Рабочая встреча в МПР

Я хочу рассказать об одном, можно сказать, рядовом совещании в МПР РФ, имевшем место совсем недавно – 19 февраля, и ставшим в цепи взаимосвязанных событий их кульминацией. Скорее всего, ни все эти события, ни тем более вызванное ими совещание, каких в разных министерствах и ведомствах случается по несколько на дню, не остались бы замеченными охотничьей общественностью. Как остаются незаметными для граждан, например, факты предотвращенных террористических актов. Но на это совещание пригласили журналиста...

фото автора

фото автора

Итак, 19 февраля в 10:00 в кабинете заместителя министра МПР РФ собрались шесть человек – хозяин кабинета Владимир Лебедев, руководитель Охотничьего департамента МПР Антон Берсенев, директор департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Костромской области Александр Смирнов, президент ассоциации «Росохотрыболовсоюз» Эдуард Бендерский, председатель Костромского ОООиР Лариса Глущенко и Татьяна Арамилева – первый заместитель президента упомянутой ассоциации.

Без долгих предисловий Владимир Альбертович предоставил слово Бендерскому, и Эдуард Витальевич обрисовал в нескольких фразах ситуацию, сложившуюся в Костромской области с заключением охотхозяйственных соглашений…

19 февраля. 10:02

Эдуард Бендерский: В соответствии с действующим распоряжением губернатора Костромской области и договором с областной администрацией Костромское ОООиР имеет долгосрочные лицензии на ведение охотхозяйственной деятельности до 2016 г на двадцати двух участках.

В соответствии с федеральным законом «Об охоте…», общество подало заявку (и уже не одну) на заключение охотхозяйственного соглашения не на всю территорию, а, в силу своих финансовых возможностей, пока на два участка. Специальный уполномоченный орган, по нашим представлениям, обязан эти соглашения заключить. Но на сегодняшний день он этого не сделал.

По этому поводу мы обратились в Росприроднадзор и получили однозначный ответ: специальный уполномоченный орган нарушает закон. Мы обратились также в Генпрокуратуру, в Администрацию Президента. Тем временем костромской департамент решил провести проверку деятельности КОООиР, которая также, на наш взгляд, проводится с признаками нарушения федерального законодательства. Мы сделали соответствующие обращения в компетентные инстанции, которые могут ответить, имеются ли в действиях департамента нарушения.

Сегодня в прессе, прежде всего Костромской, начата кампания по дискредитации председателя общества, выходят статьи с такими прогнозами: граждане охотники, ждите передела охотугодий, который не за горами. Другими словами, всячески нагнетается ситуация, которая может иметь нежелательные социальные последствия.

 

фото автора

В целом, наша позиция такова: Костромское ОООиР имеет законное право заключить охотхозяйственное соглашение на ту часть арендуемых обществом участков, на какую у него есть финансовые возможности, а администрация области в лице специального уполномоченного органа незаконно противодействует этому.

Прежде, чем представить вниманию читателей ответное слово Александра Смирнова, позволю себе сделать некоторое отступление.

Пройдет лет десять, и по аналогии с «лихими девяностыми» двухтысячные в охотничьем хозяйстве страны тоже назовут лихими. Может быть, не тем же самым словом, но суть от этого не изменится. Именно с начала двухтысячных стал совершенно очевидным процесс изъятия охотничьих угодий у одних пользователей (как правило, общественных) в пользу других (как правило, частных), который кто-то намеками, кто-то вполголоса, а кто-то и вовсе без обиняков называл переделом собственности.

Передел этот носил разный характер. Где-то угодья изымались по закону, где-то администрации регионов и специальные уполномоченные органы интерпретировали закон так, чтобы шлепнуть государственную печать хоть на какой-то фиговый листок, который позволил бы (пусть формально) прикрыть вызывающую срамоту откровенно рейдерского захвата.

