Кто заказывает музыку?

фото Сергея Нарожного фото Сергея Нарожного

Всем образованным людям хорошо известны примеры с уничтожением стеллеровой коровы, которая с момента своего обнаружения и описания просуществовала около 30 лет, бескрылой гагарки, дронта, странствующего голубя, моа, тарпана, тура, гигантской морской норки и многими другими животными, которых люди просто съели, не задумываясь, по своему невежеству, о последствиях своих поступков.

И вот тут – то и летят камни в огород охотников, т.к. именно охоте приписывают все примеры уничтожения крупных млекопитающих и птиц. Спорить не приходится это так, люди в угоду сиюминутной необходимости или, освобождая пастбища для домашнего скота, добывали этих животных, не думая о последствиях и потомках. Нужно - ли осуждать своих пращуров, которые боролись за выживание, а недостаток знаний не способствовал рациональному использованию диких животных.

Еще совсем недавно, в середине прошлого века в Южной Африке, под предлогом борьбы с мухой цеце уничтожались десятки тысяч крупных животных. А муха, как жила, так и живет. Что тут скажешь о бессмысленности этого деяния. И примеров варварского отношения к диким животным в истории мы знаем массу.

Но в новейшей истории есть и другие, прямо сказать фантастические примеры.

«На фоне широко провозглашаемых в настоящее время призывов к охране животного мира, очень контрастно выглядят актуальные проблемы избытка охотничьих животных. Сотни миллионов людей и исчисляемое также многими миллионами население диких животных на европейской территории порой уже не могут сосуществовать в системе естественных экологических принципов взаимодействия» (Чащухин,2006). Ведь можно же доохраняться и до такого состояния.

А замечательный пример США, где за короткий исторический период численность всех охотничьих животных возросла на несколько порядков, и 15 миллионов охотников не остаются без трофеев. И все это благодаря вдумчивой, последовательной политике федерального правительства и правительств отдельных штатов при очень активном участии американских охотников. Именно они создали для себя охотничий рай и теперь с успехом пользуются плодами своих трудов и трудами своих предков. И это еще один пример свободного развития охотничьего дела под патронажем государства.
Наши традиции охоты и охотничье дело в корне отличаются от западноевропейских. Поэтому мы и не можем копировать их опыт разведения дичи, но иметь его перед собой, как достойный пример, как ориентир, к чему надо стремиться.

Было бы полезно нашим чиновникам изучить опыт взаимоотношений охотников и государства Европы и Америки или хотя бы советский опыт. Ведь со времени упразднения Главохоты, никто толком не объяснил охотникам, да и рыболовам, в каком направлении мы развиваемся при использовании природных ресурсов, в чем состоит государственная политика в возобновлении диких животных.

Какая роль диких животных в экономике Российского государства? Или они уже для государства ничего не значат?! За более чем двадцатилетний срок, так называемого, «реформирования» охотничьего хозяйства, государство так и не определилось, что оно от него хочет, и по мере сил старается его окончательно развалить.

Идет целенаправленное ущемление прав и свобод граждан и общественных организаций охотников свободно развиваться, своими трудами сохранять диких животных, охранять природу и собственную среду обитания. Это грандиозная государственная задача, о которой мало кто из наших граждан представляет, делается руками членов общественных организаций. Президент, правящая партия постоянно убеждают граждан о необходимости консолидации и создания гражданского общества.

На деле, обратный результат. Закон «Об охоте…» наглядное доказательство того, что государству, почему-то стали мешать общественные организации охотников и рыболовов. И государство категорически не желает дать охотничьему хозяйству свободно развиваться. А может это ретивые чиновники не желают выпустить из своих рук бразды распределения лимитов и квот? Безудержное желание заработать, на том, к чему не приложил рук – характерная черта нашей вновь народившейся бюрократии.

Вот и доят охотничьи хозяйства, продавая им воздух. Перефразируя Грибоедова, позволю высказать одну мысль: «Уж если суждено нам все перенимать, так у Америки нам несколько занять премудрого у них уменья заработать деньги». Подчеркиваю, заработать, а «не срубить бобла на халяву». Да простят мне читатели этот жаргон.

