация меняется. Многие субъектовые специальные уполномоченные органы получили неплохое финансирование из местных бюджетов, обзавелись техникой, вступили в силу нормативы, и отрасль в целом ряде регионов приноровилась к закону. Дело еще далеко от очень положительных оценок, не до конца все утряслось, но сегодня очевидно, что недостатки постепенно исправляются. Проблемы есть, но они решаемы в рабочем порядке. А любая новая реструктуризация – это удар под дых системе, находящейся в стадии становления.

Ну а на то, что автор рекомендует А.Е. Берсеневу «внимательно изучить Докладную помощника президента РФ – начальника Контрольного управления Президента РФ К. Чуйченко», в подготовке которой принимал непосредственное участие А.Е. Берсенев, то я мог бы то же самое посоветовать г-ну Гурову. Только было бы лучше, если бы он сделал это без самообмана или злонамеренного введения в заблуждение читателей газеты.

А в заключение хотелось бы сказать следующее. Любой редактор, корреспондент, научный сотрудник, общественник может договориться о встрече, прийти в департамент и задать вопросы, которые его беспокоят, может задать вопросы по эл. почте, на сайте МПР РФ. Для чего? Просто для того, чтобы разобраться в ситуации и не писать в СМИ полную ахинею, сдедуктированную по принципу «Трех П» – с пола, из пальца, с потолка.

ОТ РЕДАКЦИИ

Опубликовав статью Анатолия Можарова и сохранив при этом авторскую лексику, редакция, тем не менее, удалила на сайте последний абзац, как содержащий оскорбление в адрес читателей, журналистов и издателей СМИ. Более того, мы заявляем, что прекращаем сотрудничество с автором до принесения им официального извинения. Этот абзац приведен в газете (№27(987)). В газете ошибочно было указано, что данный абзац был удален.

А. Можаров 2 июля 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Юрий Александров офлайн
    #1  2 июля 2013 в 09:58

    Анатолий, Вы достаточно "бывалый" человек, и прекрасно понимаете, что такое всенародное обсуждение... Простая формальность..., конечное решение на 99% уже готово. Просьба ответить на вопрос, в подразделениях и структуре МПР воруют или там кристально честные люди и принимаемые решения лишь на всеобщее благо... А также, Берсенев использует "телефонное" право при решении конфликтных ситуаций в ведомствах подчиненных МПР?

    Ответить
  • 0
    Юрий Любимский офлайн
    #2  2 июля 2013 в 10:00

    Господин Можаров, не лукавте по поводу предложений, они были... Лично мое, которое я отправил на указанный Сергеем Матвейчуком электронный адрес, размещено на сайте РОСа и оно касается весенней охоты.
    Мы Вам не юристы, а простые охотники, что бы формулировать все строго юридическим языком.
    Охотники говорят о том, что их беспокоит и с чем они сталкиваются на местах и выражают свое несогласие с не которыми моментами в Правилах Охоты и Законе об Охоте.

    Ответить
  • -2
    Анатолий Можаров офлайн
    #3  2 июля 2013 в 10:56
    Юрий Александров
    Анатолий, Вы достаточно "бывалый" человек, и прекрасно понимаете, что такое всенародное обсуждение... Простая формальность..., конечное решение на 99% уже готово. Просьба ответить на вопрос, в подразделениях и структуре МПР воруют или там кристально честные люди и принимаемые решения лишь на всеобщее благо... А также, Берсенев использует "телефонное" право при решении конфликтных ситуаций в ведомствах подчиненных МПР?