Я вовсе не хочу сказать, что в обществах работали и работают ангелы, которые несут людям добро, а в специально уполномоченных органах – слуги дьявола, от которых только и жди проявлений зла. Нередко приходится убеждаться в том, что все это бывает с точностью до наоборот. И мое отношение, и отношение очень многих охотников России к охотобществам, менталитет руководства которых сложился еще при советской власти, отнюдь не однозначны.

Но было бы неправильно не замечать и того, что даже не самые лучшие из охотобществ решают целый ряд социальных проблем, и многие охотники не стремятся экономить на немалых взносах в РООиРы даже теперь, обзаведясь бесплатным ОБЕФО.

Впрочем, разговор не о билетах и взносах. Просто хорошие и плохие руководители государственных или общественных организаций – это дело из разряда нравственно-этических категорий, а изъятие угодий у сотен и тысяч охотников, издавна считавших эти земли своими, – это уже категория социально-политическая.

Вот, скажем, Костромское областное общество охотников и рыболовов – самый крупный охотопользователь в регионе, в его ведении 22 участка – более 2 миллионов гектаров лесных угодий, рек и озер – закрепленных долгосрочным соглашением с администрацией области.

До обязательного получения ОБЕФО в обществе состояло примерно 7000 человек. После введения билета единого федерального образца количество членов общества… осталось таким же. Казалось бы, штормы и бури, потрясающие охотничью общественность, никак не отразились на ситуации в глубинке (извиняюсь за каламбур). И вдруг новостные ленты информационных агентств запестрели специфическими сообщениями с родины Ивана Сусанина:

«Деятельность Костромского областного общества охотников и рыболовов должна быть проверена самым тщательным образом. С таким требованием к Департаменту природных ресурсов обратился губернатор Сергей Ситников на совещании в администрации области. К этой работе подключились правоохранительные органы, прокуратура и органы юстиции»…

«В Костромской области разработан проект схемы размещения, использования и охраны охотничьих угодий на территории региона. По мнению специалистов, новая схема позволит более рачительно использовать природные ресурсы региона»…

Будь это все где-нибудь в штате Монтана или земле Баден-Вюртемберг, никто бы и не усомнился в том, что охотобщество пора проверять, а схему угодий разрабатывать и внедрять. Но у нас только тот, кто все еще верит в Деда Мороза, способен воспринимать такую информацию буквально. Большинство же народа привыкло читать между строк, где белым по белому написано: кто-то решил захапать угодья областного общества и теперь готовит под это дело общественное мнение.

Тем не менее, послушаем директора департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Костромской области

19 февраля. 10:10

Александр Смирнов: Действительно, Костромское ОООиР обратилось 29 ноября 2012 года в специальный уполномоченный орган по поводу заключения охотхозяйственных соглашений на два участка.

Департаментом был направлен в общество запрос по поводу дальнейшей судьбы оставшихся двадцати участков, которая нас, естественно, беспокоит. Отказа на заключение соглашений наш департамент еще никакого не давал. Напомню, что, в соответствии с четвертым пунктом статьи 71 закона «Об охоте…», мы обязаны заключить соглашение в течение трех месяцев с даты обращения, если не будет серьезных причин этого не делать.

Я хочу также напомнить пункт третий статьи 71, который говорит о том, что те, у кого есть долгосрочная лицензия на пользование животным миром, вправе заключить охотхозяйственные соглашения в отношении охотничьих угодий, указанных в договорах. А в договоре с КОООиР указаны 22 участка площадью два миллиона гектаров. Мы считаем, что общество должно заключать соглашение на всю арендуемую им территорию.

 

фото автора

В этой связи хочу отметить, что в Дальневосточном округе сложилась следующая судебная практика: охотпользователь не может самостоятельно менять границы угодий, которые были предоставлены ему в долгосрочную аренду, и обязан заключать соглашение либо на всю территорию, либо теряет право на внеконкурсное заключение соглашения, определяемое законом.

Поэтому наша позиция и позиция администрации области такова: границы охотугодий менять не будем, и заключаться охотхозяйственное соглашение должно на всю территорию, которая предусмотрена договором, то есть на два миллиона гектаров.

