Обратная сторона охоты

ОТ РЕДАКЦИИ: В «Российской охотничьей газете» и были опубликованы два материала: «Барские забавы на смоленской земле» (№ 8, 2013) и «Для кого писан закон об охоте?» (№ 9, 2013). В них шла речь о проблемах охотников Смоленщины и в частности о том, что в области из 4 млн 700 тыс. гектаров охотничьих угодий общего пользования осталось менее 3%. А это – явное нарушение Федерального Закона ФЗ-209 «Об охоте…». В ситуации, сложившейся в Демидовском районе, попытался разобраться смоленский журналист, автор двух февральских материалов в нашей газете.

Фото Александра Назарова

Фото Александра Назарова

ДВА МНЕНИЯ: КТО ЧИНИТ БЕСПРЕДЕЛ?


Из письма жителя Демидовского района, охотника с 40-летним стажем Михаила ТАРУСОВА:


– 7 марта этого года нам стало известно, что в охотхозяйстве ЗАО «Регион-Астра», которое является самым большим по площади в Демидовском районе (почти 50 тыс. га), производится отлов кабанов живоловушкой. На место выехала группа охотников района в составе двух инспекторов и трех представителей национального парка «Смоленское Поозерье». Живоловушка была устроена в дальнем углу незаконно построенного вольера для содержания кабанов, который функционирует уже шесть лет без всяких на то документов и разрешений. Но самое интересное, что и вольер с охотничьей базой, и подкормочные поля с вышками для стрельбы находятся на территории национального парка «Смоленское Поозерье», где всякая охота категорически запрещена.

Группа прибыла на место и стала продвигаться с внешней стороны вольера вдоль огороженной добротной рабицей части вольера. Присутствие кабанов в вольере было очевидным: вдоль забора внутри были протоптаны свежайшие тропы кабанов. К дальнему углу вольера был пристроен небольшой, огороженный рабицей загон с опадными воротами и воротами для перепускания зверей в вольер. Когда мы подошли к воротам, живоловушка была во взведенном состоянии, т.е. ворота были подняты и держались на сторожке, от которого тянулась нить из капронового шпагата к корыту с подкормкой. Все эти факты были зафиксированы протокольно.

Из разговора с бывшим охотоведом охотхозяйства ЗАО «Регион-Астра Александром КУБОВСКИМ:


– Первое и главное: взятые в аренду охотхозяйства (в том числе и «Регион-Астра») выдают путевки всем желающим местным и приезжим охотникам. Когда я работал охотоведом в этом хозяйстве, за зимний период охоты выдавалось по 70 (и более) путевок.Стоимость путевок была 1000 рублей – не такие уж и большие деньги, даже дешевле, чем в других хозяйствах. И люди покупали, понимая, что в хозяйство приходится много вкладывать: на разведение животных, на семена, на постройку вольеров. И проводились коллективные охоты на кабанов, лося и медведя, в которых участвовало по 25–30 человек. Но многие так называемые свободные охотники, а по сути браконьеры, не хотели идти на такую охоту. Из принципа? Уж и не знаю…


В каждом охотхозяйстве выдается лимит на отстрел в определенных местах. В «Регион-Астра», если есть 50 тысяч гектаров, то тысяч 15 точно отведено для лицензированных охотников. Но оказывается, этого кому-то мало, и надо бить зверя там, где нельзя, где запрещено. Более того, зачем-то нужно ночами громить откормочные площадки: взламывать бочки, резать мешки и рассыпать зерно, ломать аншлаги и знаки, снимать загонные сетки… А ведь это труд людей.

До того как я пришел охотоведом в «Регион-Астра», на 10 тысяч гектаров моего обхода – территории бывших умерших совхозов – был один кабан, да и тот хромой. За первые три года распахали земли, закупили семена, засеяли поля, построили площадки, заложили солонцы. Кабана стало более 100 голов. Тут и началось варварство – другого слова не подберу, – браконьеры убили молодую лосиху Машку. Мы ее когда-то выпестовали, вырастили, она стала ручной и доверчиво шла к людям. И вот у кого-то поднялась рука...

Больше того, три года назад сгорели дома охотоведов Олега Тычинина и Ивана Михайловича Осипенкова. Причем сгорели с разницей в три дня. Они разные люди, разные специалисты, и отношения у них с охотниками складывались по-разному, но сам факт говорит о многом. И прежде всего о том, что нездоровая, даже криминальная ситуация в охотничьих делах района как была, так и остается. И кому-то очень хочется перенести эту ситуацию в хозяйство «Регион-Астра». Я по большому счету и ушел из охотоведов в завхозы, потому что не хочу воевать ни с кем. Страшновато иногда бывает…

ЛЕСНОЙ КВАРТАЛ РАЗДОРА


Из разговора с одним из учредителей ЗАО «Регион-Астра» Юрием ВЕКШИНЫМ:

