SOS дикой природы

Часть 2

фото: Андрей Акимов фото: Андрей Акимов

В Республике Беларусь для сохранения редких видов зверей и птиц достаточно много особо охраняемых природных территорий, площадь которых в 2006 году составляла 1525,1 тысячи га или 16,3% от всего лесного фонда страны. Помимо них в республике имеются зоны отселения, которые по режиму охотпользования также приравнены к заповедникам.

Кроме того, у нас 1 300 километров открытой границы только с Российской Федерацией, с территории которой наши угодья постоянно пополняются хищниками. Например, в охотничьем хозяйстве “Красный Бор” ООО “Интерсервис” ежегодно добывают более десяти волков, численность которых к весне остается не более 2–3 особей. Так, в 2008 году здесь добыли 19 волков (16 особей — с флажками, 1 — на вабу, 2 — из засады). Это свидетельствует о том, что звери приходят на территорию хозяйства из смежных угодий.

О значительном сокращении численности глухаря, тетерева, зайца-беляка свидетельствуют данные охотоустройства. Например, в охотничьем хозяйстве ГОЛХУ “Борисовский опытный лесхоз” с 1973 года проведено 4 тура охотоустроительных работ. В хозяйстве численность глухаря с 49 птиц в 1995 году сократилась в 2007 году до 25 особей. Численность тетерева в 1974 году с 530 особей сократилась в 2007 году до 65 птиц. Плотность зайца-беляка в хозяйстве в 1973 году составляла 25,1 особей на 1000 га, а в 2007 году — 9,7 особей на 1000 га. Нет необходимости приводить данные о численности этих видов по другим хозяйствам, так как будет схожая картина. Потеря охотничьих видов неизбежно повлечет в дальнейшем и сокращение численности “краснокнижников”, для которых они составляют основу питания.

Охотников обвиняют в снижении численности глухаря, тетерева, зайца-беляка и других видов. Но так ли это на самом деле? Мы возлагаем это сокращение на чиновников и их консультантов, которые принимают решения в отношении того или иного вида дикой фауны, издают несовершенные законы и инструкции, готовят материалы для Красных книг. Большинство же этих “специалистов” — кабинетные работники, которые и знать не знают о трагедиях, происходящих в лесу. Парадокс охотничьего хозяйства в том и состоит, что одни занимаются охотой, другие — охотничьим хозяйством, третьи — наукой и совершенно далекие от всего этого люди, т. н. чиновники от охоты, — законотворчеством.

О необходимости регулирования численности хищников свидетельствует и научная работа по повышению эффективности охотничьего хозяйства по полевым и болотным видам, выполненная сотрудниками ГНПО “НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам”. В работе приводятся сведения о зарегистрированных случаях гибели серой куропатки из автореферата кандидатской диссертации М. Е. Никифорова “Серая куропатка в Белоруссии, ее экология, пути охраны и использования” (1987). Эти потери от хищников составили 61,9%, а от браконьеров — 5,1%, т. е. действие одного фактора выше другого в 12,1 раза! Из этого следует, что все другие мероприятия, кроме жесткого регулирования численности хищников, в том числе и кабана, не дадут должного эффекта.

К сожалению, в этой работе из практических мероприятий по регулированию наземных хищников есть лишь одна единственная рекомендация “регуляцию численности хищников… осуществлять лишь в тех местах, где регистрируется высокая плотность гнездования серой куропатки (не менее 2–3 пар на 100 га гнездовых местообитаний)”. При существующем законодательстве плотность серой куропатки таких цифр никогда не достигнет даже в лучших угодьях. Но зато есть существенные рекомендации по ограничению охоты на данный вид.

• Останавливать проведение охоты при достижении численности серой куропатки в охотхозяйстве 20 птиц на 1 км2 в осенний период.

• Не отстреливать серых куропаток, если осенняя численность серой куропатки в хозяйстве менее 20 птиц на 1 км2. Ниже этого уровня популяция не имеет возможности компенсировать потери от охоты.

• Не проводить охоту во время осуществления работ по восстановлению или увеличению численности серой куропатки.

В данной работе нет полного списка хищников, которые влияют на численность серой куропатки в охотничьих угодьях Республики Беларусь (например, ни слова не сказано о диком кабане — как будто его и нет). А ведь в период гнездования серая куропатка, как и другие гнездящиеся на земле птицы, очень уязвима. И какова же тогда практическая польза охотничьему хозяйству от предложенных рекомендаций (даже если полностью запретить охоту на данный вид)? Выходит, существование серой куропатки, как и тетерева, при имеющемся законодательстве лишь вопрос времени.

