Гусиные охоты

Одна из самых интересных и трудных охот – это осенняя охота на гусей.

 

Сергею приходилось много раз охотиться на Каспии в это время. В первое время не раз случалось, что целишь в одного гуся, а из стаи выпадает другой. Но еще обиднее было, когда как-то на рассвете мимо медленно тянула поднявшаяся стая из десятка птиц. Они шли метрах в двадцати пяти-тридцати от охотника на высоте около пяти метров над гладью Кизлярского залива.

Пропустив вожака, Сергей выцелил третьего за ним гуся, но, видимо, волнение от неожиданно появившихся и летящих молча гусей дало о себе знать. Поэтому после не очень подготовленного выстрела стая начала резко набирать высоту, не потеряв ни одной птицы. Но вот второй выстрел, нацеленный несколько впереди левого крыла клина, дал неожиданный результат: выпали сразу два битые намертво гуся.

УТРО В КИЗЛЯРСКОМ ЗАЛИВЕ

В одну из первых охот на перелетную дичь на том же Кизлярском заливе Сергей однажды заявил двум своим напарникам, ночевавшим в помещении дебаркадера, отведенном под охотничью береговую базу, что он пойдет на своем куласе по протоке среди камышей до выхода на открытую воду и там заночует, подкарауливая возможные пролетные стаи гусей. Дело в том, что один из его товарищей по утрам долго просыпался и они выбирались на утреннюю зорьку поздновато, когда уже становилось достаточно светло и запоздалые гуси летели высоко.

Ранним же утром стаи шли гораздо ближе к воде и их было очень много, так что можно было рассчитывать на близкий пролет гусей в пределах досягаемости ружейного выстрела. Сергей с вечера занял облюбованную позицию, попил чаю из термоса и, забравшись в теплый ватный спальный мешок, не раздеваясь, заснул. Во избежание намокания от росы или дождя весь кулас он прикрыл брезентовой накидкой. Ночью охотник несколько раз просыпался от холода, поворачиваясь с боку на бок для согревания. Будил его также и какой-то скрип, но он продолжал засыпать, не пытаясь выяснить источник неожиданно появившегося среди ночи скрипа.

Около пяти утра он открыл глаза и решил занять огневую позицию, выбравшись из спальника. К своему удивлению, он обнаружил, что кулас засыпан снегом, весь залив замерз, а кулас вмерз в довольно толстый лед, по которому можно было ходить. Рядом с ним в камыше у куласа сидела цапля, издававшая скрип. Очевидно, она прилетела ночью и села поближе к человеку, излучавшему так нужное ей тепло.

Сергей сквозь сон не раз слышал перекличку гусей. Скорее всего немало стай уже пролетело рядом, но вот опять послышался гусиный гогот. Охотник быстро изготовился и лёг на кулас, пропуская налетевшую стаю над собой. До гусей было метров сорок пять. Он выстрелил, целя в одного из левого крыла клина, но выпал другой гусь и, сильно ударившись о лед, остался лежать на месте.

Второй выстрел не было смысла делать, так как можно было бы получить только подранка из-за увеличившегося расстояния до клина. Но Сергей был рад и одному. Не зря он мерз ночью! Через пару часов, добыв нескольких уток (собирать их было одно удовольствие, поскольку подходить к сбитой дичи можно было пешком, да и подранкам не удавалось спрятаться в камышах), он услышал гусиные крики, раздававшиеся где-то совсем близко.

Сергей начал крутить головой, но птиц не было видно, а звуки продолжали греметь где-то рядом. Солнце слепило глаза, когда он, наконец, заметил, что гуси прошли над самой головой, удаляясь в сторону открытого залива. Стрелять было далеко, но через минуту он увидел, что оба гуся вдруг сложили крылья и начали падать. Только через несколько секунд донёсся звук чьего-то выстрела.

Оказалось, что один из охотников, как и Сергей, заночевал на воде, но поближе него к открытой воде метров на пятьсот. Выстрел охотника был на редкость удачен. Со слов удачного охотника следовало, что он бил гусей, когда они, находясь один над другим, пролетали над головой стрелка на высоте метров пятидесяти. Солнце слепило гусей и потому они не видели человека.

СЛУЧАЙ НА ВОЛОГОДЧИНЕ

Очередной забавный эпизод случился с Сергеем при выезде в Вологодскую область. После двух дней удачной охоты на уток, утром он обнаружил, что у него на ружье немецкого производства вывинтилась и где-то потерялась мушка. Казалось бы, охота для него закончилась. Но Сергей помнил примерные размеры высокой мушки и вставил в опустевшее отверстие тонкий сучок.

Пристрелка ружья по мишени из газеты показала, что высота сучка выбрана верно. В дальнейшем с помощью новой мушки Сергею удалось добыть пару чирков, крякаша и даже гуся. О последнем расскажем поподробнее. Трое охотников видели, что огромная, многотысячная стая гусей расположилась днем на скошенных полях, отгороженных от шоссейной дороги еловой и сосновой изгородью.