Теперь у нас рыночная экономика. Тогда давайте же и в охотничьем хозяйстве применим принципы рыночной экономики. Кому от этого будет хуже? Не государству же, которое освободит себя от лишних расходов. Но нет, пока что мы наблюдаем жесткий диктат государства. В чем он выражается?

Поговорим об охотугодьях. За что берет плату государство? Что охотпользователи пользуются землей, рубят лес? Нет, а если используют землю под постройки или кормовые поля, то платят за это отдельно. Тогда за что взимается арендная плата? За воздух, настоянный на смолистом запахе хвойных деревьев, цветущих трав, кустов и деревьев.

Если поставить все на свои места и определить роль отдельного охотничьего хозяйства на занимаемой им территории, то государство должно платить охотничьему хозяйству за то, что оно охраняет лес от пожаров, незаконных рубок, осуществляет постоянный надзор за дикими животными, способствует их воспроизводству для рационального использования. В целом выполняет государственную задачу по сохранению биоразнообразия (в том числе ведет охрану редких и исчезающих видов животных). И при всем при этом платит арендную плату. Где логика, где здравый смысл?

Теперь зададимся вопросом, охотпользователь является ли хозяином в своем хозяйстве? Формально да. А фактически? Конечно, он может пустить или не пускать в свое хозяйство охотников (как это делают крутые «частники»), задрать цену путевки до небес и отпугнуть, таким образом, массу охотников. Он может организовать подкормку диких животных, регулярно проводить их учет.

 

Е.К. Кандауров и автор книги " 70 лет с гончими" В.Н. Петров. Одоев, Тульской области, ноябрь1986 года. На охоте.

Вот на этом хозяйские функции охотпользователя и кончаются. Но распорядиться дикими животными, «находящимися в состоянии естественной свободы», за которыми он надзирает и создает им благоприятные условия для размножения, «не моги», т.к. они являются собственностью государства. Ну и какой же он хозяин? Он всего - навсего пользователь неизвестно чего или кого.

Дальше – больше. Охотпользователь (хозяин) обращается в Департамент природных ресурсов с просьбой выделить его хозяйству тридцать лицензий на кабана, их у него больше полсотни, опять «не моги» - Департамент решает, сколько ему можно изъять зверей. Ну и какое же это хозяйство, когда посторонний дядя решает, что можно, а что нельзя. А хозяйство несет убытки от недоосвоенного ресурса, но государственному органу, т.е. Департаменту, на это наплевать, он ничем не рискует и деньги из бюджета ему поступают исправно. И опять риторический вопрос – какая же это рыночная экономика.

Представьте себе, что фермер взял в аренду землю и ведет на ней хозяйство, с целью получения прибыли. И вот к нему заявляется дядя, из какой то госструктуры, и требует от него, чтобы он сеял то, а не это, чтобы разводил свиней, а не баранов, а о коровах и не думал. Какова будет реакция фермера – да пошлет он этого дядю, а то еще и пинка под зад даст, чтобы не лез не в свое дело. И будет прав. Фермер сам ведет хозяйство и сам рискует. Перед государством у него одно обязательство – заплатить налоги. Почему в сельском хозяйстве действуют рыночные отношения, а в охотничьем нет?

Еще парадоксальная ситуация в любом охотхозяйстве. Очень важная компонента в деятельности любого охотничьего хозяйства – охрана охотугодий и обитающих в них диких животных от браконьеров, хищников и неблагоприятных антропогенных и природных условий.

Вот тут-то администрация хозяйства задается вопросом. Как это сделать? Поставить вокруг забор, обтянуть все колючей проволокой, сделать минные поля, на всех дорогах устроить рогатки и выставить вооруженную охрану – это конечно абсурд. Но Департамент требует охранять! А у егерей, призванных к охране нет ни каких прав и очень ограниченные возможности. Кстати, егерь Сергей Андреев очень хорошо в РОГе № 6 1 – 7 февраля 2012 г. поведал охотничьей общественности, как он «со товарищи» вынужден охранять угодья от браконьеров.

