Общества охотников и жареная дичь: гастрономическое исследование

Фото Игоря Шахова

Фото Игоря Шахова

С введением охотничьего билета единого федерального образца «обязанность» по членству в общественных объединениях охотников закончилась, и наступил «момент истины». Сохранятся охотобщества, или их постигнет участь всех прочих, тихо скончавшихся «добровольных» реликтов советской эпохи?

Заинтересованы ли в их сохранении сами охотники, государство, которое, согласно Закону «Об общественных объединениях» «… обеспечивает соблюдение прав и законных интересов общественных объединений, оказывает поддержку их деятельности, законодательно регулирует предоставление им налоговых и иных льгот и преимуществ»?

Позиция государства, а точнее чиновников, его представляющих, обозначилась довольно четко. Реальной поддержки деятельности охотобществ, соблюдения их прав и законных интересов (а это права и интересы миллионов охотников!) не видно, отмену права охоты по членскому билету вряд ли можно признать господдержкой.

Никаких льгот и преимуществ для охотобществ Законом «Об охоте…» не предусмотрено. В аукционах по предоставлению охотничьих угодий на равных участвуют и олигархи, и охотобщество, объединяющее сотни простых охотников, которое на членские взносы не в состоянии конкурировать. В результате угодья отходят к более денежным владельцам, которые вряд ли заинтересованы в присутствии небогатых охотников на этих территориях, последним просто вход запрещен.

Конечно, на большие деньги можно организовать и охрану, и провести биотехнические мероприятия, построить вертолетную площадку и шикарную базу с сауной и жирафов в Сибири «акклиматизировать». Проверяющие чиновники от охоты будут всему этому умиляться и пропагандировать передовой опыт ведения охотничьего хозяйства. И никого не будет интересовать, а кто пользуется охотничьими ресурсами, где могут поохотиться местные жители, законны ли источники поступления денежных средств, каким бюджетом или сметой они запланированы, предусмотрены ли учредительными документами арендатора угодий такой вид деятельности, как ведение охотничьего хозяйства?

Поэтому у нас при наличии денег угодья может получить кто угодно, хоть общество любителей балета, но не охотобщество. А как же положения Конституции о том, что Российская Федерация – социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека, а земля и другие природные ресурсы используются и охраняются как основа жизни и деятельности народов, проживающих на соответствующей территории?

Почему Закон «Об охоте…» обеспечивает достойную жизнь и предоставляет землю и природные ресурсы одному человеку, а не общественной организации, объединяющей сотни проживающих на этой земле людей? Видимо, чиновники от охоты, сочиняя закон и вводя единый билет, думали не о социальном государстве и интересах общественных объединений, а о том, как эти объединения развалить! Тогда не придется и интересы учитывать, и на неудобные вопросы отвечать!

Другой вопрос, насколько успешно общества представляют и защищают интересы и права охотников, и в какой мере они соответствуют понятию «общественное объединение»? В советские времена не было ни акционерных обществ, ни индивидуальных предпринимателей, ведением охотничьего хозяйства могли заниматься только общества охотников, они и были монопольными владельцами охотугодий.

Занимались фактически только охотхозяйственной деятельностью, но сейчас это может делать любая коммерческая структура, для этого необязательно быть общественной организацией. А вот как общественные объединения в новых условиях охотобщества оказались несостоятельными и перестроить свою работу не смогли?

Роль общественных организаций скорее социальная и, можно сказать, политическая, чем хозяйственно-коммерческая. По закону они создаются на основе совместной деятельности для защиты общих интересов и достижения уставных целей, объединившихся граждан.

Для достижения этих целей они имеют право свободно распространять информацию о своей деятельности, участвовать в выработке решений органов государственной власти, проводить митинги, демонстрации, шествия и пикетирование, учреждать средства массовой информации и осуществлять издательскую деятельность, представлять и защищать свои права, законные интересы своих членов и других граждан в органах государственной власти, выступать с инициативами по различным вопросам общественной жизни, вносить предложения в органы государственной власти.

А вот предпринимательскую деятельность могут осуществлять лишь постольку, поскольку это служит достижению уставных целей, ради которых они созданы, и соответствующую этим целям. Доходы от такой деятельности должны использоваться только для достижения уставных целей. Таковы должны быть приоритеты в деятельности общественных объединений, в том числе и обществ охотников. В действительности же все наоборот!

К примеру, в отчетности, представляемой в Ассоциацию Росохотрыболовсоюз, подробнейшим образом отражается коммерческая деятельность организаций по ведению охотничьего и рыболовного хозяйства, разведению и добыче охотничьих животных, вплоть до количества заготовленного сена и построенных солонцов и порхалищ.

Однако совершенно не отражается их деятельность как общественных объединений. Нет сведений о проведенных мероприятиях и демонстрациях, об обращениях в органы государственной и судебной власти в защиту прав и законных интересов своих членов, о внесенных в органы власти инициативах и предложениях и о результатах таких обращений.

Вот вам и приоритеты! Заниматься общественной деятельностью не хотим, а конкурировать в предпринимательской деятельности в современных рыночных условиях – не в состоянии. Активно продолжающийся процесс утраты охотобществами монополии на охотугодья еще больше усложнит их деятельность. В этих условиях значительное падение количества членов – неизбежно. Оно может стать обвальным, если общества кардинально не перестроят свою деятельность!

Но и сами охотники должны понять, что реализовывать и защищать свои права и интересы в одиночку – невозможно, для этого нужно объединять усилия и финансы. Богатые в общество не пойдут, они будут реализовывать «свое право на охоту», а обделенными в нашей стране останутся миллионы простых охотников. Простым охотникам выход один – объединиться, чтобы не остаться без угодий и без охоты!

В далеком 1919 году, при подготовке I съезда Всероссийского союза охотников, профессор Д.К. Соловьев задачу охотника видел в следующем: «Каждый охотник должен проникнуться сознанием, что только вложивши свой труд в общее дело, он получает право пользоваться удовольствиями и выгодами охоты, причем труд заключается вовсе не в том, чтобы озаботиться о лучших способах добывания дичи, устроить какие-нибудь хитрые ловушки или зарядить особые патроны, а в том, что он будет способствовать «сохранению и размножению дичи».

Пора госчиновникам менять формы и методы работы, а охотникам – определяться в своем отношении к обществам. Силком туда никого не тащат, но никто за нас наши проблемы не решит, решить их мы можем только сообща!

Михаил Маклецов 19 августа 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Николай Григорьев онлайн
    #1  20 августа 2012 в 10:24

    Вот вы все пишите, пишите, а друг друга не слышите. Каждый хочет быть горном, глашатаем. Активность на нуле. И чихать они все на вас и на нас хотели. Они своё дело делают. Азиаты мы , одним словом.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