Владимир Лебедев: А долгосрочный договор заключен один на всю площадь?
Александр Смирнов: Да.
Лариса Глущенко: Но у нас на каждый из двадцати двух участков своя лицензия...

Позволю себе еще одно отступление. Читателю может показаться, что весь сыр-бор, то есть причина столкновения интересов кроется в неких особенностях интерпретации буквы закона, и каждая из сторон принципиально отстаивает свою точку зрения. На самом деле весь этот разговор был для кабинета, а в кулуарах речи моментально освободились от официозного прикида.

Вся проблема в том, что одним из основных источников доходов Костромского ОООиР является плата за путевки на пару участков, расположенных на побережье северо-западного окончания Горьковского водохранилища, так называемого Костромского залива.

Для любого охотпользователя – это лакомый кусок, поскольку там есть сформированная инфраструктура, находятся эти угодья недалеко от города (а значительная часть охотников проживает в Костроме). Кроме того, и это, пожалуй, главное, при фактическом отсутствии расходов на биотехнию доход от охоты на водоплавающую дичь во многом компенсирует затраты на воспроизводство и охрану тех же копытных. Вот эти два участка общество и хотело бы закрепить за собой охотхозяйственным соглашением.

Нужно сказать, что на противоположной стороне водохранилища – в Ярославской области – в рамках еще старого законодательства угодья перешли в руки частников. Ничем плохим для охотников это не обернулось – те, кто там охотился на водоплавающих прежде, охотятся и теперь по вполне разумным ценам.

Не стало катастрофой это обстоятельство и для Ярославского общества, поскольку в его угодьях предостаточно копытных, с которых оно, как говорится, и кормится. А вот с костромичами дело обстоит иначе. Для них потеря берега водохранилища наверняка станет не просто лимитирующим фактором, а скорее всего подорвет экономическую основу общества.

А средств на то, чтобы заключить охотхозяйственное соглашение на все 22 участка у КОООиР нет, и это прекрасно известно и специальному уполномоченному органу, и администрации области.

Кто именно и по каким причинам хочет развалить Костромское ОООиР? Или дело вовсе не в ОООиР, до которого областным чиновникам нет никакого дела, а в том, что кто-то захотел перенаправить доходы от охоты на крякв и чирков в частные карманы? Можно, конечно, гадать по этому поводу сколько угодно. Но несомненно одно – за всем этим стоят вполне конкретные меркантильные интересы, а вовсе не угол зрения, под которым смотрит на закон тот или иной его толкователь.

19 февраля 10:18

Антон Берсенев: Александр Павлович, хочу сказать, что никакого противоречия со статьей 71 федерального закона «Об охоте…» нет в том, что соглашение будет заключено на какой-то один или несколько участков. В этой статье сказано: «…вправе заключить охотхозяйственные соглашения в отношении охотничьих угодий, указанных в договорах о предоставлении в пользование территорий или акваторий».

Но там не сказано «…в отношении ВСЕХ охотничьих угодий, указанных в договорах…».

Вы ссылаетесь на практику Дальневосточного арбитражного суда, но это вовсе не общероссийская практика, а частный случай в конкретном субъекте РФ. Что же касается общероссийской практики, то специальные уполномоченные органы большинства российских субъектов заключают соглашения на отдельные участки, а не на всю площадь угодий, поскольку многим обществам просто трудно или даже невозможно это сделать по финансовым соображениям.

И такая практика существенно перевешивает то решение, которое было принято Дальневосточным арбитражем. И ни один еще суд не опротестовал подписанных соглашений на определенные участки в разных субъектах.

Нужно иметь в виду и такое обстоятельство: суд рассматривает дело по существу, а не по сложившейся практике.

 

фото автора

Что касается позиции нашего департамента по данной проблеме, то она такова: нет никаких законных препятствий к тому, чтобы заключить охотхозяйственное соглашение как на все угодья, так и на отдельные участки.