Похоже, что только мордобитие и осталось в арсенале егеря при наказании браконьера. Ну и куда мы катимся с кулачным правом? Неужели наш законодатель не понимает, что отлучение общественности в наведении порядка в стране уже привело к росту преступности и, что силами только правоохранительных органов остановить эту волну чрезвычайно трудно. Я уж не говорю о нашей доблестной полиции, нареканий в ее адрес предостаточно.

Еще вопрос, далеко не риторический. Кто в нашей стране считается с охотничьим хозяйством? Да никто! Проектируется дорога, которая разрезает угодья, перекрывает пути миграций, сезонных перемещений, создает опасность для животных, приводит в негодность часть кормовых территорий, создает постоянное беспокойство для животных – т.е. нарушается среда обитания для всех диких животных, не только для охотничьих. Кто возместит охотхозяйству понесенные убытки, кто вообще согласовывал с охотхозяйством проект этой дороги. Никто!

В списке согласований и экологической экспертизы (если таковая проводится) охотничьего хозяйства просто нет. Кто согласует с охотхозяйством вырубку леса, когда также изменяется среда обитания для диких животных? Кто согласует с охотхозяйством сельскохозяйственные работы на сельхозугодьях, входящих в границы хозяйства. Конечно никто. Нет в стране такого хозяйствующего субъекта, как охотничье хозяйство, а поэтому его можно игнорировать.

Ну и как же охранять дичь? Приведу пример целевых финансовых вложений государства в охрану природы и диких животных, в частности.

В консолидированный бюджет Российской Федерации в 2007 поступило 150,2 млн руб. сборов (доходов) за пользование объектами животного мира (1,3% суммы поступлений сборов за пользование объектами животного мира и водных биологических ресурсов). а расходы государства на природоохранные мероприятия, предусмотренные в объеме 101,6 млн руб., составили – 101,2 млн руб. , в том числе на мероприятия по обеспечению охраны растительных и животных видов, защита мест их обитания, ведение мониторинга, проведение биотехнических мероприятий – 3,1 млн руб. Да и то эти средства уходят на содержание соответствующих структур.

Тогда как только в 2007 г. охотпользователи Российской Федерации инвестировали в охрану и воспроизводство охотничьих животных 491,25 млн руб. из них на учет численности израсходовано 59,23 млн руб., а на биотехнические мероприятия, охрану и воспроизводство охотничьих животных 432,02 млн руб. (Охрана окружающей среды в России, 2008) . В Государственных докладах (2007 и 2009) также отмечается, что существенно сократились государственные инвестиции на охрану и воспроизводство диких зверей и птиц на 4,6 % и составили 58.1 млн руб , а в 2009 г. они составили лишь 44.9 млн руб.

Таким образом, цифры говорят, что охотпользователи вкладывают в охрану и воспроизводство дичи в 9-10 раз больше средств, чем бюджеты всех уровней. В Госдокладе вообще отсутствуют сведения о вложении общественных средств в охрану природ и диких животных, в частности.

Так кто же заказывает музыку?! По логике – тот, кто платит. В нашем деле – мы платим, а танцуют на нашем балу другие. Нонсенс!

Любопытен и примечателен факт, произошедший совсем недавно. Всем известно выступление рыболовов любителей против платы за любительскую рыбную ловлю.

Как быстро сориентировались местные власти и быстренько закрепили самые уловистые места на водоемах за коммерческими структурами, чем вызвали серьезное протестное движение. Премьер – министр на совещании заинтересованных сторон резко высказался против введения платы за рыбалку и приказал денонсировать все ранее заключенные договоры с коммерсантами.

