Узнать по росчерку пера

Год за годом изучая следы пребывания разных животных в дикой природе, все время открываешь для себя разные тайны их жизни. Но пусть это даже и известно науке и не единожды описывалось в литературе, ощущения от сделанных собственных открытий непередаваемы! И это ведет к еще большему стремлению узнавать новое. Так однажды произошло у меня с тетеревом.

«Косач кормится на березе». 30 июля 1994 года.

«Косач кормится на березе». 30 июля 1994 года.

Как-то пасмурным ноябрьским днем охотясь близ затопленных торфяных карьеров, я поднял на рассвете стаю тетеревов. Моросил дождик. Птицы поднялись из отсыревшего разнотравья луга. На месте их посиделок я отыскал в траве несколько птичьих лоточков.

 

Многие были заполнены экскрементами, но, главное, в стороне некоторых из них я обнаружил выделения слепой кишки. От таких масс (результат долгого переваривания грубой пищи) тетеревиные птицы избавляются под утро, т.е. еще во время ночевки. Тогда, стало быть, найденные мной лоточки в траве не что иное, как тетеревиные спаленки?!

Долго я ломал голову над этим вопросом. Дальнейшие находки таких открытых лунок на лугах поздней осенью все больше поддерживали мои предположения. Раньше я считал, что птицы в это время ночуют на деревьях, либо в неглубоком снегу.

Однажды, по предзимью, когда снег только-только лег тонким слоем, я нашел на кочковатом лугу посадку одиночного тетерева. Мелкий снежок помог разобраться во всем. Тетерев прилетел со стороны этого обширного луга и сел всего в двух метрах от леса. После пятиметрового перехода вдоль линии леса он лег вплотную к кочке.

Примятая трава, придающая убежищу ярко выраженную форму, плюс кучка помета на дне указывают на разовую, но долговременную лежку. Сомнений нет, тетерева, как в одиночку, так и стаей, осенью и в предзимье устраиваются ночевать, ложась в увядшую траву заболоченных и суходольных лугов и прочих открытых пространств. Вышесказанное убеждает в том, что изучение следов жизнедеятельности животных может поведать о некоторых сторонах их жизни лучше, чем визуальные наблюдения.

 

Отпечаток левой лапы самца тетерева на мелком снегу. Справа — схематичные следы на коротком ходу.

Тетерев, как и другие тетеревиные, консервативен в своих следах. Его жизненный режим, формы поведения достаточно стабильны, и часто можно предугадать, какие следы своего пребывания в дикой природе он оставит в тот или иной сезон года.

Подснежные убежища тетеревиных — их классические зимние следы. Устраиваясь на ночлег, тетерева либо ныряют в снег с ближайших деревьев, либо постепенно зарываются в его толщу. Оригинальный пример закапывания двух петухов посчастливилось мне увидеть однажды в начале марта. На исходе дня, пробираясь на лыжах по огромным сугробам между заболоченным черноольшанником и тростниковой крепью, я поднял из-под снега четырех тетеревов (все были самцы), зарывшихся совсем недавно, после вечерней кормежки.

Вылетая один за другим, шумно хлопая крыльями, тетерева скоро пропали за деревьями, открыв мне для осмотра свои камеры. По сравнению с двумя «классическими» камерами, две другие имели интересную организацию. Приземлившись на снег в тростниковом болоте, тетерева совершили многометровые переходы, и каждый, дойдя до «своего» морщинистого ствола черной ольхи, прижимаясь к нему вплотную, сделал круговой виток примерно в пол-окружности дерева и тотчас же, не отрываясь от ствола, углублялся в снег.

Любопытно, что такая идея пришла в голову сразу двум тетеревам. Чем вызвана подобная синхронизация их действий и мышления? Непонятно…

 

Перышки тетерки, потерянные при «купании» в пыли порхалища.

Тетерева укрываются под снегом не только, чтобы спастись от холодов, но, возможно, и чтобы отыскивать пищу. На одно такое, видимо «кормовое поле», я наткнулся на окраине затоп­ленных торфяников. Участок болотца площадью 100х50 м, густо покрытый сорняками, был сплошь изрешечен тетеревиными набродами и тоннелями. Было видно, что тетерева, совсем как серые куропатки, буравили своими телами снежную толщу, скорее всего, выискивая семена определенных сорных трав.

Отпечаток лапы тетерева характерен для всех куриных. Его размеры примерно 8х7 см. Лапы самки меньше. Зимний помет тетерева общеизвестен, он формируется со второй половины осени, когда птицы переходят на питание березовыми почками и сережками. Это довольно толстые «червячки» желтоватого цвета длиной до 3-х и толщиной 1 см, в 2–3 раза крупнее помета рябчика.

Тетерева предпочитают для ночлега открытые места: заснеженные тростниковые плавни, низинные и верховые болота, заболоченные окраины торфяников, луга, окраины полей и т.д. Даже в густом лесу это всегда старые лесные дороги, окраины вырубок и лесных полян.