И нам представляется неправильным то, что костромские власти вдруг затребовали от общества информацию о зарплате сотрудников, стоимости путевок и так далее. Вот это все уж точно никакого отношения к подписанию соглашения не имеет.

Если у Вас есть конкретные претензии к обществу, откажите ему в подписании соглашения, и тогда они пойдут в суд, и судья будет решать, кто прав, кто виноват. Те причины, которые Вы озвучили, не подкрепляются действующим законодательством. Это просто правила игры, которые Ваше ведомство вдруг решило установить в своем регионе.

И даже, если имеют место неточности в договоре долгосрочной аренды 2001 года, не они являются препятствием для подписания соглашения. Для этого не нужно ничего, кроме доброй воли с Вашей стороны. Если доброй воли нет, то так и скажите. Тогда не нужно тянуть, откажите в подписании соглашения, и общество пойдет решать этот вопрос через арбитраж.

И снова лирическое отступление. Очень короткое. Мне приходилось бывать на совещаниях у министров и их заместителей, которые специально проводились в присутствии журналистов, представителей общественности. И я не упомню случая, чтобы совещание не проходило, как расписанное по нотам, позиции не были обтекаемыми, а высказывания категоричными. Да и продолжались они, как правило, бесконечно долго. Или только так казалось…

19 февраля 10:26

Владимир Лебедев: Можно по-разному относиться к деятельности общественных организаций. Меня, как человека с «территории», не всегда устраивало положение дел в обществах, в том числе и в плане ведения охотхозяйственной деятельности.

Но есть одно «но» – как бы мы ни относились к конкретным обществам и их руководству, нельзя закрывать глаза на то, что они плохо ли, хорошо ли, но решают многие и многие социальные задачи, которые просто больше некому решать на сегодняшний день. Сегодня как никогда ясно, что ни одно частное охотничье хозяйство, в пользу которого можно было бы передать самые удобные для горожан угодья, не заинтересовано в решении социальных проблем.

И в этой связи я хочу сказать вам о том, что мы с Антоном Евгеньевичем будем делать в ближайшее время – вплотную заниматься повышением статуса общественных российских охотничьих организаций.

Мы подходим к тому, что необходимо прописать в законе норму, обеспечивающую высокий процент – не менее 30-50% – закрепленных за крупными общественными объединениями охотников угодий в каждом регионе нашей страны. Есть много охотников, которым сегодня негде охотиться – в одних угодьях дорого, в другие просто не пускают.

Мы будем придерживаться того, чтобы предоставлять существенные льготы как при подписании соглашений, так и в других аспектах тем охотпользователям, кто готов будет предоставлять возможность для охоты малообеспеченным охотникам. И, по нашим представлениям, этими охотпользователями будут, прежде всего, общественные охотничьи организации.

Что касается обсуждаемой нами сегодня ситуации, то мы на сто процентов поддерживаем позицию общественной организации. Если дело дойдет до судебного разбирательства, то администрация области может не сомневаться в том, что мы примем сторону КОООиР. Мы, конечно, понимаем, что полномочия ваши, что вам там виднее на месте, как лучше решать тактические задачи, но есть государственная политика, которая перекрывает местечковые «нравится-не нравится».

Александр Смирнов: Наш губернатор однозначно высказался по поводу того, что общественные организации охотников и рыболовов были, есть и должны оставаться в структуре охотничьих взаимоотношений, и мы не ставим перед собой задачу разогнать областное общество. Мы действуем не из каких-то личностных побуждений, а исключительно в рамках закона. Мы Вас услышали и будем думать, будем решать проблему в свете того, что сказано Вами и Антоном Евгеньевичем.

Владимир Лебедев: Чтобы не возникало иллюзий, я добавлю, что высказанная мной точка зрения на роль общественных организаций в нашей стране звучит не только в стенах этого кабинета. О том же вы можете услышать сегодня и в Администрации Президента, и в Правительстве РФ. Росрыболовство уже наступило на грабли, за ним этот «подвиг» повторила Ивановская область. Может быть, хватит!?

