Заметки Астраханского охотника

Все в природе окрасилось в блеклые тона. То и дело голубизна неба сменяется хмурой, плотной пеленой облаков. Отполыхавшие багрянцем ясени словно стесняются своей наготы. Ветер играет опавшей листвой, сбивая ее в затишках в рыхлые кучи. Лишь в лоховниках среди побуревших, скрученных и высохших листьев заметно оживление снующих в поисках ягод дроздов-рябинников.

 фото: Fotolia.com 

 фото: Fotolia.com 

И сейчас, когда по утрам трава покрывается инеем и на календаре декабрь, я просматриваю свой дневник и вспоминаю минувший охотничий сезон. Лежит передо мной сезонная путевка, которую скоро надо сдать для отчета.

Правда, сезон охоты продлен до 16 декабря, но по холоду сидеть на ветру уже не тянет. Угодья государственного резервного охотничьего фонда Камызякского района Астраханской области, где я ежегодно охочусь, известны в мельчайших подробностях.

Все выезды проходили в одно и то же место, где проток Болдушка (один из многочисленных протоков дельты Волги) впадает в уютный мелководный култук, разделенный узенькой, заросшей рогозом проточкой, шириной не более двух метров, на два плеса – Большой и Малый. Последний зарос чилимом (водяным орехом) и является осенним пристанищем гусей.

На Большом плесе, среди открытого водного пространства, где сквозь прозрачную воду просматриваются заросли рдеста, урути, хары, а на поверхности плавают островки сальвинии – водяного папоротника – излюбленное кормовое место утиных стаек, и утка здесь только речная – кряква, серая, реже шилохвость и чирки.

Вот уж есть, где посидеть с подсадной уткой, охоту с которой я люблю больше всех. Иногда мне приходилось слышать, особенно от столичных охотников, несколько ироническое: «Так вы утятник?» А где, простите, охотиться астраханцу, не имеющему собаки и лишенному возможности бродить по рощам в поисках вальдшнепиных высыпок.

Конечно, все стремления обращены в дельту Волги. На открытых мелководьях, особенно в позднеосеннюю пору, скапливаются тысячные стаи красноголового и красноносого нырков, хохлатой чернети.

Знаю, что при определенных обстоятельствах охота там может быть очень результативна. Пример – поездка сына со своим другом на просторы Белинского банка,  где они за день из-под чучел взяли около двух десятков нырков. Но ехать туда далековато. Я-то по-стариковски на лодке еду от кордона заповедника, где работаю многие годы, за 13 км по заповедной территории, по Болдушке с обязательно зачехленным ружьем и попадаю в угодья ГРОФ, о которых упоминал выше. Да и утки, мои помощницы, как правило, обеспечивают мне хорошую охоту.

С подсадными мы с сыном охотимся не один десяток лет только осенью (весенняя охота в Астраханской области запрещена с 1965 года). Правда, иногда приходится и лысух стрелять на шулюм, ведь раз на раз не приходится. Но статистика порой бывает красноречивее всех описаний. Да, совсем забыл. В этом году были изменены нормы добычи. Если раньше охотник мог добыть 10 голов за выезд, независимо от его продолжительности, то в 2007 году разрешалось добыть 10 голов за день охоты. Таким образом, охотясь в субботу и воскресенье, охотник имел право добыть 20 голов. Но это, как повезет.

Открытие сезона состоялось 15 сентября с утренней зари. Вечером 14-го мы с Алексеем были на месте. Взятые 3 подсадные (старая и 2 молоденьких, выводка этого года) вечером покупались, поели сальвинии и несколько освоились. Молодые поначалу недовольно дергались на шнурках, били крыльями и нервничали. Понятно, привезли неизвестно куда да еще и на шнурок привязали. Оговорюсь: утки у меня живут свободно на речке, на ночь приходят в вольеру. Незадолго до начала сезона в одну из ночей в вольеру, построенную на берегу с выходом на воду, забралась норка, и из своего стада я недосчитался пяти, причем одна из уток была с прекрасным голосом.

