Сафари на краю света

Условия для проживания в парке Яла есть на любой вкус: хотите — живите в недорогом кемпинге, хотите — в комфортабельном отеле

Фото: SHUTTERSTOCK Фото: SHUTTERSTOCK

Мы сидим на большом скальном выступе и ждем рассвета. В нескольких метрах от нас, зевая и потягиваясь, накатывают на берег волны Индийского океана. С каждой минутой океанская даль на востоке становится все светлее. И с каждым мгновением пространство наполняется уханьем и рыканьем, пронзительными вскриками и трелями. Это просыпается самый большой в Шри-Ланке природный Национальный парк Яла.

В тропиках рассветы и закаты молниеносны. Мы видим, как в том месте, где солнце собирается выскочить из-за горизонта, начинают скучиваться облака, словно прислуга, готовая приветствовать выходящего из опочивальни господина. И вот уже он во всем своем великолепии становится на огненную колесницу и пускается в путь по небосводу.

Шри-Ланка находится почти на экваторе. В той точке, где мы сидим, до него каких-то 700 км, и день здесь практически равен ночи.

Мы все так же недвижимы и очарованы картиной стремительного восхода. Но вместе с восхищением в душе поселилось тревожное чувство опасности. Не в силах стряхнуть с себя дурацкое наваждение, мы украдкой следили за поведением воды в океане: не начала ли она стремительно уходить, оголяя покрытое коралловыми рифами дно, не приближается ли издали подозрительно быстрая волна, чтобы затем вздыбиться, заслонить собой и солнце, и половину неба, а затем обрушиться на берег с грохотом, смывая и ломая все на своем пути — и так на несколько километров вглубь острова.

 

Характерная особенность острова — почва ярко-красного цвета. Фото автора

[mkref=3642]

А ведь такое уже было. 26 декабря 2004 года юго-восточное побережье Шри-Ланки оказалось под ударом мощной волны цунами, вызванной землетрясением у берегов Суматры. Мы не были свидетелями этого происшествия, но виденные нами кадры, рассказы очевидцев и следы этой катастрофы, которые и по прошествии стольких лет красноречиво говорили о трагедии, поневоле заставляли настораживаться и с опаской вглядываться в океан.

Недалеко от нас на ветвях деревьев, на высоте 4-5 м, все еще висят похожие на истлевшие лохмотья остатки морских водорослей — примерно такой высоты и была в этом месте волна. Наверное, в то утро кто-то так же сидел на берегу и наслаждался утренним бризом и шумом прибоя. Другие выехали на сафари — последнее в своей жизни. Все они несказанно были удивлены внезапно наступившим безмолвием в царстве зверей и почти полным отсутствием самих животных. Только в рыбацких деревушках тревожно завыли собаки, а потом и их след простыл. И пока гадали что к чему, наступила страшная развязка трагедии. Даже если люди, едущие на экспедиционных джипах, и заметили надвигающуюся угрозу, уйти от волны, несущейся со скоростью 200–300 км/ч, не было никакой возможности. И лишь кому посчастливилось оказаться рядом со скалистым возвышением или уехать на приличное расстояние от берега вглубь парка, тот и уцелел.

Каким-то непостижимым образом все животные загодя получили от матушки-природы сигнал о надвигающейся опасности и смогли уйти на безопасное расстояние вглубь острова. А вот «царь природы» человек такого сигнала не дождался. Или просто распознать не смог, отдав на откуп свои природные способности техническому прогрессу...

