Охотников осчастливили новейшими правилами

Фото Ильи Липина Фото Ильи Липина

В последние месяцы Россия «вздыбилась и понеслась», как гоголевская Русь-тройка. СМИ с упоением отмечают, что у нас проснулось общественное сознание и возник так долго вызревавший в недрах общества диалог с властью. Она более внимательно стала вникать в суть требований улицы. Даже услышала рыбаков! Правда, до охотников очередь пока не дошла.

 По этому поводу у вашего покорного слуги в голове запрыгали, по образному определению Олега Газманова, мысли-скакуны, которыми он хотел бы поделиться с собратьями по страсти в преддверии открытия летне-осенней охоты.

Начну с того, что с удовольствием прочитал статью А. Бонч-Бруевича «Охота и охотники: что они для государства?» Грустно. Лично я ничего конкретного в высказываниях А. Берсенева не нашел. Кроме мнения, что легче принять новый закон «Об охоте…», чем вносить бесконечные поправки в старый. Вкупе с названной статьей припомнилась и статья Л. Сонина «Почему критикуют Департамент» («РОГ» № 10, 2012). На мой взгляд, критиковали, критикуем и будем критиковать до тех пор, пока по животрепещущим вопросам не будет положительного и справедливого решения.

Так случилось и с Правилами охоты (далее – Правила). Молча, тихой сапой их «сляпали». А они ох как нуждались в обсуждении в охотничьих СМИ! Тогда бы не появилась в «Комсомольской правде» от 29.02.2012 г. заметка Н. Кузьминой «Верховный суд запретил гулять по лесу с ружьем» с пояснением начальника управления охотничьего хозяйства РОРС Н. Курилова: «Природа не для того, чтобы гулять с огнестрельным оружием. Если ты появился с ружьем в лесу или на болоте, у тебя должны быть законные основания: разрешение, лицензия, охотничий билет». И, как пишет Н. Кузьмина: «Инстанция оставила в силе правила охоты аж 1988 года».

А ведь проблема и выеденного яйца не стоит! В Правилах охоты, утвержденных приказом № 512 16.11.2010 г., в п.3.5 было записано: «...в случае перемещения с охотничьим огнестрельным (пневматическим) оружием по охотничьим угодьям или иным территориям, являющимся средой обитания охотничьих животных, без разрешения на добычу охотничьих ресурсов транспортировать патроны (снаряды) отдельно от зачехленного охотничьего огнестрельного (пневматического) оружия». Пункт сформулирован разумно. Так почему же разумный пункт исключен из новейших Правил? Этим еще раз подчеркивается неуважение к охотникам.

Реальная ситуация. Я иду от автобусной остановки по лесу на стрелково-стендовый комплекс «Кузьминки». У меня в чехле ружье, а в сумке полусотня патронов. По логике приказа выходит, что я нарушитель? И это не последний ляп в новых Правилах охоты. Взять хотя бы п.52.14. Он запрещает «применение электронных устройств, имитирующих звуки, издаваемые охотничьими или иными животными». Этот пункт за уши притянут из правил 1988 г. За прошедшее время электронные манки не только не исчезли из практики охоты, а наоборот, стали широко применяться.

Кому не знакомы заманчивые рекламные предложения: «Купи манок – сделай свою охоту успешной»! Я в этом году побывал на ВДНХ и «Крокус Экспо», где проводились охотничье-рыболовные выставки. С первых шагов слух ласкали мелодичные голоса «гусей» и азартные призывы «подсадных уток». Манки настолько портативны, что умещаются в нагрудном кармане, как пачка сигарет. И кто решится обыскивать меня, и на каком основании? Закон «Об охоте…» не запрещает охоту с манками. А потом, где эта армия охотинспекторов, которая будет бегать по полям, заслышав, электронный манок? Что, охотинспекторам больше делать нечего? Неразумно.

Разработчикам Правил следует знать, что среди охотников есть мастера, способные в духовой манок или сложенные ладони выдуть такие голоса гусей и уток, что невольно начнешь озираться по верхам. Куда там электронному манку! А потом, не надо думать, что весною гуси и кряковые селезни настолько глупы, что, услышав манок, так и попадают на голову охотника. На этих умных птиц надо еще уметь охотиться! Западная Европа и США электронные манки не запрещают. А мы так трепетно заботимся о сохранении гусеобразных! Моторные лодки, сафари весною на гусей – это пожалуйста. А манок – не-е-т!

Не могу обойти молчанием и такую нелепицу. Пунктом 54.3.2 Правил охоты в первой редакции был введен запрет охоты на гусей в период с марта по май на расстоянии менее 1 километра от среднегодового разлива воды за последние 10 лет на реках: Волга, Дон, Кама, Ока…». Но, крепко подумав, авторы новой редакции Правил перечень рек, озер и водохранилищ из п. 54.3.2 убрали, и звучит он теперь так: «...на реках, озерах и водохранилищах, расположенных на территории субъектов РФ, входящих в состав федеральных округов Приволжского, Северо-Западного, Северо-Кавказского, Центрального и Южного, за исключением Республик Карелия, Коми, Архангельской, Мурманской областей и Ненецкого автономного округа».