Они остановили машину за этой живой изгородью и подобрались к птицам, наблюдая из биноклей, но ближайшие стайки гусей располагались не ближе сотни метров от этих деревьев. В двух местах между деревьями были просветы для въезда на поле сельхозмашин. Охотники решили вначале подъехать к гусям со стороны дороги, идущей к полям от близко расположенного городка.

Они поехали прямо на гусей, десятки, а то и сотни которых начали посматривать на движущуюся машину, не очень ее пугаясь. Когда до ближайших птиц оставалось метров семьдесят, часть птиц стала улетать. Охотники выскочили из машины и начали стрелять по взлетавшим гусям, но расстояние оказалось большим и масса гусей переместилась на несколько сотен метров дальше без потерь.

Тогда охотники решили использовать следующий вариант: один из них со своей лайкой и с испортившимся затвором ружья пошел по полю на гусей, второй встал в просвет между заградительными деревьями, поскольку видно было, что гусиные стайки прилетали и улетали примерно рядом с тем местом, а третий, Сергей, отправился на самый дальний конец поля, где гуси уже не сидели.

Он нашел там посреди поля какой-то поросший кустами окопчик и залег в нем, надеясь, что некоторые испуганные собакой стаи могут полететь и в его сторону. Задуманное получилось. По закону подлости, основная масса поднятых гусей стала кружить вокруг охотника с неисправным ружьем. По его словам, летали они вначале достаточно низко, что вполне позволило бы добыть несколько птиц.

Часть стаек полетела рядом с охотником, засевшим у деревьев. Но он в волнении забыл снять ружье с предохранителя, когда низко над ним прошли две стайки гусей. Пока он ставил предохранитель на место, гуси пролетели за деревья, которые мешали прицельной стрельбе.

В результате после его неудачного выстрела остальные гуси стали пролетать далеко от него и часть их направилась к Сергею. Тот прицелился, заменив перед тем сломавшийся сучок на новый, и дал дуплет по летевшей ближе всех к нему, этак метрах в сорока, тройке гусей. Один гусь вывалился и бездыханный грохнулся на поле. Вот так охотничья смекалка позволила выйти из непростой ситуации, связанной с потерей штатной мушки.

МАРШАЛ-СНАЙПЕР

Завершая гусиную тему, стоит рассказать о том, как охотился на гусей советский маршал К. Москаленко при инспекции военного гарнизона Новой Земли. Местные офицеры помещали маршала в окопчик на склоне сопки, через которую регулярно пролетали гуси. Маршал стрелял в подлетающие стаи и каждый раз после его дуплетов на землю падали от четырех до шести птиц. Радости К. Москаленко не было предела, и после каждой охоты он назидательно говорил молодым офицерам: «Вот как надо стрелять! Учитесь у опытных охотников!»

Ему и невдомек было, что на другом склоне сопки залегали два-три охотника. Они стреляли по той же стае гусей, что и маршал, но сразу же за его выстрелом. Так что звуки всех выстрелов сливались почти в один. Поведал мне эту историю один военврач, служивший в ту пору на Новой Земле в чине майора медслужбы, а в Москве в 80-е годы он уже был полковником в должности начальника хирургического отделения военно-морского госпиталя в Купавне.

В Вологодской области довольно распространена охота на пролетающих или подлетающих гусей, когда охотники размещаются посреди поля, ранее облюбованного гусями для отдыха. В этом случае в земле вырывается небольшой окопчик, куда помещается охотник, прикрываясь как следует пучками соломы из соседних стогов. Гуси прилетают к вечеру и тут важно заранее их не спугнуть каким-либо движением или своими принадлежностями.

Даже если гуси и заметят опасность, то это происходит уже после того, как они снизятся для контрольного пролета над местом своего предполагаемого отдыха. А уж если птицы сели, ничего не заметив, то иногда выстрел по головам плотной стаи позволяет взять сразу нескольких гусей.

Знание повадок диких птиц позволяет повысить эффективность охоты на них.

Олег Крымцев 19 ноября 2014 в 00:00






Оставьте ваш комментарий

Оставлять свои отзывы и комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Вы можете авторизоваться используя свой аккаунт на нашем сайте, а так же войти с помощью вашего аккаунта во "Вконтакте" или на "Facebook".

  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #1  19 ноября 2014 в 00:44

    Первый эпизод (охота на Каспии) напомнил мне английскую притчу:
    "Сэр, стреляет по веренице гусей, после выстрела гусь, летящий последним падает.
    - Отличный выстрел, сэр. Говорит слуга.
    - Отвратительный, я целился в первого".
    Удивила цапля,видать, ревматоидная, мало того, что со скрипом, так еще и к человеку греться "липнет". Про стрельбу маршала с суфлерами" где-то уже писалось, ну а "огневая позиция", да стрельба наобум по "головам скученной стаи" - это в копилку "зеленых", сейчас под зиму они может быть и промолчат, а к весне "выплеснут", хотя бы для того, чтобы сорвать охоту "стефановичам" и иже с ними, которые основательно к такой охоте подходят, а значит и урон от них ощутимее.