 

За впечатле­ниями на фото- и видеоохоту лучше отправляться с утра или под вечер. Днем пребывающее в зените солнце загоняет животных в тень. Фото автора

Как только солнце вырвалось из облачных объятий на горизонте, последние бастионы сумерек пали. Океанские дали сразу посветлели и теперь уже не грозились обрушиться на нас гигантской волной. Мы встали с камня и напоследок еще раз погрузились в панораму бескрайнего Индийского океана. От мысли, что твой взор, устремленный в южном направлении, не встретит ни единого клочка суши до самой Антарктиды, невольно перехватывает дыхание. Величественная мощь природы в очередной раз и восхищает, и вызывает невольное желание преклонить перед ней колено в знак повиновения. Но хватит лирики! Рядом, нетерпеливо урча мотором, стоит и чуть ли не гарцует всеми своими «четыре на четыре» джип. Пора ехать на сафари, смотреть братьев наших меньших. Правда, иные «меньшие братья» раза в два больше, чем набитый людьми внедорожник, и при встрече могут повести себя отнюдь не по-братски, но мы запасемся киплинговским оберегом: «Мы одной крови — ты и я!», и вперед, по коня... тьфу! — по джипам!

ПОД «ПРИЦЕЛОМ» ОБЪЕКТИВА

У Национального парка Яла есть еще одно название — Рухуна, ведь здесь когда-то обитала мифическая птица Рух, способная в своих когтях утащить слона. Пейзаж действительно кругом фантастический и для явления птицы Рух из «Путешествий Синдбада» самый подходящий. Сядет вот такая гадина на лысую каменную вершину одной из гор, коих в парке несколько, сложит свои огромные крылья, от взмаха которых день превращается в ночь, да и начнет хищным взглядом высматривать себе добычу. Слоны в Яла хоть и водятся, но совсем не в том количестве, какое слонялось тут в десятом веке, птице Рух трудно было бы прокормиться сейчас, хотя на безрыбье и джип с туристами сгодился бы.

 

Фото: SHUTTERSTOCK

На самом деле Рухуна — это название древней исторической области на юго-востоке Шри-Ланки, и парк Яла, занимающий территорию в 1300 км2, является ее частью. Если вы приедете сюда хотя бы дня на три, то сможете не только познакомиться с животными, но и приобщиться к мистическим тайнам древних цивилизаций. Обычно туристы останавливаются тут на одну ночь, либо завершая свои много­дневные экскурсии по острову, чтобы затем проследовать на побережье для отдыха, либо, наоборот, приезжая сюда, дабы разнообразить пляжное времяпрепровождение. Условия для проживания есть на любой вкус: хотите — живите в недорогом кемпинге, хотите — в комфортабельном отеле.

За впечатлениями на фото- и видеоохоту лучше отправляться с утра или под вечер. Днем пребывающее в зените солнце загоняет животных в тень, и носиться по живописным просторам в поисках живности, пусть и в хорошо продуваемом джипе, доставит мало удовольствия.

[mkref=3641]

Итак, утро. По вьющейся змеей медного цвета грунтовой дороге наш джип вторгается в низко­рослые сухие джунгли. Как тут снова не углубиться в историю и не припомнить, что во времена античности греки и римляне именовали Шри-Ланку Тапробане («цвета медного листа»), за красный цвет почв. Лес словно вымер, кругом ни души. Кажется, что он присматривается к тебе, достоин ли ты увидеть его сокровища. А потом, словно повинуясь чьей-то отмашке, начинается представление. Сперва на дорогу через прогалину в лесу выскочит одинокий павлин и, как заставка в знаменитом советском мультике про Маугли, замрет посреди проезжей части, безучастно покосится своей головой на приближа­ющийся джип, затем повернется, словно избушка на курьих ножках, к дороге передом, а к тебе, соответственно, зад... хм! — хвостовым оперением, распушит его на мгновение, опять глянет в твою сторону и солидно удалится восвояси. Через сотню-другую метров дорогу перебежит, повизгивая, кабан со своим выводком; зашуршат в кронах деревьев скачущие по лианам обезьяны; птицы с броским цветастым оперением, хлопая крыльями, взмоют в небо, чтобы затем опять слиться с листвой; леопард... Хотя нет, этот «гвоздь программы» появится позже, а вот одинокий слон или даже целое слоновье стадо на дорогу выйдет наверняка.