    Юрий, думаю, что Вы имели в виду не весь МПР, о котором я имею такое же представление, как и Вы, а конкретно охотдепартамент. Дело в том, что МПР вообще не является распорядителем средств, деньги из бюджета поступают в Росприроднадзор, а оттуда в субъекты. В департаменты МПР деньги приходят на зарплату, содержание здания и прочее. Как ими распоряжаются те, кто имеет к ним отношение (бухгалтерия там, хозяйственные службы), я не имею понятия. может, и воруют. Но опять же вы не о тех деньгах, а других в МПР нет. Берет ли кто взятки? Наверное, берет - я же не следователь, чтобы об этом знать. Но, если и берут, то за разрешение на добычу каких-то ресурсов. А конкретно охотдепартамент никаких разрешений не выдает, его задача - выработка государственной политики в сфрере охотничьего хозяйства. Могут ли быть еще какие-то варианты - черт его знает, мне о них не известно.
    Департаменту никакие ведомства не подчинены. Все субъектовые органы в подчинении высших должностных лиц субъектов. Влиять на них департамент может только очень опосредованно и малоэффективно. Я публиковал здесь на сайте статью о совещании у замминистра Лебедева по поводу ситуации с фактическим отъемом угодий у Костромского ОООиР. так вот Лебедев и Берсенев однозначно заняли позицию охотобщества и даже какбы запугивали руководителя Костромского специального уполномоченного органа. Он с ними особо не спорил, но и решения своего менять не стал. Такое вот у них "телефонное право".

    Ответить
  • -4
    Анатолий Можаров офлайн
    #4  2 июля 2013 в 11:05
    Юрий Любимский
    Господин Можаров, не лукавте по поводу предложений, они были... Лично мое, которое я отправил на указанный Сергеем Матвейчуком электронный адрес, размещено на сайте РОСа и оно касается весенней охоты.
    Мы Вам не юристы, а простые охотники, что бы формулировать все строго юридическим языком.
    Охотники говорят о том, что их беспокоит и с чем они сталкиваются на местах и выражают свое несогласие с не которыми моментами в Правилах Охоты и Законе об Охоте.

    Согласен с тем, что есть разное понимание того, что имеется в виду под предложением. Вот Глеб Егоров, о котором упоминалось в статье, не юрист, живет, если не ошибаюсь, в Башкирии, и он находит возможность анализировать проекты, которые департамент стал ему просто высылать на е-почту. И он корректно вносит предложения, которые обязательно анализируются.

    Ответить
  • 3
    Борис Соколов офлайн
    #5  2 июля 2013 в 11:31

    "На сегодняшний день в России есть всего один человек из почти трех миллионов российских охотников, который участвует в обсуждении проектов и направляет предложения и замечания (он даже специально получил аккредитацию независимого эксперта в Минюсте РФ, что делать в общем-то было вовсе необязательно). "
    Анатолий! Поняв из некоторых Ваших коментариев, что мы, вероятно, земляки, а из дискуссий с Вами уловив вполне человеческую, не спрятанную за службными доспехами эмоциональность, "русскость" (сам в жизни порою грешу резкими формулировками), имею слабую надежду на то, что ведомство ваше не совсем ещё безнадёжно оторвалось от земли. Во всяком случае, само Ваше откомандирование
    сюда говорит о том, что в "верхах" ощущение некомфортности и опаски от общей неприязни нарастает, и это уже хорошо.
    Будучи юристом с тридцатилетним стажем, поработавшим и в прокуратуре, и в адвокатуре, и в реальном секторе экономики, хочу сказать, что у юристов, как у врачей - при всей обширности теоретической подготовки и всесторонности практики имеет место специализация. Окулисты не ставят пломбы, специалисты в области таможенного права "плавают" в вопросах пенсионного законодательства и т.д., и т.п. Даже профессиональному юристу, особенно работающему, а не отдыхающему на пенсии, нужно выкроить кучу времени и сил, чтобы вникнуть в специфическую не профильную область законодательства, а уж от не юристов ожидать и требовать чётких правовых формулировок на нашем "птичьем", малопонятном нормальному :) человеку языке... В этом, как мне кажется и проявляется деффективность нашего федерального чиновничества - спесь, оторванность от того, кому оно служит, слабая историческая память ( не буди лихо, пока оно тихо).
    Не для того ли федеральный аппарат имеет специалистов, чтобы добросовестно и профессионально доводить до ума то, о чём говорится, кричится, плачется народом ? Глубоко уважаемый мною Евгений Кавура на один из моих комментариев тут ответил, мол, какие аналитические записки, о чём вы ?! Аналитики - штучный товар и никто "там" серъёзным мониторингом и аналитикой ситуации заниматься не будет !
    А может, всё-таки заняться ? Не ждать от охотников шлифованных формулировок, а аккумулировать прочитанные и услышанные мысли, анализировать причины недовольства, корректировать свою упёртость в обычном рабочем режиме, а не собирать заведомо неэффективные мероприятия, говоря потом о том, что мы их проигнорировали ? Да, я с удовольствием бы приехал на КС, что тут из Нижнего-то, всего ничего, но работа... Да, посидел бы ночами, что-то "изобрёл бы" и , поверьте, в весьма достойном виде, но, ёлки-палки, а ваши-то юристы в творческом плане чем тогда заниматься будут ? Только анализом нашей писанины, чтобы отписаться потом, что "предложения не согласовывались в основных положениях с действующими в смежных отраслях законами, но они были внимательно рассмотрены и проанализированы" ?

