Нужна ли нам охотничья орнитология?

Основными объектами охоты в России являются птицы. Утки, гуси, кулики, тетеревиные, пастушковые – это массовые (социальные) виды пернатой дичи, без которых русскую охоту просто невозможно себе представить. Добыча их нашими охотниками оценивается в миллионы особей.

К сожалению, отношение к пернатой дичи государственных органов, ответственных за охотничье хозяйство России, пренебрежительное. Так было всегда. Как в бывшей Главохоте РСФСР, так и в недавно ликвидированном Департаменте охоты основное внимание уделялось учету, контролю и рациональному использованию крупных животных, прежде всего копытных.

 

фото автора

Почему-то у многих (даже охотоведов) сложилось неверное представление о неистощительности ресурсов пернатой дичи. Вроде бы у нас настолько много уток, гусей, перепелов, куропаток, бекасов и вальдшнепов, что и следить за их численностью нет необходимости. Это большая ошибка.

НЕПРЕСТИЖНАЯ ПРОФЕССИЯ

Научные исследования, связанные с изучением биологии птиц, в том числе охотничьих, непрестижны. Они не финансируются ни государством, ни охотничьими организациями. Вообще отношение в нашей стране к орнитологии, как к науке об изучении птиц, крайне негативное. На прошедшем недавно учредительном собрании Русского орнитологического общества им. М.А. Мензбира известный орнитолог Е.Е. Сыроечковский сказал, что, к сожалению, в последние годы профессия орнитолога не привлекает внимания молодых людей, является непрестижной и малооплачиваемой.

После окончания школы все стремятся получить специальность менеджера, экономиста, дизайнера, а наука, особенно связанная с изучением живой природы, в том числе и птиц, практически никого не привлекает. Складывается впечатление, что нашему государству не нужны ни экологи, ни зоологи, ни охотоведы.

К сожалению, знания охотниками и даже специалистами охотничьего хозяйства большинства видов птиц оставляют желать лучшего. В России нет определителей птиц, в том числе и охотничьих. Единственный охотничий определитель водоплавающих А.Б. Линькова был распространен среди районной службы охотнадзора и разошелся очень быстро.

К сожалению, у нас среднестатистический гражданин России очень слабо разбирается в биологии. Беда в том, как преподают биологию в школе. Я считаю, что, прежде всего, надо обучать школьников, как распознавать основные виды растений, птиц, зверей, рыб, амфибий и рептилий, рассказывать им больше об образе жизни животных и местах их обитания.

Конечно, школьникам нужно знать о внутренних органах растений и животных, но, по-моему, на уроках в школе и даже в биологических вузах сейчас анатомия значительно перевешивает экологию. И естественно, необходимо вводить в школьные занятия полевую практику, научить детей грамотно разбираться в природе, знать не по картинкам, а в естественных условиях виды птиц, уметь их различать по голосам. Больше занятий надо проводить на природе!

По-настоящему любить природу и заботиться о ее сохранении может лишь тот, кто хорошо знает зверей и птиц, растения и насекомых. Что говорить о министрах и руководящих чиновниках, когда даже большинство егерей, охотоведов, председателей обществ и директоров охотничьих хозяйств не имеет специального биологического образования.

Как-то знакомый охотовед (зоолог по образованию) принес в областное охотуправление чучело погоныша и спросил: «Мужики, что это за птица?» Правильно не ответил никто: одни говорили – скворец, другие – дрозд. Вот такие у нас охотоведы.

 

фото автора

Вывод один: в нашей стране недостаточно внимания уделяют биологии и экологии, нет общедоступных интересных книг и журналов о птицах, нет дисков с голосами птиц, недостаточное количество как учителей, так и специалистов, а большинство исследований, связанных с природой, финансируется мизерно и по остаточному принципу. Общества охотников и охотпользователи должны позаботиться о повышении биологической квалификации своих кадров. Хороший пример в этом подает МООиР.

О НОРМАХ ДОБЫЧИ

Но вернемся к охотничьей орнитологии. Сколько же стрелять, как определить нормы добычи?
Прежде всего, надо знать численность каждого вида пернатой дичи и ежегодно контролировать ее изменения. Иными словами, необходим грамотный мониторинг.

