Надо думать. хорошо думать

Фото автора Фото автора

В 2010 году состоялась передача всех федеральных полномочий в сфере охраны и использования охотничьих ресурсов (за исключением нормативного правового регулирования и обеспечения охраны и использования животных, обитающих на особо охраняемых природных территориях федерального значения) субъектам Российской Федерации. Но одной передачи оказалось мало. Данное действие требует перестройки самой системы.

Когда контроль за состоянием здоровья и домашних и диких животных осуществлял Россельхознадзор, опасные для здоровья человека и животных эпизоотии выявлялись на ранней стадии, а принимаемые меры в какой-то степени позволяли достаточно оперативно локализовать возникающие очаги заболевания и проводить профилактические мероприятия на прилегающих территориях.

После передачи полномочий Министерству природных ресурсов России и Росприроднадзору ситуация изменилась в худшую сторону. Сведения о состоянии здоровья диких животных, распространении среди них опасных заболеваний перестали поступать в Россельхознадзор.

Соответственно прервалась связь: охотничье хозяйство – эпидемиологическая безопасность – сельское хозяйство. Факты гибели диких животных от заболеваний стали выявляться случайно, большей частью по обращениям граждан, не имеющих отношения ни к охотничьему хозяйству, ни к государственным структурам.

Согласно имеющейся у меня статистике, распространение африканской чумы свиней в домашнем животноводстве прогрессирует: с 4 пораженных заболеванием регионов в 2008 году до 14 регионов в 2011-м. В противоположность статистике ветеринарного надзора в свиноводстве ситуация с распространением африканской чумы свиней среди диких кабанов, по сведениям охотничьих структур, в субъектах РФ наоборот уменьшается.

Количество природных очагов АЧС снизилось: с 7 в 2009 году до 6 в 2011-м. А по данным на март сего года, очаги АЧС присутствуют только в трех субъектах Российской Федерации. А вот по данным Россельхознадзора, общее число неблагополучных (инфицированных АЧС) субъектов Российской Федерации на сегодня 24.

Как такое возможно, мне непонятно.

Приведу пример по Тверской области. В мае 2011 года, в Калининском районе, после обнаружения незаконного захоронения трупов домашних свиней, инфицированных вирусом АЧС, Россельхознадзор получил положительные результаты исследования пат-материалов от диких кабанов в четырех районах: Калининском, Торжокском, Вышневолоцком и Бологовском.

Однако меры (увеличение лимита добычи кабанов) были приняты администрацией области только через три месяца, да и ситуация с падежом кабанов в угодьях области осталась достоверно неизвестной.

По анонимному опросу охотничьих хозяйств в указанных четырех районах области падеж кабанов к декабрю 2011 года составил несколько сот особей, а объявление чрезвычайной ситуации в области и решение о депопуляции кабанов принято было только в марте 2012 года. Трупы кабанов, погибших от заболеваний, не уничтожались, что еще больше способствовало дальнейшему распространению эпизоотии.

Интересен и вот какой факт: с момента передачи полномочий численность всех видов диких копытных животных статистически (на бумаге) выросла в среднем на 40% с 2010 года и продолжает расти. В отдельных регионах, по опросным сведениям и экспертной оценке, численность диких копытных завышена от 2 до 5 раз по различным видам животных: Приморский край, Республика Бурятия, Иркутская область, Свердловская область, Республика Дагестан, Карачаево-Черкесская Республика, Тверская область, Республика Карелия.

В результате возникает катастрофический перепромысел! На грань полного уничтожения поставлено несколько видов охотничьих животных: сайгак, кавказский благородный олень, лесной подвид северного оленя. Очень близко к грани исчезновения подошли еще три вида: серна, европейская косуля и кабарга.
Факты отсутствия контроля можно долго перечислять.

Налаженный Россельхознадзором контроль за добычей соболя (выдача ветеринарных свидетельств на вывозимые с мест добывания и реализуемые на аукционах шкурки соболя) после передачи соответствующих функций прекратился.

В результате на международных аукционах в Санкт-Петербурге и Копенгагене реализуется в 2,5 раза больше шкурок соболя, чем утверждено лимитом добычи. А сколько шкурок оседает на внутреннем рынке или уходит на «черный», вообще неизвестно. Думаю, лимит добычи превышен в 7–8 раз, поскольку на аукционы принимаются шкурки только первого сорта, без дефекта, а это, как правило, треть всего добываемого соболя. При этом численность соболя, по сведениям субъектов РФ и МПР, также продолжает расти.

И при этом МПР ликвидирует единственное в РФ подведомственное государственное бюджетное учреждение «Центрохотконтроль», специализированное на учете охотничьих ресурсов и реализации мероприятий по воспроизводству и расселению диких животных. Функции переданы научно-исследовательскому институту, цели и задачи которого далеки от практических мероприятий.

Фактически взаимодействие органов исполнительной власти субъектов РФ в области охраны и использования охотничьих ресурсов, ветеринарных служб с федеральными органами исполнительной власти, налаженное МСХ и Россельхознадзором, разрушено. Контроль за исполнением переданных полномочий в области охоты и эпидемиологического благополучия охотничьих ресурсов отсутствует. Предоставляемые статистические сведения по численности диких животных и состоянию их здоровья недостоверны.

А ведь в связи со вступлением Российской Федерации во Всемирную торговую организацию (ВТО) обеспечение гарантий эпидемиологического благополучия регионов, поставляющих продукцию питания и продукцию охоты, являются международными обязательствами России.

Немало есть сведений, что на особо охраняемых природных территориях, являющих природными резерватами биологического разнообразия, проводится регулирование численности животных путем отстрела, что является серьезным экологическим преступлением и способствует развитию чиновничьей коррупции. Сеть охотничьих заказников федерального значения и опытных охотничьих хозяйств после зачистки ресурсов в целях регулирования численности ликвидирована.

Документы по нормативному правовому обеспечению в сфере охраны и использования охотничьих ресурсов, произведенные МПР за два года исполнения полномочий, по безграмотности и цинизму применительно к использованию охотничьих ресурсов не имеют равных в мире (см. анализ в публикации журнала «ЭКОС» за 2011 год. – Е.Г.).

Есть и другие «неприятные» факты. Из-за отсутствия инвестиций в охотничье хозяйство происходит отток квалифицированных кадров из сектора хозяйственной деятельности, падает объем денежных масс, действующих в сфере охраны и использования охотничьих животных, уменьшается количество рабочих мест.

Даже приблизительно не представляется возможным рассчитать предстоящее увеличение затрат бюджетов всех уровней на мониторинговые исследования, карантирование и дезобработку, а также приобретение лекарственных препаратов и вакцинацию диких и домашних животных от различных заболеваний, получивших широкое распространение.

Например, с 2007 года по настоящее время при ликвидации очагов АЧС уничтожено около 440 тысяч голов свиней, только на компенсации отчужденных животных из субъектовых бюджетов выплачено более 1,3 млрд рублей.

Учитывая комплексность создавшихся проблем, необходимо в кратчайшие сроки принять решение.

А вот что делать – создавать новую структуру или реанимировать ранее успешно действовавшую – надо думать. Хорошо думать…

Елена Горбунова 19 июня 2012 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