На наш взгляд, сохранить сокращающуюся численность тетеревиных и других видов птиц и млекопитающих можно только в том случае, если территориально разделить “краснокнижников” и охотничьи виды. В этой связи на заповедных территориях предпочтение следует отдавать действительно редким видам дикой фауны, а в охотничьих угодьях присутствие этих видов должно быть терпимо при строжайшем регулировании их численности. Только таким образом можно сохранить биоразнообразие. В Западной Европе в этом давно и твердо убедились. Например, З. Клаус и Г. Тюммель (ГДР, 1984) провели специальное исследование по влиянию кабана и хищников на динамику численности глухаря в Восточной Тюрингии и пришли к выводу, что “…усилению фактора беспокойства в районах, подверженных сильному влиянию деятельности человека, можно противодействовать только ощутимым сокращением численности кабана и хищной дичи”. Они определили, что 30% гнезд с яйцами глухаря разрушены кабаном.

Другой пример. Ученые Германии в горах Высокий Рен (Гессен) исследовали влияние хищников на размножение тетерева. Оказалось, что из 50 гнезд 28% разорены врановыми птицами, 18% — кабанами и лисицами, 10% — куницами, 2% — неопределенными хищниками (возможно енотами), 24% остались нетронутыми.

Приведенные цифры и факты убедительно свидетельствуют о том, что необходима коренная переработка существующей нормативной базы по использованию природных ресурсов, куда входят и охотничьи звери и птицы. Без этого мероприятия невозможно в перспективе сохранить на оптимальном уровне все виды диких зверей и птиц. Для подготовки новой нормативной базы необходима тщательная проработка вопроса, ее государственная экологическая экспертиза и обсуждение в общественных кругах. В ее подготовке в первую очередь должны принимать участие охотоведы-практики с профессиональным образованием, а не только кабинетные чиновники. Жизнь показала, что чиновники-непрофессионалы не способны эффективно руководить отраслью. Здесь уместно процитировать слова биолога-охотоведа, доктора биологических наук В. В. Дежкина (2004): “…Охотничьим хозяйством занимаются все, кроме охотоведов”. А этого быть не должно. От несовершенного законодательства в первую очередь страдает дикая фауна, а во вторую — рядовые сотрудники охотничьих хозяйств и законопослушные охотники.

Охрана охотничьих угодий

При существующем ведении охотничьего хозяйства мы не только топчемся на месте, а даже двигаемся в обратном направлении, несмотря на увеличение доходов охотничьего хозяйства, которое достигается любой ценой в основном за счет отстрела элитных особей, составляющих репродуктивное воспроизводственное ядро.

Деятельность чиновников большей частью направлена не на исправление положения в отрасли, а на введение дополнительных платежей за реализацию права на пользование объектами животного мира, т. е. на удорожание охоты. Нетрудно предположить, что экономика охотничьего хозяйства Беларуси неуклонно приближается к банкротству. Это связано с тем, что при ведении охотничьего хозяйства приоритет отдан экономической деятельности, чего быть не должно. Нельзя требовать от охотничьего хозяйства невозможного, т. е. полной рентабельности, не насытив предварительно угодья дичью. Чем заняты рядовые работники охотничьего хозяйства? Зарабатывают средства к существованию, организуя охоты на копытных и эксплуатируя охотничьи домики, а поэтому работа по охране угодий от браконьеров и хищников сведена почти к нулю. В результате они подбирают крохи, которые остаются от браконьеров и хищников. В природе все взаимосвязано. Нельзя объять необъятное. Надо заниматься или охраной угодий или добывать средства к существованию. Заниматься одновременно и тем и другим не получится. Основная вина в этом лежит на административном аппарате, который за свои упущения и промашки пытается отыграться на рядовых членах охотничьих хозяйств и законопослушных охотниках. Например, уменьшение штатов в РГОО “БООР” идет за счет “рабочей лошадки” — охотоведов и егерей. Их сокращают, громоздкий административный аппарат оставляют. В этом нет никакой логики, как и во всем, что делается в этой организационной структуре. От этого страдает как охотничье хозяйство, так и государство в целом. Мы, как всегда, поставили телегу впереди лошади. В этой связи необходимо пересмотреть само понятие об охотничьем хозяйстве и его роли в системе природопользования. По нашему мнению, определение охотничьего хозяйства можно изложить примерно в такой редакции. Охотничье хозяйство — отрасль природопользования, направленная на увеличение, сохранение, регулирование или улучшение популяций охотничьих животных и среды их обитания, а в конечном итоге — на рациональное использование этих ресурсов.

Пока еще не поздно, нужно снять экономическое бремя с охотничьего хозяйства. Восстанавливать численность всегда сложнее. Это имело место в недалеком прошлом в Беларуси, например с лосем и бобром.

В настоящее время охотничья фауна подвергается тройному прессу: плановая добыча, браконьерство и хищники. Сколько лет она выдержит подобное использование — год, два? А что дальше?