Антон Берсенев: И Вы поймите, мы не хотим заставить Вас делать то, что нам вдруг почему-то захотелось. Охотпользователь тоже должен понимать, что наша поддержка налагает на него определенную ответственность, и выполнять свои обязательства по охотхозяйственному соглашению ему придется неукоснительно.

 

фото автора

Если этого не произойдет, извините, мы останемся на стороне закона и здравого смысла, мы поддержим проверку деятельности общества. Но сегодня, на стадии заключения охотхозяйственного соглашения, говорить о том, сделало ли это юридическое лицо что-то полезное для природы или только пользуется ресурсом, просто несерьезно.

Тем более, что конфликт интересов сошелся клином на двух участках. Да и вся арендуемая костромским обществом площадь составляет не более 30% охотугодий области, где на остальных семидесяти мы пока не видим более эффективного охотпользователя.

Владимир Лебедев: И еще хочу сказать, что в подобных столкновениях интересов не последнюю роль играют личностные наносы. Люди не могут найти общий язык. Вот мы общаемся с Эдуардом Витальевичем, и я не помню случая, чтобы не нашли взаимоприемлемого решения.

Могу привести в пример субъекты, где представители специального уполномоченного органа садились за стол переговоров с обществом и без выбросов адреналина в кровь договаривались о том, сколько кому нужно, и общества осознанно отказывались от 400-600 тысяч гектаров. Вот буквально на прошлой неделе в этом кабинете проходило почти такое же совещание. В одном регионе не хватало площадей, чтобы обеспечить 20% угодий общего пользования. Мы все обсудили, и общество отказалось от части своих территорий, которых недоставало до закрытия установленной законом цифры. И проблема была снята.

Сядьте, поговорите, и я уверен, что вам удастся договориться. Если, разумеется, не идти тупо на принципы и не вести дело к всероссийскому скандалу, который заканчивается обычно тем, что «ребенка выплескивают вместе с водой». У меня большая личная просьба решить проблему миром.

Александр Смирнов: Я думаю, что мы найдем консенсус с обществом.

Ну, и последнее отступление: вот, собственно, и все, что я хотел рассказать о совещании, на котором мне довелось присутствовать. Дело, разумеется, не в том, что описал его я. То же самое мог сделать любой журналист. И мне кажется, что время от времени это нужно делать, чтобы большинство из тех читателей, кто хотел бы знать побольше о том, чем и как занимается Охотничий департамент Минприроды России, могло взглянуть на работу этой структуры изнутри, а не судить о ней только по общеизвестным результатам. Кстати, во время написания этой статьи результат остается пока неизвестным.

19 февраля 10:54

Владимир Лебедев: У Вас осталось дней десять, в течение которых Вы обязаны будете дать официальный ответ на запрос охотобщества по поводу подписания соглашения. Всем, я надеюсь, ясна наша позиция. Если конфликт интересов не удастся разрешить в Костроме, мы ждем вас всех опять здесь.

Если за это время у департамента возникнут какие-то предложения или вопросы к охотобществу, а оно их категорически отвергнет, обращайтесь. Мы готовы выступить посредником в переговорах с Росохотрыболовсоюзом. Мы умеем уговаривать.

Анатолий Можаров, фото автора 25 февраля 2013 в 16:33






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 8
    Николай Григорьев офлайн
    #1  25 февраля 2013 в 18:55

    Опять рубь пять...Почему какая то кучка, вроде как умных людей собирается и решает вопросы, которых и быть то не должно. Решать и править должен ЗАКОН и только он. А здесь похоже как договаривающиеся стороны в течение час пришли к конценсусу, который не могли до этого годы разрешить...и можно быть уверенным и после этого (после этой встречи) ещё несколько лет будут разруливать. Но работа показана...а на деле продолжается дележка охотничьих территорий, ни чего не делание в действующих хозяйствах, охотники снова будут ждать до открытия охоты, чтобы за неделю-две до этого получить очередное повышение стоимости на право охоты, на вертульные услуги и прочие блага...