    Ответить
  • -2
    анатолий евменов офлайн
    #2  19 ноября 2014 в 20:49

    Зря он и сучки вставлял вместо мушки.Я мушку умышленно выкрутил и охочусь так уже много лет,стреляю по планке, и не надо думать, высокую мушку оставлять или маленькую.

    Ответить
  • -2
    олег крымцев офлайн
    #3  20 ноября 2014 в 11:21

    Хотел бы ответить Филиппу. Во-первых, эта статья была опубликована в РОГ несколько лет назад.
    Во-вторых, не думаю, что только у меня так получалось, что целю в одного гуся, а сбиваю другого. Тем
    более, что то был мой первый опыт стрельбы по гусям, которые , казалось, летят медленнее, чем на са-
    мом деле. Что касается цапли, то ирония не уместна. Я уж не стал тогда приводить пример той морозной
    ночи относительно скворцов. Когда я вернулся на дебаркадер часам к 9 утра, все ступеньки двух лестн-
    ниц, ведущих к жилым помещениям, крыша с вентиляционными трубами были покрыты сотнями замёрз-
    ших птиц, тесно прижимавшихся друг к другу. Они пытались согреться на участках тепла, излучаемого
    от тех или иных участков дебаркадера. Картина гибели ужасала. Вышедшие егеря принялись собирать
    бедняг скворцов.
    Ну, а что касается мушки, я не стал проверять, насколько точны попадания без неё. Всё же с ней как-то
    надёжнее.

    Ответить
  • -2
    олег крымцев офлайн
    #4  20 ноября 2014 в 11:30
    Филипп Стогов
    Первый эпизод (охота на Каспии) напомнил мне английскую притчу:
    "Сэр, стреляет по веренице гусей, после выстрела гусь, летящий последним падает.
    - Отличный выстрел, сэр. Говорит слуга.
    - Отвратительный, я целился в первого".
    Удивила цапля,видать, ревматоидная, мало того, что со скрипом, так еще и к человеку греться "липнет". Про стрельбу маршала с суфлерами" где-то уже писалось, ну а "огневая позиция", да стрельба наобум по "головам скученной стаи" - это в копилку "зеленых", сейчас под зиму они может быть и промолчат, а к весне "выплеснут", хотя бы для того, чтобы сорвать охоту "стефановичам" и иже с ними, которые основательно к такой охоте подходят, а значит и урон от них ощутимее.

    Что касается "зелёных", то они могут радоваться, т.к. при отсутствии какого-либо внимания региональных властей сельское
    хозяйство в Устюжанском районе разваливается на глазах и уже
    два года гуси перестали летать прежними путями, т.к. им негде там кормиться: поля перестали засеиваться зерновыми и активно зарастают хвойным лесом и березняком. Не понимаю молчания тех
    "думцев", которые раньше регулярно приезжали в те места поохоти-
    ться на гусей. В результате всех остальных охотников первые два
    дня не пускали в самые благодатные места. Затем я несколько раз
    находил там среди засидок из копёнок по несколько десятков итальянских гильз

    Ответить
  • -2
    Филипп Стогов офлайн
    #5  20 ноября 2014 в 11:32
    олег крымцев
    Хотел бы ответить Филиппу. Во-первых, эта статья была опубликована в РОГ несколько лет назад.
    Во-вторых, не думаю, что только у меня так получалось, что целю в одного гуся, а сбиваю другого. Тем
    более, что то был мой первый опыт стрельбы по гусям, которые , казалось, летят медленнее, чем на са-
    мом деле. Что касается цапли, то ирония не уместна. Я уж не стал тогда приводить пример той морозной
    ночи относительно скворцов. Когда я вернулся на дебаркадер часам к 9 утра, все ступеньки двух лестн-
    ниц, ведущих к жилым помещениям, крыша с вентиляционными трубами были покрыты сотнями замёрз-
    ших птиц, тесно прижимавшихся друг к другу. Они пытались согреться на участках тепла, излучаемого
    от тех или иных участков дебаркадера. Картина гибели ужасала. Вышедшие егеря принялись собирать
    бедняг скворцов.
    Ну, а что касается мушки, я не стал проверять, насколько точны попадания без неё. Всё же с ней как-то
    надёжнее.

    Естественно, что у многих, вот я притчу-то и вспомнил, но в ней упор несколько другой, сэр не стал надувать щеки, а мог, но честно признался, что выстрел отвратительный. Со скворцами, живущими рядом с человеком, все понятно, но цапля птица осторожная, вот и удивило. Про мушку - это уже не я, но при стрельбе "в лет" на нее порой и не смотришь, все по прицельной планке.

    Ответить

Спасибо за Ваше мнение!

Архив голосований









наверх ↑