    P.S. Я прекрасно осознаю сложность решения вопросов, в том числе финансовых, в правительственых структурах и в высшем эшелоне. Я не являюсь сторонником (пока) создания нового министерства. Я вообще противник резких реконстртукций и революций. Но считаю, что идеологию федерального чиновничества в области охоты, о чём уже так часто говорил, что стесняюсь повторяться, надо в корне менять. Именно в этом проблема и без её решения всё будет суета сует. Пока Ваше ведомство не пробило "наверху" стену непонимания ( если вообще само понимает !), что охотхозяйство страны - это социально-культурно-исторический фактор, а не нерентабельная нефтяная скважина, ни черта с места не сдвинется.

    Ответить
  • 4
    Игорь Суслов офлайн
    #6  2 июля 2013 в 12:08

    Анатолий! Вы не скажете сколько конкретно предложений граждан было внесено в правила охоты?

    Ответить
  • 4
    Николай Григорьев офлайн
    #7  2 июля 2013 в 12:36

    В целом согласен с Борисом Соколовым...
    Хочу только добавить, вот читаем, основная задача МПР - "выработка государственной политики в сфере охотничьего хозяйства". А нам, на местах, охотникам страны кажется, что политика то хреновая, и не на пользу она ведется ни для охотника, ни для зверушек, ни для государства. Одно то, что Закон об охоте рассматривался в стране более 15 лет , а когда увидел свет, все обалдели...спасибо сказать не кому. И дополнения созрели только через три года. А на местах принимаемые дополнительные законы, добавляют ещё порции маразма. И ни кого это не пробивает, приняли и ладно, посмотрим, как это будет действовать, потом исправим.
    Если МПР и Департамент такие беспомощные и не могут воздействовать на региональные органы, то напрашивается вопрос, зачем он тогда нужен? Он же пьет и ест на наши деньги!
    По самым скромным подсчетам охотничья отрасль в России может давать от 50 млрд рублей, а вы говорите денег нет, конечно нет...воруют
    Или читаем..."

    Ответить
  • -1
    Анатолий Можаров офлайн
    #8  2 июля 2013 в 14:40
    Игорь Суслов
    Анатолий! Вы не скажете сколько конкретно предложений граждан было внесено в правила охоты?

    Игорь, я попросту не знаю. Спросите об этом у Берсенева. Или предложите задать этот вопрос тому, кто из РОСа в четверг пойдет на КС в МПР.
    Берсенев сегодня подтвердил, что готов к КС в четверг в 11: 00. Анатолий Бонч-Бруевич обещал вчера переговорить с теми, кто пойдет.

