Охота пуще неволи или?..

О неандертальцах однозначно утверждать не возьмусь, но кроманьонцы, полагаю, уже охотились сообща

Фото: Виталий Кошкин Фото: Виталий Кошкин

За несколько десятков тысяч лет, прошедших с тех замечательных времен, человеческие сообщества структурировались, превращаясь из родоплеменных групп в империи, и «докатились» до суверенной демократии.

Менялись климат и ландшафты, общественный строй и производительные силы, но люди, потакая своим страстям, продолжают отщипывать от природных щедрот некоторую толику добычи.

Абстрагируясь от традиций давно освоенного и в известной мере опустошенного человечеством Средиземноморья, знойных пространств Африки и изобильных тропических джунглей, обратим наш взгляд на родную землю и попытаемся понять, что влечет людей на охоту в Отечестве нашем.

«Ох, сыночки, и за что же Боженька вас так наказал?!» — всплеснула руками сердобольная старушка, встретив у деревенского колодца нашу охотничью ватагу. Согласимся, что вид охотничков, на своей шкуре испытавших всю прелесть бытия во время охоты в заснеженном лесу, заставил бы рыдать камни. Но не рассмотрела бабушка, прищурившись по-старушечьи, что-то очень важное.

Обладая от природы умишком скудным, но пытливым и жадным к познанию, стремлюсь я понять, повторяя в чем-то классика: «Зачем идете в горы вы?» Не полагаясь на собственный поверхностный взгляд на природу вещей, пристаю к товарищам по охоте, случайным попутчикам, егерям, сотрапезникам за охотничьим столом, начальникам и работягам — людям очень разным, но в чем-то неуловимо похожим, с вопросом: «Что для тебя охота?»

«Человек живет хлебом, а не промыслом», — говорила моя бабушка. Попытка снискать средства к существованию охотой в наших европейских реалиях — это очевидная утопия. Охота — занятие затратное. Возможные приобретения, как правило, меркнут перед совокупностью расходов. Таким образом, меркантильные мотивы исключаются.

Теперь о плохой наследственности. По моей приблизительной оценке, более чем у половины опрошенных коллег предки были вполне здравомыслящие люди, далекие от охоты. Родителей, как известно, не выбирают. Родню тоже. Но и для тех, кому «повезло» больше, приобщение к охоте было скорее наградой, чем неприятной обязанностью. А в ряде случаев это был запретный плод, стремление вкусить который стимулировало развитие изобретательности и лукавства, совсем не лишних качеств в нашей жизни.

Дедушка мой, Семен Савельевич, охотник страстный и удачливый, имел троих сыновей и внуков. Счастливый жребий охотничьих пристрастий выпал мне одному, но по тогдашнему моему малолетству на охоте вместе мы не были ни разу, а из дедовских охотничьих впечатлений и опыта помню только сентенцию о катастрофическом оскудении угодий в мое уже время и его сожаления по этому поводу.

Папа мой охотником не был, попадал на охоту несколько раз, и то случайно. Но будучи прирожденным рассказчиком, так сумел передать увиденное и свои ощущения, что если и не заронил во мне эту искру, то не дал ей угаснуть — это точно. Земной им за это поклон и светлая память.

Для кого-то выезды на охоту являются возможностью вырваться из нашего привычного урбанизированного пространства, побыть какое-то время близко к природе, применить, отточить или наработать навыки походного существования и выживания в сложных условиях, почувствовать и попытаться реализовать свое подсознательное единение, используя терминологию Л.Н. Гумилева, с «вмещающим ландшафтом».

Влечение это гораздо глубже, ярче и сильнее, чем просто великовозрастные скаутские забавы. На охоте мы настолько близко, насколько это возможно, погружаемся в условия жизни и деятельности, в которых находились десятки, или сотни поколений наших предков. Кто-то, возможно, сочтет это проявлением дикости и атавизма, но я так не думаю.

Теперь немного об эмоциональной составляющей охоты. Где еще, как не на охоте, современному человеку без различия чинов и званий, пола и возраста предоставляется возможность явить удаль молодецкую, ловкость озорную и смекалку практическую и действовать при этом в рамках закона, отчасти наплевав на условности и оставаясь в ладу с собственной совестью?

