Из истории охоты на вальдшнепа

Как изначально русские охотники называли лесного кулика и тягу вальдшнепов? Что знали о нем и как охотились в те давние времена? С этими вопросами редакция обратилась к известному в России охотнику-библиофилу Михаилу Васильевичу БУЛГАКОВУ, который любезно согласился собирать материал на эту тему. Предлагаем нашим читателям первые результаты этих нелегких поисков.

фото Сергея ФОКИНА

фото Сергея ФОКИНА

Первое упоминание о вальдшнепе в русской охотничьей литературе нашлось в первой печатной охотничьей книге на русском языке «Наставление человеку, упражняющемуся в охоте, и разговор двух приятелей, пустынника и лесолюба…»: «Сие сведение о токах может и собственно для него (охотника – М.Б.) служить, когда ему той дичины (глухарей и тетеревов – М.Б.) несколько настрелять повелено будет. В самое ж то время (весной – М.Б.) прилетят слуки, или лесные кулики…» (Логин Краузольд. СПб, 1766. С. 30).  

Первое упоминание слова «вальдшнеп» (по-немецки) мы встречаем в книге Логина Краузольда «Средство к приобретению в стрельбе на полете и на побеге совершенного искусства»: «…дарование к скорым действиям стрелку природно быть должно. Мало бы полетною стрельбою слуков (Wald-schnepfen) постигли, если б по пословице такие стрелки не случились, которые по них, лишь бы чуть о них услышали, стрелять в состоянии.

В кустарнике (где сия приятная птица пребывание свое имеет) стрелки не более к тому случая имеют, как только по то время, пока она, поднявшись, уравнивается вершинам кустарников, а если из вершин выйдет, тогда уже от выстрела свободна, потому что видна не будет; однако исправнейшие стрелки ее до того никогда не допуская, такою скоростью, как поднимется, равною ж доведут, что на землю повалится» (СПб, 1768. С. 44).  

Вот что сообщается о вальдшнепе в третьей по счету русской охотничьей книге «Достаточный егерь» (СПб., 1774): «О лесном кулике, слукою называемом: Слука величиною почти с рябчика; перо на ней желтоватое с кофейными и черными пятнами. Ноги имеет по величине своей нарочито длинные, голову плоскоширокую, а нос длинный, который сверху широк, а к концу потонее; им достает она из болот всякие корешки и червяков, которые главную сей птицы пищу составляют.

Слука прилетает к нам весною в марте и апреле месяцах, как скоро по лесам около деревьев прогалины окажутся, и то по большой части когда западный ветр повеет и пойдет хотя малый дождик. По вечерам летает она на озимые поля, несется в пригорках в мелких ольшнягах, где малые мочевины и приболоты, и в три недели по трое и по четверо детей высиживает. А к зиме опять отлетает» (с. 10).  

«О стрельбе лесного кулика, слукою называемого: Весною, как скоро около деревьев прогалины окажутся и маленькие дождики перепадывать начнут с теплым ветром, тогда она к нам из теплых мест прилет свой имеет, и держится в больших березовых и ольховых лесах на прогалинах, где непременно ее с ищейною собакою искать надлежит. И если найдена будет и собака над слукою остановится и подымет, то, нимало не мешкая, по ней стрелять должно, ибо часто случиться может, что слука, еще не допустя собаку к себе, взлетывает, как то и обыкновенно, что весною всякая птица дика бывает и не крепко лежит» (с. 126–127).  

«Слуку весною на перелете стрелять: Весною в апреле месяце слука, перелетев из большого леса в мелкие ольшняги, около которых малые мочевины и приболоты бывают, в оных во все лето и осень пристанище имеет, где по утрам и вечерам, с места на место перелетывая, корхает и свистит. В таковых местах должен егерь примечать, где есть маленькая просека и, сыскав оную, придти к вечеру, как скоро солнце за лес садиться будет, и, ставши на помянутой просеке, дожидаться с собакою ищейною, которую он должен привязать, и потом слушать корханья и свисту слуки.

Как же скоро услышит, что слука корхает или свистит близко от него, тотчас ружье свое к выстрелу приуготовить, то есть взвести курок, и если на него или мимо его полетит в расстоянии выстрела, тотчас по нем стрелять и, застреливши, собаку отвязать, велеть ее сыскать и подать; потом опять стать на том же месте и ожидать другого прилета. Помянутый перелет всегда начинается на закате солнечном и продолжается до самых сумерек, что можно всякий вечер продолжать, а особливо когда теплая погода и маленький дождичек случится; тогда слука очень плавно летает, что с малым трудом ее застрелить можно. Сия охота продолжается до тех пор, пока лес листом совсем не оденется, а осенью стрелять слуку надлежит из-под ищейной собаки…» (с. 127–129).

«Совершенный егерь» о вальдшнепе

 Следующие упоминания о вальдшнепе имеются в книге В.А. Левшина «Совершенный егерь» (СПб., 1779). Вальдшнепу посвящена глава «О вальд-шнепе, или лессовом кулике» в разделе «О держащихся близ вод и болот птицах» (с. 273–275): «Вальд-шнеп по-русски называется слука, сия птица считается за вкуснейшую, так что и вся внутренность ее, с пищею, бывающей в кишках, употребляется на кухню, потому что она питается не иным чем, как только травными корешками в болотных или мокрых местах, в лесах растущих, которые она весьма проворно своим долгим носом достает и очищать умеет, и у ней в пупке и кишках иного ничего нет, как только оные корешки». (Весной по прилету вальдшнеп питается в основном личинками мух, жужелицами, долгоносиками и другими беспозвоночными, отыскивая их в прошлогодней листве в приствольных кругах почвы, оттаявшей вокруг деревьев и на проталинах. Осенью же основу питания вальдшнепа составляют дождевые черви. – Ред.).

Далее читаем: «Слука, ходя по мокроти, опускает свой нос, который бывает у нее до трех вершков, в мокрую землю, зная приметы, где для ней надобный корень быть должен, иногда толщиной в большой палец, охватывает и опять разводит, как циркулем, что делается от природы имеющимися в носу сей птицы нервами, которые у нее от ужатия напрягаются, чего ни у какой другой птицы нет; а сие опробовать можно над застреленной слукой, подавя ее за голову покрепче, то вышеозначенное действие действительно окажется. Сия птица водится у нас в России во множестве.

Цыплят у нее бывает от четырех и до пяти, которые от природы чрезвычайно дики и завсегда прячутся в траву и кустики, как куропатка. В осеннее время, когда с дерева опадет лист, слетает она по ночам, а на утренней заре падает в леса в такие места, где б ее пропитание найти можно, а когда смеркаться станет, то поднимается и опять идет в свой путь; питается ж слука и калом коровьим, который есть нечто иное, как одна пережеванная и желудком переваренная трава, почему сих птиц на тех местах, где рогатая скотина полдневала, по захождении солнечном всегда найти можно». (На самом деле вальдшнеп вылетает на коровьи пастбища в поисках червей. Черви концентрируются под коровьими лепешками, и в них же мухи откладывают свои яйца, из которых появляются личинки. Вальдшнеп, зондируя своим клювом коровьи лепешки, выбирает и червей, и личинок, мух, но самим коровьим калом не питается. – Ред.).  

 Далее: «Возвращаются они весною рано и оказываются в такое время, когда при теплом воздухе дождь пойдет, а ветер будет веять с запада, иногда еще и во время лежалого снега. Летает очень скоро и, почитай, вдруг оказывается. Сие примечание достойно, что всякая птица обыкновенно летит против ветра и опасается весьма, чтоб задний ветр не поднимал бы ее перья вверх, чего они сносить не могут; а на противу того, слуки любят по ветру летать.

Задний ветр им не препятствует, но еще помогает вперед скорее, что многими охотниками примечено, а особливо по весне. Охотники сих птиц и кроме стреляния ловят живых сетками, равно как уток перевесами, потому что они всегда летают по просеченным в лесу дорогам, где их также и стреляют по зорям до захождения солнца. Перьями она покраснее бекаса, впрочем, сходна; а ростом будет с маленькую утку, только на ногах у ней персты короче бекасиных».  

Не знаю, на чей счет отнести курьезные биологические ошибки (например, о питании) – автора-немца или В. Левшина? И еще: получается, что именно в этом издании слово «вальдшнеп» было впервые написано по-русски, хотя и через дефис.  

Еще одно упоминание о вальдшнепе имеется в «Совершенном егере» в главе «Как сыскивать прочих мелких птиц в разное время года?» (с.480): «Вальд-шнепы, по-русски лесные кулики или слуки, с начала весны держатся по мелким лесам, а летом в больших лесах; осенью ж до самой зимы опять по мелким лесам, по прогонам, где коровы полднюют, и по капустным огородам. Весною, летом и осенью стреляют их, находя чрез лягавую собаку на полете, для того сидящую ее увидеть никак нельзя, потому что она лежит растянувшися.

Стрельба сия начинается весною очень рано, когда еще снег не весь сойдет, и продолжается до половины ноября, а в то время слуки прячутся, или слетают; лучшая ж стрельба слук из-под собаки бывает в сентябре месяце, когда конопли поспеют, для того в сие время они стадятся и где увидишь одну слуку, там, конечно, есть их несколько. Впрочем, весною и летом стреляют их на цугах, то есть, на пролетах, где между большим лесом прорублены дороги, тут они перед зорею, летая взад и вперед весьма низко, кричат. Весною на цуги выходят, должно, за час до захождения солнечного, а летом в июне месяце в начале седьмого часа по полудни и по утру до восхождения солнца; осенью ж на цугах их стрелять нельзя потому, что они летают уж когда станет темно. Стрельба на цугах кончится в последних числах июня месяца».  

В «Совершенном егере» (1779) в разделе «Мнение об отлете птиц в теплые места на зиму» есть любопытное фенологическое наблюдение В. Левшина: «В бывшую в 1762 году осень, когда снег напал в половине ноября, а сошел 6 декабря и опять не нападал до генваря месяца; в половине декабря (т.е. по современному календарю почти на Новый год! – М.Б.) находил я в лесу слук, бекасов и гар-шнепов в больших болотах по густой осоке, да и после того гар-шнепов нахаживал в конце декабря, а перепелок зимою по межам…» (с. 492).  

У Сабанеева в «Трудах по охоте» (М., ФИС. 1989, № 6481) есть ссылка на некого рижского охотника Шведера и его статью «Вальдшнепы в январе». К сожалению, год не указан, но, тем не менее, это сообщение – лишнее подтверждение тому, что аномалии в природе случались всегда, а не только в наше время. Примеры тому можно сыскать не только в жизни животных, но и просто в природе. Тряхнуло на Гаити спустя 200 лет – разве не пример?  

Гораздо более подробные и полезные сведения о вальдшнепе В. Левшин сообщает в своей более поздней «Книге для охотников» в 4-х томах («Охотничья книга». М., 1810–1814 гг.), хотя там больше всего не об охоте, а о ловле всякими сетями.

Редкий пример храбрости вальдшнепа

 

Под таким заглавием мы читаем в ноябрьской книжке немецкого журнала «Ягд Цайтунг» («Охотничья газета») следующий рассказ:  

В разных охотничьих и естественно исторических книгах говорится о том, что самка вальдшнепа, при угрожающей ей опасности, переносит своих детей на другое место. При этом рассказы о том, каким именно способом она берет их и переносит, весьма разнообразны. Я недавно имел случай быть самым близким свидетелем подобной сцены, выказавшей редкую материнскую любовь вальдшнепа. Это было 16 июня этого года, при рубке леса, в то время, как крик по меньшей мере 10 рабочих, удары клейма о деревья и т.п. производили в лесу весьма необыкновенный шум. Отошедши шагов пятьдесят от сторожки лесного сторожа, моя лягавая собака сделала стойку.

Приблизясь к ней, я увидал под самой ее мордой вальдшнепа, который вдруг вскочил, отбежал около 100 шагов, потом воротился назад, полетел прямо на нас, опустился и, так сказать, среди нас схватил своего детеныша и перелетел с ним далее. Это повторилось еще два раза, приблизительно в течение пяти минут. Вальдшнеп, в пяти-шести шагах от меня и моих товарищей, перенес троих детенышей. Надо было удивляться, как скоро он брал когтями детей, достигших уже весьма порядочной величины, и уносил их наподобие хищной птицы.

Любопытно, что он переносил своих детей не в одно место, а в разные. Я думаю, что подобные сцены редко происходят в присутствии стольких зрителей, как в данном случае. Я тем покойнее передаю этот случай, что он происходил при многочисленных свидетелях». (Подписано: Фр. Гросбауэр, лесной контролер).  

«Мы, со своей стороны, охотно этому верим, так как у нас есть в виду другой подобный пример: задолго до этого один охотник-промышленник Верейского уезда Московской губернии передавал нам, что он как-то в июне месяце поднял из-под собаки вальдшнепа, держащего что-то в лапах; убив его. Он увидел, что вальдшнеп держал уже оперившегося детеныша» (Журнал охоты, 1875, № 1. С. 66).  

Для меня удивительно больше всего то, что в комментарии к заметке немца Фр. Гросбаэра Л.П. Сабанеев (а именно он и редактировал в «ЖО» все материалы) сообщает, что «задолго до этого один охотник-промышленник Верейского уезда Московской губернии…». Сабанеев конечно же знал о различиях между простыми охотниками и «промышленниками», а потому получается, что даже во второй половине XIX века не только в глубинке, но даже и в недалеком Подмосковье были охотники-промысловики, существовавшие за счет охоты.

О тяге вальдшнепов во Франции

 

В том же «Журнале охоты» (№ 7, 1875, с. 60) читаем: «Из разных департаментов Франции сообщают, что нынешний год тяги почти не было. Вероятно, и там она была при таких же невыгодных условиях, как и у нас (в России – М.Б.)».  

В старых изданиях очень часто в любой, даже самой незначительной, на первый взгляд, заметке можно обнаружить что-то полезное. В данном случае – сведения о том, что и полтора века назад (а ведь тогда дичи было неизмеримо больше!) случались сезоны, когда в природе происходило нечто такое, что никак не связано с «глобальным потеплением» и другими результатами человеческой деятельности.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Михаил Булгаков 28 января 2013 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Анатолий Бонч-Бруевич офлайн
    #1  28 января 2013 в 19:25

    Ну вот и вальдшнепы потянули. Хорошее фото - сняли натурально.

    Ответить
  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #2  28 января 2013 в 20:29
    Анатолий Бонч-Бруевич
    Ну вот и вальдшнепы потянули. Хорошее фото - сняли натурально.

    Не удивлюсь, если это фото С.Ю. Фокина. Удивительно, как ему удается сочетать фотоаппарат и ружье. Что вперед - добыча или фото?

    Ответить
  • -2
    Юрий Александров офлайн
    #3  28 января 2013 в 20:40
    Филипп Стогов
    Не удивлюсь, если это фото С.Ю. Фокина. Удивительно, как ему удается сочетать фотоаппарат и ружье. Что вперед - добыча или фото?

    Профессиональный подход и увлеченность тремя занятиями охотой, орнитологией и журналистикой. Безусловно Человек №1 в РОГ, успевающий все и везде.

    Ответить
  • -2
    С.Ю. офлайн
    #4  28 января 2013 в 21:23
    Филипп Стогов
    Не удивлюсь, если это фото С.Ю. Фокина. Удивительно, как ему удается сочетать фотоаппарат и ружье. Что вперед - добыча или фото?

    Фото сделано по-моему в 2010 году во время учета вальдшнепа на вечерней тяге в апреле, но до открытия охоты. С ружьем и фотоаппаратом одновременно это сделать невозможно. А вот с ружьем и магнитофоном (для записей голосов птиц) одновременно охотился. В 1990 г. вышла моя (совместно с И.Д. Никольским)грампластинка на фирме "Мелодия". Она называлась "Наполненный звуками ягдташ" с подзаголовком "Голоса птиц и сцены весенней охоты". На виниловом диске-гиганте представлены все наши весенние охоты,в т.ч. и на тяге с выстрелами, так как все фонограммы записаны на реальных охотах. Жаль, что фирма "Мелодия" была ликвидирована, у меня остались лишь сами пластинки, надо бы из перевести в цифру. Но как- не знаю. Грампластинка была предназначена для охотников и долгое время продавалась в Музее охоты РОРС.

    Ответить
  • -2
    Анатолий Бонч-Бруевич офлайн
    #5  29 января 2013 в 07:35
    С.Ю.
    Фото сделано по-моему в 2010 году во время учета вальдшнепа на вечерней тяге в апреле, но до открытия охоты. С ружьем и фотоаппаратом одновременно это сделать невозможно. А вот с ружьем и магнитофоном (для записей голосов птиц) одновременно охотился. В 1990 г. вышла моя (совместно с И.Д. Никольским)грампластинка на фирме "Мелодия". Она называлась "Наполненный звуками ягдташ" с подзаголовком "Голоса птиц и сцены весенней охоты". На виниловом диске-гиганте представлены все наши весенние охоты,в т.ч. и на тяге с выстрелами, так как все фонограммы записаны на реальных охотах. Жаль, что фирма "Мелодия" была ликвидирована, у меня остались лишь сами пластинки, надо бы из перевести в цифру. Но как- не знаю. Грампластинка была предназначена для охотников и долгое время продавалась в Музее охоты РОРС.

    Перевести Сергей Юрьевич можно, но качество уйдет. А снимать и охотится одновременно - точно невозможно, особенно в начале сезона. И так после пары-тройки промахов - руки трясутся, хотя вроде и охотишься не на медведя! Апрель не за горами!

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