Замечательный результат, которого добились рыболовы-любители. Можно этому только порадоваться. Но как получилось, что рыболовы выступили за свои права, а охотники «молчат в тряпочку», разве не попираются их права. Это говорит о том, что общества охотников перестали быть обществами и совершенно не организованы, хоть и называются общественными организациями. Им стали безразличны те, кто составляет эти общества, поскольку они не выполняют уставных обязательств по защите прав свои членов. Пусть читающие эти строки задумаются о современной роли обществ охотников в их жизни и в жизни нашего гражданского общества. Видит Бог, я всей душой болею за нашу охоту и охотничье хозяйство и, будучи 60 лет членом общества, болею за судьбу своей организации.

Мне кажется, что многие руководители общественных организаций живут старыми представлениями и не ищут путей развития и укрепления своих организаций. Это опасная тенденция и пример Ивановской областной организации охотников и рыболовов тому наглядный пример. Манны небесной больше не будет, за все надо бороться и работать в купе со своими членами, а не только брать с них членские взносы. Если обществу нечего будет предложить своим членам – не долог час, когда они покинут его.

 

Фото Сергея Гуляева А.П.Каледин на охоте с друзьями в Тверской области.

Но хочется сказать о другом. Значит, рыболовы будут пользоваться водными биологическими ресурсами бесплатно, а охотники за плату. Ну и где же здесь справедливость, если рыболовы не прикладывают особого труда к воспроизводству рыбных ресурсов в реках и озерах, а охотники вкладывают и финансовые средства, и физический труд, для сохранения и воспроизводства дичи. При этом за использование охотничьих зверей и птиц платят государству не малые средства. А в чем тогда разница между рыбой и дичью. И то и другое возобновляемый природный ресурс.

И в заключении.

Охотпользователи в 9-10 раз больше вносят средств на охрану, учет и воспроизводство охотничьих ресурсов, чем бюджеты всех уровней в государстве. Поэтому охотпользователи вправе потребовать от государства снятия обременения с охотничьих хозяйств в виде арендной платы и платы за заключение охотхозяйственных соглашений.

Охотничье хозяйство и охотники для государства обуза. Оно не видит перспектив его развития, и не имеет четкой, продуманной программы или хотя бы концепции его строительства. При этом осуществляет жесткий диктат в вопросах использования охотничьих животных, к сохранению и воспроизводству которых не приложило руку.

Арендная плата за пользование охотничьими угодьями незаконна, поскольку в аренду не поступает земля, лес, животные – плата берется только за «аренду» воздуха.
Государство, в лице сиятельных чиновников, должно уяснить, что без помощи общественности борьба с браконьерством бесперспективна.

Законодатель вправе принять любой закон, наделяющий штатный персонал охотничьих хозяйств и общественность необходимыми полномочиями для эффективной борьбы браконьерством. Это здравый смысл! И не надо смотреть на Запад, уж он то нам не поможет!

Любое охотничье хозяйство должно самостоятельно развиваться, взаимоотношения его с государством должно быть урегулировано только налогами. Пора дать право специалистам самим решать, сколько и кого содержать в свободном состоянии, а кого и сколько содержать на огороженной территории и как этим распорядиться.

Необходимо придать охотничьему хозяйству статус хозяйствующего субъекта, чтобы с ним считалась и администрация и другие хозяйствующие субъекты и при нанесении ему убытков – возмещать их в полном объеме.

И последнее. Охотобществам пора повернуться лицом к своим членам и защищать их права на всех уровнях, вплоть до организации митингов и шествий.

Вот такие наши дела. А все же, кто заказывает музыку?

 

                                                                                                                  

 

Е.К.Кандауров, кандидат биологических наук, А.П.Каледин, кандидат биологических наук 2 апреля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Владимир Деревянов офлайн
    #1  10 апреля 2012 в 15:37

    Очень верные замечания! К сожалению многие РООиР живут по старинке, не хотят понять того, что наступили другие времена. Знаю несколько случаев, когда из-за головотяпства и юридической безграмотности руководства РООиР теряли угодья и не могли их перезакрепить за собой. Результат - угодья перешли в руки "частников" которые занялись свиноводством и перестали пускать на охоту в свои угодья всех местных охотников.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