А новый подпункт 54.3.4. гласит: «На расстоянии менее 200 м от уреза воды рек, озер и водохранилищ, в том числе с учетом их весеннего разлива, расположенных на территории Российской Федерации, входящих в состав федеральных округов, указанных в п.54.3.2. За исключением Республик Карелия, Коми, Архангельской, Мурманской областей и Ненецкого автономного округа».

И уж совсем вызывает недоумение сроки весенней охоты. В «Правилах добывания…», утвержденных Правительством РФ 10.01.2009 г., он определен в 16 календарных дней. Приказ п.39 определяет: «Охота на пернатую дичь осуществляется с 1 марта по 16 июня в течение 10 календарных дней на водоплавающую дичь и в течение 10 дней на боровую». Так. Значит, почесав репу, решили, что хватит и десяти. Мы живем в такой климатической зоне, что погоду на следующий день даже московские синоптики не всегда угадывают. Поэтому 16 дней – это оптимальная продолжительность весенней охоты.

В Правилах необходимо указать, что весной охота на селезней разрешается только с подсадной или чучелом утки. Это исключит попытки на местном уровне что-то запретить. Пункт 53.1 в старой редакции запрещает «использование механических транспортных средств и любых летательных аппаратов для преследования, выслеживания, поиска и (или) добычи охотничьих животных, за исключением осуществления охоты в целях регулирования численности волков, шакалов…». Чиновники из него убрали слова «использование механических транспортных средств и любых летательных аппаратов для преследования, выслеживания, поиска», объединили остатки п.53.2., и теперь он гласит, что «запрещается «стрельба… при нахождении в (на) механическом транспортном средстве, летательном аппарате, за исключением…».

Ответная реакция не заставила себя ждать. В «Московском комсомольце» (09.06.2012) появилась статья А. Синякова «Чиновникам разрешили охотиться с вертолетов. А охотничьих собак, наоборот, урезали в правах». Информацию А. Синяков получил от сотрудника МПР. Нет чтобы г-ну Берсеневу озаботиться исправлением «ляпов» в Правилах. А он вместо этого занялся поисками сотрудника, «слившего» информацию журналисту. В СМИ сообщалось, что с какого-то желтого вертолета в заповеднике отстреляли лося, затащили его внутрь и… 14 июня в «Комсомолке» появилась «тревожная новость: с аэродрома в г. Серове Свердловской области угнали самолет Ан-2. Компания из 12 человек во главе с начальником ГИБДД Д. Ушаковым улетела «отдыхать» и исчезла. Их ищут. Хорошо, если они сидят где-нибудь в лесу. Не дай Бог, чтобы повторилась алтайская трагедия с вертолетом сановных охотников!

Вызывает недоумение исключение из Правил традиционной русской охоты на медведя в берлоге. Популяция процветает. Почему запретили? В Правилах столько непонятных охотнику требований – мама, не горюй! Нет сомнений, они нуждаются в уточнении. В таком виде их нельзя предлагать к руководству. Это происходит потому, что все важнейшие документы, затрагивающие интересы простого охотника разрабатываются и пишутся в кулуарах Департамента и, как правило, не публикуются в СМИ, оттого и неясна их мотивация и охотники воспринимают их как очередную попытку ограничить доступ к охоте.

Подобные документы дискредитируют государственных руководителей. И в связи с этим хотелось бы напомнить г-ну Берсеневу слова поэта Франсуа Вийона:


А написал сию страницу
Фремен, мой писарь. Будь охаян,
Коль сочинил он небылицу.
Ведь по слуге судим хозяин...


Как тут не согласиться с Е. Горбуновой, которая в статье «Надо думать. Хорошо думать» («РОГ» № 25, 2012) приводит выдержку из журнала «ЭКОС» за 2011 г.: «Документы по нормативному правовому обеспечению в сфере охраны и использования охотничьих ресурсов, произведенные МПР за два года исполнения полномочий, по безграмотности и цинизму применительно к использованию охотничьих ресурсов не имеют равных в мире».

Вывод: чтобы иметь в лице охотников не противников, а союзников, г-ну Берсеневу необходимо строить работу органов управления охотой и охотничьим хозяйством сверху донизу в тесном контакте с охотничьей общественностью. Каждый нормативный документ должен быть подготовлен с непременным участием специальной рабочей группы, в составе которой должны присутствовать ученые, специалисты охотничьего хозяйства и охотпользователи. Вот тогда и критики будет меньше. А так новые Правила охоты я расцениваю как очередное пособие по браконьерству.

Виктор Гуров 12 июля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