    Ответить
  • -1
    Константин Краёв офлайн
    #9  2 июля 2013 в 15:19
    Николай Григорьев
    В целом согласен с Борисом Соколовым...
    Хочу только добавить, вот читаем, основная задача МПР - "выработка государственной политики в сфере охотничьего хозяйства". А нам, на местах, охотникам страны кажется, что политика то хреновая, и не на пользу она ведется ни для охотника, ни для зверушек, ни для государства. Одно то, что Закон об охоте рассматривался в стране более 15 лет , а когда увидел свет, все обалдели...спасибо сказать не кому. И дополнения созрели только через три года. А на местах принимаемые дополнительные законы, добавляют ещё порции маразма. И ни кого это не пробивает, приняли и ладно, посмотрим, как это будет действовать, потом исправим.
    Если МПР и Департамент такие беспомощные и не могут воздействовать на региональные органы, то напрашивается вопрос, зачем он тогда нужен? Он же пьет и ест на наши деньги!
    По самым скромным подсчетам охотничья отрасль в России может давать от 50 млрд рублей, а вы говорите денег нет, конечно нет...воруют
    Или читаем..."

    Николай я согласен и с тобой и Борисом но мне кажется все вопросы
    что туда присылают по ним законы не принимают и наши вопросы остаются на бумаге,а если и прочтут хорошо если одно слово возьмут
    и это ладно как ты сказал политика очень очень хреновая,а если
    закон примут а какой он и как работает подождите года три,а там увидим

    Ответить
  • -2
    Анатолий Можаров офлайн
    #10  2 июля 2013 в 16:32

    Обращение к руководству редакции «РОГ»
    Прошу считать это моим официальным заявлением.

    В заключение моей статьи «Заблуждение или ложь» в РОГ (№ 27, 2013 г.) была помещена ремарка:
    «ОТ РЕДАКЦИИ. Опубликовав статью Анатолия Можарова и сохранив при этом авторскую лексику, редакция, тем не менее, удалила (на сайте это действительно было сделано – прим. А.М.) последний абзац, как содержащий оскорбление в адрес читателей, журналистов и издателей СМИ. Более того, мы заявляем, что прекращаем сотрудничество с автором до принесения им официального извинения».
    Судя по тексту ремарки, оскорбление содержится вот в этом заключительном абзаце:
    «Разумеется, специализированные газеты и журналы могут печатать любую ахинею – на каждый роток не накинешь платок. Только спросите себя сами: вам какой результат важен? Участие в конструктивном строительстве института российской охоты здесь и сейчас или дешевый скандал ради привлечения внимания к своей персоне или своему изданию? Если последнее, то на месте руководства департамента я просто прекратил бы всякое общение с такими СМИ и дискуссии с такими авторами, и продолжал бы делать дело без оглядок на облаивающих караван шавок».
    Попробовал понять, в каких именно словах содержится «оскорбление в адрес читателей», и не понял. То есть, никакого оскорбления читателей в моем тексте попросту нет, и углядеть их, очевидно, между строк смогло только руководство редакции.
    Что касается авторов, то Виктор Гуров вполне может быть оскорблен в лучших чувствах тем, что я не знаю, как отнестись к его статье, «как к простой глупости или как к злонамеренной лжи». Если его статья является злонамеренной ложью, я не считаю нужным перед ним извиняться. Если все наоборот, то я приношу ему свои извинения за то, что предположил злонамеренную ложь.
    В отношении специализированных СМИ и их авторов хотел бы сказать следующее. Я никоим образом не оскорблял СМИ и авторов, которые готовы принять участие «в конструктивном строительстве института российской охоты здесь и сейчас». Те же средства массовой информации и авторы, которые идут на «дешевый скандал ради привлечения внимания к своей персоне или своему изданию», вызывают только чувство презрения и в моем понимании не заслуживают других сравнений, кроме как сравнения с шавками. Перед ними я извиняться ни за что не собираюсь.
    Правильно ли я понимаю, что руководство редакции «РОГ» относит свое издание к последней категории (сужу по требованию принести извинения за оскорбление)? Если это так, то извиняться я не собираюсь и сотрудничать с изданием, исповедующим подобные принципы, в дальнейшем не планирую.
    Если же я ошибаюсь, и редакция «РОГ» относит свое издание к тем, которые стремятся принять участие в конструктивном строительстве института российской охоты, то не вижу причин для требования от меня извинений.

    Ответить
Ещё 10 комментариев...
все

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