Летний помет тетерева отличается от сухого зимнего. Он более насыщен сочными летними кормами и скорее напоминает помет домашних кур. Например, питаясь черникой, тетерев оставляет черно-синий помет, брусникой — красно-коричневый. Обычны для лета так называемые порхалища — пылевые ванночки где-нибудь на солнечной опушке леса, в которых барахтаются тетерева, очищаясь.

 

Отпечаток на снегу посадки и взлета самца тетерева. Размах крыльев — 72 см. Ниже — следы передвижения косача по открытому участку.

Но один раз в году экскременты тетерева вкупе с другими его следами будут являться для охотника одним из руководящих факторов в его решениях и, как следствие, станут залогом успешной охоты на эту птицу. Речь пойдет о следах с мест токов. Именно эти следы ставят окончательную точку не только в поиске тетеревиного тока, но и самой удачной постановке шалаша. А учитывая дистанцию стрельбы из «гладкостволки» всего в 30–50 м, на это следует обратить внимание.

Середина апреля — разгар брачных ритуалов у этих стайных птиц. Как известно, токуя на одном и том же участке и устраивая изо дня в день жестокие побоища с конкурентами, косачи теряют много пера и орошают токовище обильным пометом.

Весенние токовые экскременты тетеревов отличаются от зимних. «Червячки» темные, черноватые, нередко заострены с одного конца. Впрочем, на токовых площадках встречается и их зимний, желтоватый, помет, поскольку, наряду с весенними кормами (соцветия ивы), береза еще играет немаловажную роль в тетеревином питании. Что касается выбитых перьев, то их количество указывает на численность тока и его активность.

 

Место посадки тетерева в снег, в тростниковую крепь и дальнейший его переход. Виден огибающий ствол дерева постепенный заход косача в снег.

Косачиные перья не спутаешь ни с какими другими: они либо черные, с металлическим синим отливом, либо чисто-белые — из подхвостий, которые тетерева демонстрируют на току. Равномерность россыпи экскрементов и перьев на токовище примерно одинакова по всей его площади. По краям токового участка загаженность его выделениями и перьями заметно редеет. Это и есть приблизительные границы тока. Я, например, шалаш ставлю ближе к краю всей этой боевой арены, но не выхожу за ее пределы.

Осматривая в 2004 году поле, где когда-то давно собирались косачи, мы с другом решили прочесать его вдоль и поперек. В результате на одном ничем не выдающемся крохотном участке нашли всего несколько свежих (токовых) экскрементов. Их было так мало, что, казалось, ни о каком токе здесь не могло быть и речи. Все же мы рискнули и установили шалаш на этом месте.

Наутро следующего дня мы были приятно удивлены тем, что к нашему шатру слетелись три самца. Поразительно уже то, наш высотный объект ничуть не испугал даже эту малочисленную компанию. Это был самый маленький тетеревиный ток, на которых мне приходилось охотиться, — всего из трех птиц. Но наше рисковое решение воздвигнуть шалаш как раз на этом месте было абсолютно оправданно.

Это, действительно, исключительный случай, хотя я считаю, что нам самым удивительным образом повезло. Мы взяли только одного тетерева, сохранив остальных. На следующее утро они вяло токовали уже далеко отсюда. Разумеется, это не лучший из токов, на которых мне довелось присутствовать.

 

«Исаковский ток». Рисунок был сделан автором в память о незабываемом зрелище 27 апреля 2008 года.

 

«Зимний» помет тетерева из древесных отходов (почки, сережки березы).

Другой, сильный, а главное, стабильный ток расположен, хотя и в глубинке, но совсем рядом с небольшой полузаброшенной деревушкой, добраться до которой весной из-за наших дорог становится главной проблемой. Благодаря такой относительной изоляции, ток этот является одним из крупнейших в нашем районе. В лучшие времена я насчитывал здесь почти до двадцати токующих самцов, часть из которых слеталась сюда с мелких разрозненных токов, раскиданных невдалеке.

Из-за близости деревни по утрам здесь тетеревиное пение дополняется кукареканьем петухов; так что не только дикие петухи, но и их одомашненные сородичи заявляют о своей территории. Этот ток мы с напарником нашли не так давно. И наградой за все приложенные нами усилия, связанные с его поиском и подготовкой к охоте, был первый добытый здесь трофей — прекрасный тетерев, посеребренный инеем, которым роскошно осыпал черное птичье перо апрельский заморозок.

 

Алексей Субботин 29 апреля 2013 в 07:01






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Valery Fermer офлайн
    #1  29 апреля 2013 в 08:13

    Ну вот, коментарий излишний, как бутто у себя побывал! Основное наглядное пособие...Молодец 5+! С утками ,Фокина С.Ф., сровнить не могу,извините.

    Ответить
  • -2
    Александр Кузнецов офлайн
    #2  1 мая 2013 в 21:03

    Спасибо за информацию, очень интересно и познавательно.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