Ночь прохладная, но несмотря на это, ночуя в пологе, установленном на шлюпке, спать пришлось под неумолчный аккомпанемент комариных полчищ. Утром пришлось применять репелленты. На Большой плес на «Ветерке» сквозь заросли рогоза пробиться не смогли. На Малом плесе уток было не так уж много, но наши помощницы (молодые скоро освоились) устроили такой концерт, что мы к обеду имели около десятка добытых крякв и даже одну шилохвость. Вечер и утро принесли похожие результаты, и пока не наступила жара, мы подались на кордон, имея в активе 27 уток и одного гуся, взятого Алексеем. Замечу, что в одном куласе вдвоем с сыном становится уже неинтересно. Реакция в мои 75 стала совсем другой. Если прежде, в молодости, толкаясь на куласе или долбленке, при подъеме утки успевал схватить ружье, лежащее в ногах и догнать птицу выстрелом, то сейчас, сидя рядом с сыном, не успевал еще прицелиться, как после его выстрела птица падала, а мне доставалось при случае добить подранка.

Следующий выезд состоялся через неделю, сын был занят, и я поехал с его другом Андреем, начинающим охотником. Уступив подсадных гостю, сам довольствовался чучелами. Результат – 2 чирка за день. Но в этот день был такой ураганный ветер, что птица почти не летала, а высокий тростник буквально ложился под его напором. Толкаться на куласе было просто невозможно.

Далее следовали 2 выезда, аналогичные первому. Но затем был запоминающийся вечер, когда перед самой темнотой на чилим повалил гусь. В пределах выстрела на нас с сыном, стоявших почти рядом, гуси налетали 6 раз. Вот где бы пригодился автомат! Но, увы. Алексей сбил четырех, причем одного их них мне пришлось добивать. Я же сам сбил одного крупного серого гуся и, к сожалению, двух подранил. Было очень обидно смотреть, как после моего дуплета гусь, опустив обе лапы (верный признак попадания), скрылся за тростниковой стенкой.

Последний мой выезд состоялся 15 октября. Я был один с двумя подсадными. Хорошо летела серая утка. В итоге – за вечер и утро взято 10 голов (2 кряквы и 8 серых уток). Всего за 6 выездов моя добыча составила: гусь – 1, крякв – 16, серых уток – 19, чирков – 6, лысух – 4. Всего 46 голов. Не так уж и много, но ведь не за мясом же ездим. Чего только стоит послушать в тишине ночи пролетающих невидимых больших выпей. Середина октября – пик их пролета. Или когда стая лебедей-кликунов, словно прощаясь, посылает тебе с высоты мелодичные голоса. Бекасы сбиваются в небольшие стайки и кормятся по сплавинам тростника. В этом году, как никогда, много пеликанов. Поднимаясь в воздух, они подолгу кружат, словно древние птеродактили.

Были в этом году и курьезы. Подлетевший низом из-за тростниковой стенки орлан-белохвост спикировал на подсадную, забившуюся в истерике. Вскочив с криком, я попытался отогнать хищника. Воспользовавшись его замешательством, утка нырнула, а орлан... схватил выставленное неподалеку резиновое чучело, понес его. Пришлось напугать его выстрелом в воздух, после чего он чучело бросил, оно шлепнулось в воду. На спине резиновой утки остались глубокие следы когтей.

Сейчас, когда я пишу эти строки, Алексей с друзьями на кабаньей загонной охоте. Вчера он позвонил и сообщил о выезде. Но мне по камышам бегать уже не под силу. Я пожелал ему удачи.

Дмитрий Бондарев 18 января 2016 в 11:30






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • 0
    Николай Федоров офлайн
    #1  19 января 2016 в 11:43

    Впечатляет. Только у Остапа Вишни читал про такое. Хотя о дельте Волги и тамошние места слышал много.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований










наверх ↑