Для некоторых видов птиц, ведущих скрытный образ жизни, оценить их абсолютную численность бывает невозможно, а потому важным показателем является ее ежегодный учет добычи охотниками. Эта методика широко практикуется охотоведами других стран, например, Франции. Там успешно работает методика оценки добычи, основанная на обработке карточек отстрела.

Каждому охотнику на сезон выдается небольшая книжечка с разноцветными страницами. Для удобства охотника и тех, кто обрабатывает карточки, каждый цвет страницы соответствует определенному виду пернатой дичи, а также зайцев, кроликов и лисиц. После каждой охоты, а для некоторых видов, и непосредственно на охоте, охотник отмечает в ней дату охоты и количество добытых животных.

Кроме того, ежегодно специалисты Главохоты Франции (точнее, Национального Управления охоты и дикой природы Франции) выборочно рассылают по департаментам специальные подробные анкеты, в которых охотники отвечают на вопросы орнитологов. Стоит заметить, что и у нас такая анкетная система опросов начинает использоваться учеными при оценке добычи прежде всего вальдшнепа и болотно-луговой дичи.

Большую помощь в распространении анкет и сборе их у охотников оказывают как государственные органы охотуправления и охотнадзора, так и общества охотников и прежде всего Росохотрыболовсоюз. Особенно активно помогают ученым Московское, Владимирское, Вологодское, Костромское охотуправления и общества охотников этих областей, большой интерес к работе проявляют охотоведы из республики Коми, Ивановской, Кировской и Смоленской областей.

Имеется опыт успешного многолетнего сотрудничества (с 1981 года) по дичеразведению и кольцеванию птиц с Петушинским РООиР Владимирского ОООиР. Таким образом, охотники и охотоведы могут оказывать большую помощь в работе по мониторингу состояния популяций охотничьих птиц. Но нужны специальные темы и программы, причем наши, отчественные, а не зарубежные.

Ежегодная оценка численности охотничьих птиц, оценка успешности их размножения и прогнозы на предстоящий сезон охоты позволяют грамотно регламентировать охоту на пернатую дичь, вводить оптимальные для данного сезона нормы добычи, оптимизировать сроки охоты. Тогда не будет той чехарды по областям с нормами и сроками, как, например, в минувший сезон весенней охоты.

Откуда-то сверху пришла разнарядка – установить лимиты добычи (перелетной!) пернатой дичи по областям и охотхозяйствам. Ни регионы, ни федеральный охотничий центр к этому оказались не готовы. Вот и спускали охотпользователям непонятные лимиты добычи на весь 16-дневный срок весенней охоты – по 5–7 вальдшнепов и 8–10 гусей на хозяйство.

Не исключено, что вскоре Европейский Союз, куда так стремятся нас затащить наши лидеры, поставит нам условие – или обоснуйте с цифрами в руках, что весенняя охота не вредит европейским популяциям перелетных пернатых, либо закрывайте ее. Если не будет доказательств – будьте уверены, весеннюю охоту закроют, и ни правительство, ни президент этому помешать не смогут.

Сегодня как никогда нам нужна государственная политика мониторинга охотничьих ресурсов, в том числе и птиц. Ведущие научные биологические учреждения  должны привлекаться к комплексным программам по охотничьей орнитологии, необходимо создание специальных проектов по группам птиц и даже по отдельным видам.

 

фото автора

Вполне возможно и создание научных групп, занимающихся и конкретными видами, например по тетереву, глухарю, перепелу, коростелю, уткам, гусям. Такие группы не должны быть большими, достаточно ядра из 3–4 ученых-орнитологов, которым будет помогать широкая сеть корреспондентов на местах. В число корреспондентов надо включать не только профессиональных биологов и охотоведов, но и интересующихся и биологически грамотных охотников, егерей и любителей природы.

Естественно, этим людям за сбор научной информации надо платить. Просто так, ради интереса, как в  Западной Европе, у нас никто работать не будет. Ведь каждый труд, пусть даже и интересный для исполнителя, должен оплачиваться.

ЛИЦОМ К НАУКЕ


Новый закон об охоте дает большие полномочия охотпользователям. Несомненно, они также должны оказывать помощь науке, привлекать специалистов-орнитологов в свои угодья для проведения научных работ и оказывать им посильную помощь по слежению за популяциями охотничьих птиц, изучению их миграций методами массового кольцевания, мечения с использованием радиопередатчиков и программ спутникового слежения, проведения работ по выявлению оптимального кормового рациона видов в данной местности, изучения мест обитания.