Следом идет смена декораций. Лес закончится, и джип выскочит на широкие открытые просторы с пятнами больших и малых озер, с невысокими скальными выступами и с доминирующей над всем окружающим пространством знаменитой Слоновьей горой, которая по форме и впрямь напоминает вышагивающего по джунглям 150-метрового слона. Некоторые из водоемов были созданы руками человека еще на заре нашей эры, чтобы обеспечивать влагой рисовые поля. Древние шриланкийцы считались гениальными гидротехниками. Такие рукотворные озера легко узнать по печально торчащим из них почерневшим и голым стволам некогда мощных деревьев. Остатки топляка в изобилии валяются и по берегам. На мелководье и среди выброшенных на сушу бревен на тонких ногах важно вышагивают белоснежные цапли. Рядом с ними грациозно копаются в грязи длинношеие розовые фламинго. Поневоле начинаешь погружаться в эту идиллическую картину — и вдруг... Ловишь себя на мысли, что у тебя начались глюки. Некоторые бревна на берегу начинают расщепляться с одного конца на две половины, иные изгибаться дугой или того хлеще — двигаться. И только подъехав поближе или увеличив зум своего фотоаппарата, понимаешь причину своего замешательства: перед тобой вовсе не бревна, а крокодилы, открывающие пасти, дабы, нежась на солнышке, ненароком не перегреться — так эти земноводные регулируют температуру своего тела.

Временами попадаются цапли, стоящие на бесформенных кучах серого ила. Наученный историей с крокодилами, я уже не удивлялся, когда эти кучи вдруг оживали и у них появлялись... рога. Оказывается, цапля просто стоит на спине, а то и на голове у буйвола, пока тот принимает грязевые ванны, спасаясь одновременно и от жары, и от насекомых. По окончании процедур грязь на теле буйвола засыхает и просто отваливается кусками, одновременно избавляя его от надоедливых кровососущих.

Джип несется по равнине дальше. Местные обитатели уже привыкли к снующим туда-сюда машинам и принимают их за полноправных обитателей здешних мест. Стадо слонов не обращает на нас никакого внимания, целый выводок мартышек лакомится ягодами в кустарнике и дает нам себя сфотографировать в разных ракурсах. Повсюду много павлинов, они вальяжно вышагивают среди травы, но хвосты свои напоказ выставлять уже не торопятся — показали разок, и будет. Олени слегка пугливы и при нашем появлении предпочитают прижаться к кромке леса, но и оттуда их видно очень хорошо.

 

Фото автора

Вечером на сафари картина почти та же самая, только добавляются новые действующие лица. Появляется тот, ради кого многие и приезжают в парк Яла, — красавец леопард. Для этого вас, конечно, везут в другое место, туда, где леопарды водятся и обычно выходят на охоту.

К соглядатаям на джипах они, как и все прочие обитатели парка Яла, относятся как к досадной необходимости и в расчет своих плотоядных устремлений вас не берут. Впрочем, то, что это хищник и что при желании догнать джип с туристами ему ничего не стоит, забывать не надо. Встреча с леопардом вам и так изрядно пощекочет нервы, особенно когда он остановится внезапно, повернется в вашу сторону и как бы застынет в раздумьях, броситься на вас или нет. Его стойка с широко расставленными передними лапами, нацеленность взора и хищнический блеск в глазах, который хорошо заметен в наведенном с максимальным увеличением фотоаппарате, вызывают невольную дрожь в коленях и неприятный холодок в спине. Но пройдет секунд пять-десять, леопард идентифицирует вас как «ту самую досадную необходимость на джипе», разочарованно отвернется и грациозно, слегка вразвалочку, затрусит по своим делам, более уже не проявляя к вам никакого интереса. Но наше сафари уже близится к финалу, острые ощущения получены в полной мере, хорошие кадры и видео получились, пора каждому заняться своим делом: леопарду охотой, а вам — возвращением в отель...

Игорь Карпов 23 сентября 2011 в 15:28






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