    Ответить
  • 10
    Константин Краёв офлайн
    #2  26 февраля 2013 в 14:55
    Николай Григорьев
    Опять рубь пять...Почему какая то кучка, вроде как умных людей собирается и решает вопросы, которых и быть то не должно. Решать и править должен ЗАКОН и только он. А здесь похоже как договаривающиеся стороны в течение час пришли к конценсусу, который не могли до этого годы разрешить...и можно быть уверенным и после этого (после этой встречи) ещё несколько лет будут разруливать. Но работа показана...а на деле продолжается дележка охотничьих территорий, ни чего не делание в действующих хозяйствах, охотники снова будут ждать до открытия охоты, чтобы за неделю-две до этого получить очередное повышение стоимости на право охоты, на вертульные услуги и прочие блага...

    Пока разрулят схватятся,а охотится будет не на что
    А заседают они для себя показать что работа они делают

    Ответить
  • 2
    С.Ю. офлайн
    #3  26 февраля 2013 в 20:26

    "Cредств на то, чтобы заключить охотхозяйственное соглашение на все 22 участка у КОООиР нет, и это прекрасно известно и специальному уполномоченному органу, и администрации области"- и это главное из всего сказанного. Самое неприемлемое в законе об охоте- это аукционы. Все решают деньги. А одними деньгами численность охотничьих зверей и птиц не поднимешь. На биотехнию откликаются только кабан, косуля, олень, а что касается зайцев, большинство охотничьих птиц- это все красиво выглядит только на бумаге. Для массовых видов дичи кабан-враг номер один, а численность в основном зависит от погодных условий зимовки, гнездового и выводкового периода и др. факторов. Тем более в условиях мизерных "частных" наделов что-то серьезное для популяции сделать невозможно.

    Ответить
  • -3
    офлайн
    #4  27 февраля 2013 в 11:57
    С.Ю.
    "Cредств на то, чтобы заключить охотхозяйственное соглашение на все 22 участка у КОООиР нет, и это прекрасно известно и специальному уполномоченному органу, и администрации области"- и это главное из всего сказанного. Самое неприемлемое в законе об охоте- это аукционы. Все решают деньги. А одними деньгами численность охотничьих зверей и птиц не поднимешь. На биотехнию откликаются только кабан, косуля, олень, а что касается зайцев, большинство охотничьих птиц- это все красиво выглядит только на бумаге. Для массовых видов дичи кабан-враг номер один, а численность в основном зависит от погодных условий зимовки, гнездового и выводкового периода и др. факторов. Тем более в условиях мизерных "частных" наделов что-то серьезное для популяции сделать невозможно.