Большие перспективы я вижу в абсолютно новом направлении охотничьей орнитологии – искусственному моделированию угодий для конкретного вида дичи. Например, с помощью мелиоративной биотехнии можно создать на заброшенных пойменных лугах с пересохшими и заросшими озерами систему водоемов и болот, благоприятных для гнездования уток и болотной дичи, создать с помощью посадки разнотравно-злаковых растений идеальные луга для перепела, коростеля, серой куропатки и тетерева.

А в лесных угодьях, на зарастающих полях и старых, поросших густым молодым лесом вырубках, вполне возможно сделать идеальные места для тяги вальдшнепа. Искусственное создание вальдшнепиных полян и «коридоров» в таких сплошных мелколесьях, привлекает сюда вальдшнепов не только для тяги, но и для гнездования.

Кстати, небольшая подсказка охотпользователям: если вы сделаете такие «угодья для тяги» да еще и оборудуете их лавочками для пожилых охотников (можно и со столиками, для того чтобы положить амуницию, патроны и фотоаппарат), – это уже будет предоставление услуги, а потому вопросов типа «что значит охота с обслуживанием на тяге» будет меньше.

Сейчас большинство орнитологических программ в России государством не финансируется. Работа ведется по зарубежным грантам в зависимости от интересов, прежде всего, страны, которая заказывает тему. Эти суммы мизерны, их не хватает даже на экспедиции и полевые работы.

Отказаться от них и перейти только к сбору анкетного материала и его статистической обработки, сидя только за компьютером в офисе, невозможно, так как работа непосредственно в природе – основа орнитологии.

Фактическая государственная зарплата научных сотрудников-орнитологов сейчас просто мизерна. Остается надеяться, что и государство, и охотпользователи повернутся лицом к науке.

Сергей ФОКИН, кандидат биологических наук 3 июля 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -1
    Владимир Деревянов офлайн
    #1  6 июля 2012 в 07:21

    Нужны! Конечно нужны экологи, биологи, орнитологи, ботаники, микробиологи и пр.... потому,что все чаще и чаще встречаются официальные документы, касающиеся природы, экологии и т.д оформленные безграмотно в профессиональном плане. Но наше государство подобно неразумному дитя, потому как не ведает что творит. Уважаемый Сергей Фокин говорит о полевых практиках в школе, а ведь это все было. Была сеть станций юннатов. В каждом районном центре была станция юннатов. Почти все более или менее известные биологи в детстве своем были воспитанниками этих учебных учреждений. Сейчас этого нет. Любить природу учат за партами в рамках общеобразовательной программы по биологии. Что говорить об общеобразовательной школе, когда в ВУЗе студенты биологи не ездят на полевые практики большей частью из-за отсутствия финансирования. Я могу сравнить, потому, что в 80-х годах во время учебы в ВУЗе объехал за казенный счет почти весь СССР. Полевые практики были выездные не менее 2-х недель. Сейчас сын, студент-биолог полевую практику проходит сидя за партой. К большому сожалению наука не может существовать на голом энтузиазме. А в орнитологи, ботаники и зоологи в те приснопамятные времена шли не потому, что это престижно было, а потому, что интересно. Одно дело ездить по разным местам, собирать материал, систематизировать и анализировать, писать статьи на его основе. И другое дело заниматься схоластикой за партой.

    Ответить
  • -2
    Евгений Баранов офлайн
    #2  12 июля 2012 в 23:31

    Да, охотничья орнитология будет полезна и охотникам по перу (самой массовой и доступной) если не будет способствовать росту популяций охотничьих птиц и не станет значительно зажимать саму охоту. Но вот кому точно она не нужна , так это чушкарям, захватившим все хозяйства и кабинеты в инспекциях... Не дай Бог, какой - нибудь натуралист с высшим образованием научно докажет вред для боровой дичи, наносимый расплодившимися кабанами!

    Ответить
  • -2
    Евгений Баранов офлайн
    #3  12 июля 2012 в 23:35

    Извините, ошибся в первом предложении: конечно же, охотничья орнитология БУДЕТ СПОСОБСТВОВАТЬ РОСТУ ПОПУЛЯЦИЙ охотничьих птиц, потому как нельзя иначе.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