Следствием такой недальновидной политики по использованию ресурсов диких зверей и птиц является массовое браконьерство. Приведем наиболее яркий пример. В телепередаче “Зона Х” Белорусского телевидения приводились сведения, что в Лунинецком районе (на площади около 1 км2) Брестской области в 2009 году обнаружены остатки трех лосей, добытых браконьерами. В Беларуси насчитывается 118 районов. Где гарантия, что в других административных единицах дела обстоят лучше?

По нашему глубокому убеждению, законодательство республики Беларусь должно работать по двум направлениям: совершенствование законодательных актов по охотничьему хозяйству и правильная ценовая политика в оценке стоимости права на добычу охотничьих животных. Цена за добытое животное должна быть дифференцированной для различных слоев населения и доступна для всех охотников, а не только для обеспеченных граждан. Только в этом случае можно рассчитывать на рациональное и полное использование ресурсов охотничьих зверей и птиц. Например, в Литве сеголетков кабана отстреливают без лицензии (разового разрешения).

По нашему мнению, необходимы четыре разные цены за добычу того или иного животного. Для охотника сельской местности должна устанавливаться наиболее низкая (100%) цена, для городского охотника — повыше (200%), для охотника ближнего зарубежья — дороже (300%), для иностранцев дальнего зарубежья — самая высокая (500%).

На основании вышеизложенного следует, что цены на добычу того или иного вида животного должны устанавливаться ежегодно, исходя из выделенных лимитов его добычи, финансовых возможностей охотника, услуг, оказываемых охотнику при организации охоты. Только при таком подходе к ценообразованию можно сократить браконьерство, полнее использовать лимиты изъятия охотничьих животных, повысить продуктивность угодий и рентабельность хозяйств.

Управление охотничьим хозяйством

У нас строго спрашивают за неубранный урожай сельскохозяйственных культур с соответствующих должностных лиц. Ресурсные виды охотничьих животных — тот же самый урожай, и у него есть свои хозяева, которые при соблюдении договорных условий аренды и существующих нормативах обязаны его собирать. Только для этого не требуется столько нянек, сколько прописано действующими “Правилами…”. Придет время, а конкретно спросить за ведение охотничьего хозяйства будет не с кого, поскольку руководители различных подразделений долго не задерживаются в своих креслах или стараются вовремя их поменять.

Практический опыт ведения охотничьего хозяйства в странах с высоким уровнем развития отрасли свидетельствует о том, что все функции по охране, контролю и рациональному использованию охотничьих ресурсов следует сосредоточить в одной структуре, а не распылять по различным ведомствам.

В Беларуси для этой цели наилучшие условия созданы в Государственной инспекции по охране животного и растительного мира при президенте Республики Беларусь, которая имеет обширный круг полномочий, достаточно оснащена и нуждается лишь в некоторой реконструкции и новых кадровых назначениях. Это оправдано как экономически (уменьшение административного аппарата во многих госструктурах), так и практически, поскольку не нужно согласовывать тот или иной вопрос в многочисленных инстанциях, т. е. все вопросы будут решаться быстро. Кроме того — и это очень важно, — в настоящий момент в одной структуре проще собрать немногочисленные, оставшиеся с советских времен профессиональные кадры охотоведов. Только в этом случае можно рассчитывать на существенное повышение уровня ведения охотничьего хозяйства в нашем государстве. Нет необходимости передавать руководство от Минлесхоза к Минприроде и обратно, как это не раз уже осуществлялось на практике в прошлом. Работа этих структур направлена не на развитие охотничьего хозяйства, а на перетягивание канатов за право распределять лимит добычи охотничьих животных, По нашему убеждению, в этом споре победа на стороне Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды, которое показало себя более рачительным хозяином. Это в период руководства Минлесхоза численность лося сократилась примерно в 3 раза. Кроме того, Минлесхоз имеет в своем подчинении 80 лесоохотничьих хозяйств, т. е. руководит и ведет хозяйственную деятельность, что противоречит закону “Об охране и использовании животного мира”. По этой причине он не может осуществлять руководство охотничьим хозяйством в Беларуси.

С сожалением приходится констатировать, что законопослушные охотники покидают общественные охотничьи организации и пополняют ряды браконьеров. Так, в 1991 году ОО “БООР” насчитывало в своих рядах 89 тысяч членов с правом охоты, а на 01.01.2009 г. эта цифра уже сократилась до 40,2 тысячи человек.

В настоящий момент деятельность чиновников различного ранга и их консультантов следует рассматривать как экологическое невежество равнодушных людей. А пока приходится констатировать, что, к сожалению, интересы правящей элиты далеки от чаяний рядовых охотников. В перспективе при существующем законодательстве следует ждать сокращения численности копытных, зайцев (русак, беляк) и боровой дичи, а возможно и потерю таких видов, как, например, тетерев, серая куропатка. Простят ли нам это потомки — большой вопрос.

Сергей Кононов, биолог-охотовед, Минск 14 июня 2011 в 16:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