    Самое главное из всего сказанного состоит в том, что "рядовое совещание в МПР РФ" было проведено не по поняниям, предусмотренным в федеральных законах и иных нормативных правовых актах, а "по понятиям", сидящим в головах участвующих чиновников, каждый из которых изложил "свою позицию" - свои понятия, весьма умело предёргивая содержание законов.
    Прежде чем проводить аукционы, надо провести ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ОХОТУСТРОЙСТВО, основным документом которого является СХЕМА РАЗМЕЩЕНИЯ, ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ ОХОТНИЧЬИХ УГОДИЙ на территории субъекта Российской Федерации, утверждённая высшим должностным лицом субъекта Федерации.
    В Костромской области пока есть только ПРОЕКТ!!! и делится "шкура не убитого медведя".
    Особо подчёркиваю: речь идёт только о ТЕРРИТОРИИ, так как АКВАТОРИИ (по определению) не могут быть включены в состав охотничьих угодий.
    В состав охот.угодий могут войти только ЗЕМЕЛЬНЫЕ и ЛЕСНЫЕ участки, правовой режим которых допускает осуществление видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства. Расположенные в границах охотничьих угодий, НЕ ПРЕДОСТАВЛЕННЫЕ физическим и юридическим лицам и находящиеся в ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ земельные и лесные участки предоставляются в аренду... У одного и того же участка не может быть двух арендаторов: землепользователя и охотпользователя!
    Я абсолютно согласен со "специфическими собщениями на новостных лентах информационных агенств": "Деятельность Костромского (равно как и всех остальных!!!) ОООиР должна быть проверена самым тщательным образом" хотя бы потому, что ДОЛГОСРОЧНАЯ ЛИЦЕНЗИЯ является официальным документом, предоставлявшая юридическим лицам только ПРАВО ПОЛЬЗОВАНИЯ (пользование животным миром - юридически обусловленная деятельность граждан и юридических лиц по изучению, добыванию объектов животного мира или получение иными способами пользы от указанных объектов для удовлетворения материальных или духовных потребностей человека...; охота - вид пользования) объектами животного мира, но не право на ВЕДЕНИЕ ОХОТХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
    В силу п.5 ст.14 ФЗ "ОБ охоте..", цитирую: "Оказание услуг и иная деятельность в сфере охотничьего хозяйства... в закреплённых охотничьих угодьях осуществляется... на основании охотхозяйственных соглашений".
    Охотничьих угодий - нет! Соглашения - не заключены! Зато сотни (если не тысячи) так называемых "охотхозяйств" или "охотпользователей", с молчаливого согласия В.Лебедева и А.Берсенёва, занимаются "оказанием услуг"...
    Да, закон об охоте не отражает наших многих желаний, но до тех пор, пока его текст не изменён - "Закон есть закон!".

    Сергей Юрьевич, надо всячески пропагандировать североамериканский опыт природопользования, изначально позаимствавонный у имперской России, в котором нет охотхозяйств в нашем понимании этого слова, зато есть ДЕСЯТЬ МИЛЛИОНОВ!!! охотников, которые охотятся в слать, в своё удовольствие...

    Ответить
  • -2
    Николай Григорьев офлайн
    #5  27 февраля 2013 в 13:55

    Совершенно верно! И при этом связы с государством и находятся как под его защитой, так и под его контролем...

    Ответить
  • -4
    Анатолий Бонч-Бруевич офлайн
    #6  28 февраля 2013 в 12:10

    Наконец "дошли руки" до репортажа А. Можарова который никак не мог осилить. Анатолия доводилось читать ранее и изложение как всегда на уровне, но изложение чего...? Главк МПР и Деп охоты воспитывает специально уполномоченный орган ( смех ), как родитель непослушное дитя, только речь идет об сотнях тысяч гектар охотугодий, а не об не выученном уроке! Закон они толкуют по разному под тиканье хронометра Анатолия Можарова. Думал что это напоминает и вспомнил незабвенные 17 мгновений весны , аля совещание у Мюллера, под - Не думай о мгновнньях с высока, наступит....
    И финальное - Мы умеем уговаривать... А что в итоге уговоров? - 20 общественных охотхозяйств, нищих и физически не способных уплатить побор уходят куда? На откуп кому??? Эффективным пользователям или бессовестным хапугам, или просто барствующим м......!? А РОРС отдает себе "неликвидные" угодья с неликвидными охотниками - вот и весь хрен!