– Юрий Дмитриевич, судебное разбирательство между вашим охотничьим хозяйством и Национальным парком «Смоленское Поозерье» и на районном, и на областном уровне закончилось не в вашу пользу…

– К сожалению… Считаю решение суда нелогичным и несправедливым. При создании охотхозяйства однозначно учитывались границы прилегающих территорий. С администрацией района, управлением сельского хозяйства, с руководством Национального парка все было согласовано. В области тоже все вопросы были решены. Границы между парком и хозяйством четко обозначили, отбили, причем сделали это с инспекторами Национального парка при участии директора А.С. Кочергина. Лицензию на охотпользование мы получили в 2006 году, в то время зверя, в частности кабана, на центральном кордоне не было вообще. Сделали вольеры, закупили 50 голов кабана в Починковском районе. Задача была одна – передержать, адаптировать, получить дополнительное поголовье. Тогда же начали культивировать и засевать поля, приобрели семена, технику, воду из речки подкачивали…

Через год в лес мы выпустили стадо примерно в полторы сотни голов. И вольеры, и так называемые звероловушки были сделаны только для того, чтобы увеличить поголовье. Но не стрелять! Не охотиться и не заготавливать мясо.

– Тогда в хозяйстве появились и люди – штатные работники?
– Да. Пять-шесть человек стали работать в хозяйстве. Четыре трактора, культиваторы, сеялки… Работа пошла. Стройка. Вложения большие были сделаны.

– А что с приобретением земли? Вопрос-то сложный, щепетильный…

– Конечно. Юридически узаконить землю тоже было непросто. Долго решали со всеми учредителями: взять в долгосрочную аренду или выкупить по сути ничейную землю? Мы провели межевание земли, нашли пайщиков бывшего совхоза и приобрели в собственность землю. На это ушло два (!) года. Сумасшедшая работа была сделана. И законодательно мы все привели в полный порядок к 2011 году. Причем эта работа велась не подпольно, а открыто для всех. Директор Национального парка Александр Семенович Кочергин прекрасно все это знал, даже в чем-то помогал.

– И что же изначально стало камнем преткновения между Национальным парком и охотхозяйством «Регион-Астра»?
– В ноябре 2011 года, когда мы должны были оформить участок под оборудованные вольеры, нам говорят: не выйдет, незаконно, это земля Национального парка. Оказывается, произошла техническая ошибка. Но как? И почему вдруг она возникла? На поверку вышло, что эту техническую ошибку нашли и даже инициировали руководители Национального парка. И она стала предметом судебного разбирательства.

Но… Почему вдруг квартал № 40, который никогда не передавался парку, стал вдруг кварталом № 51? Как за границей парка каким-то анклавом вдруг появилась территория Национального парка? Ответ один: техническая ошибка. Это признал и директор парка А.С. Кочергин, и суд, но судебное решение было принято в их пользу. Ошибку признали, но дальше пошли ссылки на какие-то документы, которые мы никогда не видели. В этих документах нет никаких границ парка, только абстрактные цифры в десятки тысяч гектаров. И получается, что территорией Национального парка можно задним числом объявить любой участок земли в прилегающих районах.

– И что дальше? Вы будете исполнять судебное решение?
...

 Мнение директора Национального парка «Смоленское Поозерье» Александра КОЧЕРГИНА:


– Для Национального парка этот участок – головная боль. Он (участок) труднодоступен, охранять его – проблема. Если «Регион-Астра» в судебном порядке и дальше будет оспаривать свое право на эту территорию, то уверен: у них ничего не выйдет даже в арбитражном порядке, даже если они очень захотят. Никакая организация не сможет оспорить решение Правительства Российской Федерации...

Я бы с удовольствием вывел эту территорию из состава Национального парка, тем более что для нас он не представляет никакой ценности… Но я не могу это сделать при всем моем большом желании. Это не моя прерогатива. А теперь, когда есть решение суда, я как главный государственный инспектор обязан эту территорию охранять. И никакой охоты там быть уже не может. И во всем Национальном парке ее не будет…

ОТ АВТОРА

Апрельское заседание областного суда вынесло решение по спорной территории в пользу Национального парка «Смоленское Поозерье». Казалось бы, законность восторжествовала. Но… Всегда ли решения судов соответствуют здравому смыслу? Ну исполнит решение суда руководство ЗАО «Регион-Астра» – отдаст 50 гектаров обустроенного охотхозяйства нацпарку. А где гарантии, что на этой территории будет порядок, что там будут засеваться поля, размножаться животные и этих животных будут охранять? К сожалению, таких гарантий нет. И их не может дать ни директор Национального парка Александр Кочергин, ни областной департамент, ни вышестоящие организации, ведомства, министерства.
 

Виталий Сергеенков, кор. "МК в Смоленске" 20 июня 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