Невымышленная история

Всю дорогу мокрый снег швырял хлопья в лобовое стекло. Щетки уже не справлялись. Вокруг образовались наледи, которые не таяли. В результате все походило на ледяную амбразуру, через которую просматривались грязные колеи дороги и габаритные огни редких машин. Когда я доехал до места, уже рассвело и снегопад прекратился.

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

ФОТО SHUTTERSTOCK.COM

Встречались мы у леса. Егеря приехали на неизменном бортовом УАЗе. Александр и Виктор — старые друзья. Им уже под шестьдесят, а в загон ходят не хуже молодых. Не ленятся и обрезают качественно. Мы, стоящие на номерах, проходя по несколько километров по лесным дорогам и просекам, меняя лесные кварталы, под конец дня выматываемся в хлам. А они, гоняя непослушного зверя через заснеженный да заваленный лес, проходят в несколько раз больше, но остаются бодрыми, словно все время отсиживались в железной кабине своего военного внедорожника…

Александр долго жил на Дальнем Востоке, недалеко от Арсеньева, в предгорье Сихотэ-Алиня, у реки Уссури. Много лет работал охотоведом. В те времена уссурийский тигр еще не был занесен в Красную книгу и обитал по соседству, иногда настолько близко, что это соседство читалось в следах, оставленных на берегу реки или во дворе у опустевшей собачьей будки. Охота в тех местах была обычным делом. Подростки знали, как обращаться с оружием, и могли похвастать первой добычей, будучи ростом с двустволку, а порой и ниже.

Как-то раз, получив законную лицензию на отстрел одного кабана, Александр отправился на вышку, построенную им у подножия сопки. В надежде, что зверь засветло выйдет на засеянную овсом поляну, устроился поудобнее на деревянной лавочке, выставил в амбразуру ствол заряженного карабина и погрузился в размышления «ни о чем», прислушиваясь к звукам лесной жизни. Позже, прокручивая в памяти произошедшее, он вспомнил, что в лесу стояла необычайная, можно сказать, смертельная тишина, но тогда он почему-то не обратил на нее никакого внимания. А ведь такая небрежность могла стоить охотнику жизни.

В ожидании летний вечер казался длиннее длинного. Когда солнце опустилось за сопку и легкая сумеречная тень пробежала по верхушкам деревьев, едва слышно надломилась сушинка в лесу. Этот тихий звук разрушил непробиваемую тишину. Александр приготовился. На посевы вышел секач. Вышел без опаски, даже по-хозяйски, и начал кормиться.

Выжидая, когда зверь повернется боком и подставит себя под выстрел, охотник терпеливо вел его под прицелом. Выстрелить надо было один раз и наверняка. Что ж, привычное дело! Однако кабан не спешил, стоял задом к вышке и громко жевал. Видимо, проспав где-то весь день, он оголодал и теперь без остановки работал челюстями.

Когда он все-таки развернулся как надо, Александр, прокрутив в голове короткий клип с падающей на бок свиньей, положил палец на вытертый до блеска крючок. Оставалось лишь потянуть легонько, но вдруг ближайшие кусты раздвинулись, словно театральный занавес, и из кустов вылетел тигр.

Он был таких размеров, что секач казался отъевшейся полевой мышью перед котом. Все произошло настолько стремительно и неожиданно, что Александр пришел в себя, только когда тигр оттащил от кормушки задавленного кабана и принялся выдирать из туши куски горячего мяса. «Если я не слышал и не видел, как подошел тигр, — рассуждал Александр, — значит, он находился здесь давно, еще до моего прихода. И, однозначно, поджидал свинью (к счастью, не меня!).

Выходит, в засидке мы сидели вдвоем. Но кот оказался проворней и быстрей меня, а значит, секач — это по праву его добыча». Александр долго не мог унять дрожь. А тигр тем временем, поедая кабана, злобно поглядывал на вышку. Он, конечно, знал о присутствии охотника и теперь демонстрировал свое превосходство над ним, тем самым предостерегая от глупостей.

Стемнело. С едва различимого края поляны все еще доносились звуки трапезы. Покидать вышку Александр не решился и остался ночевать на трехметровой высоте.

В обнимку с карабином, вздрагивая от каждого шороха, прислушиваясь и приглядываясь, Александр провел самую страшную ночь в своей жизни. Под утро — благо летние ночи коротки и теплы — он устал бояться и спустился на землю. Взошедшее солнце освещало поляну, на которой не было ни тигра, ни кабана. Птицы громко встречали новый день в тайге.

Ринат Зайнетдинов 6 февраля 2016 в 18:28






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Сергей офлайн
    #1  7 февраля 2016 в 07:22

    Рассказ на потребу дня.
    Именно так он мною воспринят. Об правдивости может судить только тот, кто знает тигра и тех времён и этих.
    Тогда тигр знал, что его ждёт при встрече с охотником, а теперь наоборот.

    Ответить
  • 2
    Филипп Стогов офлайн
    #2  7 февраля 2016 в 11:11
    Сергей
    Рассказ на потребу дня.
    Именно так он мною воспринят. Об правдивости может судить только тот, кто знает тигра и тех времён и этих.
    Тогда тигр знал, что его ждёт при встрече с охотником, а теперь наоборот.

    "Взошедшее солнце освещало полянку, на которой не было ни тигра, ни кабана".
    Тигры какие были в те времена, даже копыто не оставил. Пожрал, нагло так, но все за собой прибрал. Теперь таких нет. Его от задавленного кабана отогнали, палят ему в след, а он, сука-зверюга обнаглевшая, так еще и нападает.

    Ответить

Принимать участие в голосовании могут только зарегистрированные пользователи. Авторизоваться / зарегистрироваться











наверх ↑