    Ответить
  • -2
    Евгений Кавура офлайн
    #7  4 марта 2013 в 01:18

    Самое главное из всего сказанного состоит в том, что "рядовое совещание в МПР РФ" было проведено не по поняниям, предусмотренным в федеральных законах и иных нормативных правовых актах, а "по понятиям", сидящим в головах участвующих чиновников, каждый из которых изложил "свою позицию" - свои понятия, весьма умело предёргивая содержание законов.
    Прежде чем проводить аукционы, надо провести ТЕРРИТОРИАЛЬНОЕ ОХОТУСТРОЙСТВО, основным документом которого является СХЕМА РАЗМЕЩЕНИЯ, ИСПОЛЬЗОВАНИЯ И ОХРАНЫ ОХОТНИЧЬИХ УГОДИЙ на территории субъекта Российской Федерации, утверждённая высшим должностным лицом субъекта Федерации.
    В Костромской области пока есть только ПРОЕКТ!!! и делится "шкура не убитого медведя".
    Особо подчёркиваю: речь идёт только о ТЕРРИТОРИИ, так как АКВАТОРИИ (по определению) не могут быть включены в состав охотничьих угодий.
    В состав охот.угодий могут войти только ЗЕМЕЛЬНЫЕ и ЛЕСНЫЕ участки, правовой режим которых допускает осуществление видов деятельности в сфере охотничьего хозяйства. Расположенные в границах охотничьих угодий, НЕ ПРЕДОСТАВЛЕННЫЕ физическим и юридическим лицам и находящиеся в ГОСУДАРСТВЕННОЙ СОБСТВЕННОСТИ земельные и лесные участки предоставляются в аренду... У одного и того же участка не может быть двух арендаторов: землепользователя и охотпользователя!
    Я абсолютно согласен со "специфическими собщениями на новостных лентах информационных агенств": "Деятельность Костромского (равно как и всех остальных!!!) ОООиР должна быть проверена самым тщательным образом" хотя бы потому, что ДОЛГОСРОЧНАЯ ЛИЦЕНЗИЯ является официальным документом, предоставлявшая юридическим лицам только ПРАВО ПОЛЬЗОВАНИЯ (пользование животным миром - юридически обусловленная деятельность граждан и юридических лиц по изучению, добыванию объектов животного мира или получение иными способами пользы от указанных объектов для удовлетворения материальных или духовных потребностей человека...; охота - вид пользования) объектами животного мира, но не право на ВЕДЕНИЕ ОХОТХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ.
    В силу п.5 ст.14 ФЗ "ОБ охоте..", цитирую: "Оказание услуг и иная деятельность в сфере охотничьего хозяйства... в закреплённых охотничьих угодьях осуществляется... на основании охотхозяйственных соглашений".
    Охотничьих угодий - нет! Соглашения - не заключены! Зато сотни (если не тысячи) так называемых "охотхозяйств" или "охотпользователей", с молчаливого согласия В.Лебедева и А.Берсенёва, занимаются "оказанием услуг"...
    Да, закон об охоте не отражает наших многих желаний, но до тех пор, пока его текст не изменён - "Закон есть закон!".

    Сергей Юрьевич, надо всячески пропагандировать североамериканский опыт природопользования, изначально позаимствавонный у имперской России, в котором нет охотхозяйств в нашем понимании этого слова, зато есть ДЕСЯТЬ МИЛЛИОНОВ!!! охотников, которые охотятся в слать, в своё удовольствие...

    А ИМ североамериканский опыт совсем ни к чему пропагандировать - ОНИ из Америки и вообще с Запада тянут сюда только самый навоз, какую сферу жизни ни возьми. Зато любой позитивный опыт Запада сюда ни в коем случае тщательно не допущается - за эти зорко следят. Североамериканский же опыт таков, что бери его сюда и пересаживай. Казалось бы, в чём проблема? А в том, что тогда в охоте все будут равны, чего категорически допустить нельзя.

    Ответить
  • -3
    Анатолий Бонч-Бруевич офлайн
    #8  4 марта 2013 в 07:06
    Евгений Кавура
    А ИМ североамериканский опыт совсем ни к чему пропагандировать - ОНИ из Америки и вообще с Запада тянут сюда только самый навоз, какую сферу жизни ни возьми. Зато любой позитивный опыт Запада сюда ни в коем случае тщательно не допущается - за эти зорко следят. Североамериканский же опыт таков, что бери его сюда и пересаживай. Казалось бы, в чём проблема? А в том, что тогда в охоте все будут равны, чего категорически допустить нельзя.

    А как же! Одни баре уже с наделами, а другие в свое время не подсуетились и еше нет - непорядок!

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