Один наш товарищ, в свои пятьдесят озорной пройдоха и баламут, при этом непревзойденный загонщик и знаток леса, на насмешливый вопрос дочери, для чего он каждые выходные ходит на охоту, если добычу дома видят крайне редко, ответил: «За адреналином, милая!» — " Ну и принес бы показать когда-нибудь, что это такое«. Тогда нести надо и ликование души и замирание сердца, пьянящий восторг и щемящую грусть.

Предводитель нашего маленького охотничьего сообщества любит рассказывать, как он, делая предложение своей будущей жене, без обиняков заявил, что готов ради нее отказаться от всех пагубных пристрастий и вредных привычек, только не от охоты. Понимание было достигнуто, и согласие получено.

Охотничьи угодья и их обитатели — это сложные многоуровневые системы. Огромное количество факторов влияет на поведение охотничьих животных и птиц. Можно, конечно, охотиться «наобум лазаря» — авось повезет. Но человек потому и стал вершиной биоценоза, что действовал осмысленно. Мы наблюдаем и запоминаем, систематизируем и анализируем, экспериментируем, обсуждаем и спорим до хрипоты. Факты исследуются в динамике, с учетом социальных, метеорологических и прочих факторов и экстраполируются на конкретные условия, в которых мы охотимся. В результате лично я прихожу к одному и тому же выводу, подсмотренному у великих: «Я знаю, что я ничего не знаю».

Человек со стороны может предположить, что охота — это вид отдыха. О физических нагрузках на охоте деликатно промолчим: возможно, охота — это активный вид отдыха. Спартанские условия существования, сон урывками, перекусы на ходу, жара, холод, грязь, комары, змеи, мошкара и прочие радости жизни. Кто на охоте этого не испробовал, пусть первый бросит в меня камень. Конечно, все вышеперечисленное не мешает эстетическому восприятию красот природы. Примем это с оговоркой, что охотники, скорее, люди действия, а не созерцатели или праздные наблюдатели. Художники в нас только дремлют.

Конечно, в лишениях и трудностях, переносимых на охоте, есть свои приятные моменты. Современные люди «испорчены» цивилизацией и сопутствующим ей уровнем комфорта. Охота вносит в нашу жизнь некоторую остроту ощущений. Сон становится сладким, еда аппетитной, смех веселым и заразительным, перенесенная усталость бодрит и закаляет, а действительность выглядит лучше и привлекательнее. Даже живительная влага в стаканах искрится в отблесках охотничьего костра совсем по-особенному.

Возможно, я сильно упрощаю, но на охоте человек предстает таким, каков он есть. Подлинным, естественным, непринужденным. Без прикрас, игры и лицемерия. Ненастоящие распознаются быстро. Дураков, позеров и пустышек стараемся долго близко не держать.

Власть наша крайне недальновидно городит препоны любителям охоты. Охотники рекрутируются из разных социальных групп и слоев общества. Пассионарность, некая повышенная энергетика отличают охотников от остальных. Как правило, это люди деятельные, мыслящие, инициативные, наблюдательные, с высокой скоростью принятия решений, со стремительной и точной оценкой обстановки. Граждане и патриоты. Сужение возможностей для одних и создание неоправданных предпочтений для других чревато усилением в обществе радикальных устремлений и потребности перемен.

В каждом человеке, а в мужчинах особенно, на мой взгляд, заложена глубокая приязнь к оружию. Обладание им отличает свободного человека от раба. В повседневной жизни волею «власти предержащих» мы лишены этого права. На охоте мы легально держим оружие в руках и можем использовать его по назначению. Себе во благо, другим не во вред. Кровавых маньяков из числа охотников на наших просторах не наблюдалось.

Современные охотники в массе своей люди ответственные, добрые и позитивно настроенные. Более того, при всех наших недостатках,мы не дикари. История культуры наложила на нас свой отпечаток, и этика для нормального охотника не пустой звук.

И последнее: о преемственности поколений. Сужу об этом с позиции счастливого отца троих сыновей. Приобщение детей к охоте — отличная возможность без менторского тона и нравоучений, действуя больше примером, незаметно и ненавязчиво научить их ценить, любить и понимать природу. Показать, как свободно, счастливо и с достоинством можно жить среди людей, на своей земле, в своей стране. И уверенно надеяться, что дети передадут это состояние дальше.

После всех этих пространных рассуждений прихожу я к пониманию того, что охота — это волшебное таинство, некая сакральность с глубинным смыслом. К этому нужно только прикоснуться и приобщиться, и каждый найдет в этом что-то свое — особое и неповторимое.

Олег Радьков 4 октября 2011 в 16:50






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